просмотров 42937

Елжан Биртанов: прекратите поливать грязью врачей

42937просмотров
Опубликовано: 12 Мая 2017 г. Автор: Алима УНГАРБАЕВА | г. Астана
Елжан Биртанов: прекратите поливать грязью врачей
Елжан БИРТАНОВ / © СЦК

С приходом нового министра здравоохранения Елжана Биртанова в главном медицинском ведомстве страны грядут большие реформы, которые коснутся всех казахстанцев. Одним из самых важных и масштабных проектов станет медицинское страхование. Об этом и многом другом нашей газете рассказал глава Минздрава, доктор медицинских наук Елжан Биртанов.

– Елжан Амантаевич, в последние месяцы идет активное обсуждение внедрения обязательного медицинского страхования, изменений системы финансирования здравоохранения и правил предоставления медпомощи.

– Вы правы. Для нас внедрение медицинского страхования – это основной приоритет на сегодня. Причем оно должно стать приоритетом не только для министерств, но и для местных исполнительных органов, средств массовой информации, ответственных родителей и так далее. Потому что вопрос солидарности является здесь ключевым.

– Но ведь медицинская помощь казахстанцам предоставляется и сейчас в рамках ее гарантированного объема. В чем принципиальная разница?

– Сейчас действует система, при которой вы платите подоходный налог или социальный налог, а затем из этих денег оплачиваются затраты гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. Минус этой системы кроется в отсутствии ответственности за расходование средств и конечный результат. Кроме того, действующая система имеет значительные пробелы в сфере регистрации пациентов.

В системе обязательного социального медицинского страхования эти недочеты устранены. Фонд ОСМС, застраховав вас лично, несет персональную юридическую ответственность – как организация перед своим клиентом.

Вспомните: в начале и в середине 90-х ситуация в нашем здравоохранении была без преувеличений страшная. Я тогда работал медбратом, затем врачом и на своем опыте ощутил, что это такое, когда ты не можешь полноценно и качественно оказывать помощь пациентам из-за того, что нет нужных лекарств и элементарных бинтов.

Затем была внедрена первая отечественная система медицинского страхования. Поначалу мы стали чувствовать улучшение с точки зрения увеличения финансирования и возможности качественно оказывать медицинскую помощь. Появилась возможность получать своевременно медикаменты, необходимые медицинские изделия. Но пошли системные сбои, связанные с тем, что собираемость взносов в фонд медицинского страхования сильно упала.

Сейчас мы живем во время большого технологического прорыва. Мировая медицина активно развивается, что, помимо всего прочего, ведет к удорожанию лекарств, оборудования и услуг. Для нас большая и сложная задача – обеспечить это развитие, чтобы казахстанская медицина в условиях ограниченности финансовых средств соответствовала мировым нормам. Поэтому мы и внедряем систему медицинского страхования.

– С учетом печального опыта прошлого некоторые казахстанцы могут с недоверием воспринять внедрение обязательного медстрахования…

– Мы готовились к этому более трех лет начиная с 2014 года. Провели работу над ошибками, привлекали лучших экспертов, проводили консультации, проанализировали мировой опыт, акцентировались на макроэкономическом прогнозе.

В последние годы для государства основной задачей являлось правильное формирование пакета бесплатных услуг, своевременный закуп лекарств и оплата услуг больниц. Но скажите, насколько это хорошо работает сейчас? Согласны ли мы оставить все это как есть? Или мы так и будем стоять на том, что уже решили в 2015 году, когда Закон о внедрении медицинского страхования был принят?

А теперь самое главное: при внедрении этой системы мы готовы взять на себя всю полноту ответственности за качество медицинских услуг через фонд медицинского страхования.

– Часто звучат жалобы на огромные очереди в государственных поликлиниках. Запись к профильному врачу – за два-три месяца. А врачи  в свою очередь говорят, что вместо пяти пациентов в день они принимают более 15 человек, отчего страдает качество медобслуживания. Ежегодно из медицинских вузов выпускается огромное количество врачей. Куда они исчезают?   

– Они уходят в частные клиники, потому что им не нравится работать в государственных больницах. Потому что их сажают в тюрьму, за что нигде в мире не сажают, – за врачебные ошибки. Поэтому они и уходят в частную медицину, где получают хорошую зарплату, где их никто не ругает зря. Вообще, поливать грязью легко, тем более что медики – легкая мишень. Но почему-то люди очень редко вспоминают, что это такое – быть врачом. Когда работа – 24 часа в сутки. Когда на тебе лежит персональная ответственность за каждую назначенную таблетку, за каждый поставленный диагноз, за каждую человеческую жизнь.

– Нередки и нарекания по поводу профессионализма врачей. Насколько это оправдано, на ваш взгляд?

– Хорошее медицинское образование стоит очень дорого. Сейчас медицинское образование мы осуществляем за счет государства. Если сравнивать с мировой практикой, то обучение врача на Западе стоит в 15–20 раз дороже, чем у нас. Конечно, мы пытаемся изменить ситуацию, но тут вопрос снова упирается в деньги – когда преподаватель медицинского вуза получает 60 тысяч тенге в месяц. А ведь он должен иметь возможность читать лучшие мировые издания, заниматься научной работой, участвовать в международных конференциях, обмениваться опытом с ведущими специалистами. И только потом преподаватель сможет читать своим студентам мощные лекции и давать передовые знания. Но все это стоит денег. Поэтому красивыми лозунгами тут не отделаться. Нужны системные меры: мы должны повысить автономию этих вузов, сделать прозрачным их управление. Соответствующий законопроект нами уже представлен. Все необходимое делается, но нужно время.

– Недавно вы заявили, что коррупция в системе здравоохранения приобретает угрожающие размеры…

– Хотел бы уточнить: я говорил о том, что коррупция имеет место среди госслужащих в сфере здравоохранения, а также среди руководителей государственных предприятий. Также есть проблема незаконного вознаграждения, которое получают рядовые сотрудники, врачи, медсестры, преподаватели медвузов. Я думаю, тут не нужно прятать голову в песок, а необходимо задуматься над вопросом, как с этим бороться. Для того чтобы врачи не брали незаконные вознаграждения, у них должна быть достойная зарплата. Считаю, не менее тысячи долларов. Вопрос заработной платы решает не Министерство здравоохранения – это компетенция руководителей клиник и компаний. Именно они имеют возможность платить своим лучшим врачам хорошую заработную плату. Мы дали возможность всем государственным клиникам перейти на формат «право хозяйственного ведения».

Если мы хотим повысить зарплату врачам в два раза, нам дополнительно потребуется около 500 млрд тенге из республиканского бюджета. Поэтому нужно оптимизировать расходы и перестать тратить деньги на то, на что можно не тратить. А это порядка 15% административных расходов, которые можно сократить за счет правильных действий акимов. Если бы они действительно всерьез занялись бы этим вопросом, то могли бы оптимизировать затраты своих клиник как минимум до 15%. И перенаправить эти деньги на зарплату, что дало бы ее повышение на 60–70%.

Наша реформа направлена на то, чтобы поднять уровень заработной платы врачей. Без этого нет смысла. Средняя зарплата врача составляет 120 тысяч тенге. Вы готовы работать за такие деньги? И нести при этом персональные риски за то, что пациент может подать на вас в суд, если он будет не удовлетворен результатами лечения. При этом я ни в коей мере не хочу выгораживать своих коллег, которые должны серьезно заниматься своим профессиональным ростом. Уж коль назвался врачом, должен обеспечить качественное лечение.

– Ежегодно казахстанцы тратят миллионы на лечение онкологических заболеваний за рубежом. Появится ли какая-то альтернатива в этом плане?

– Есть ряд проектов, в том числе южнокорейских, по созданию в Казахстане онкологических клиник. И тут у меня возникают большие вопросы к нашим онкоцентрам, которые претендуют на соответствие международным стандартам, но при этом не могут удержать пациентов. Мы направляем свои усилия на государственные онкологические центры. Да, пока по онкологии, к сожалению, у нас показатели не самые лучшие, поэтому мы разрабатываем соответствующие меры, чтобы изменить ситуацию.

Планируется строительство Национального онкологического центра в Астане – на базе «Назарбаев Университета». Это будет самый передовой онкологический центр в Центрально-Азиатском регионе. Но это требует времени. Поэтому основную возможность я вижу в том, чтобы стимулировать частные инвестиции. Но в будущем мы должны стремиться к тому, чтобы медуслуги при лечении раковых заболеваний покрывались за счет медицинского страхования.

– Ваше видение того, каким станет отечественное здравоохранение, скажем, через пять лет?

– Есть четких два блока. Во-первых, активное развитие службы общественного здравоохранения, которая будет все больше и больше вовлекать население в укрепление здоровья, профилактику болезней и развитие здорового образа жизни. Я надеюсь, что через пять лет вопросы здорового образа жизни станут гораздо более приоритетны, чем сейчас. Причем это будет не просто модное поветрие, а системная работа Министерства здравоохранения, других государственных органов, средств массовой информации, частников, неправительственных организаций и бизнеса.

Второе. Конечно, люди болеют и будут болеть. Поэтому для нас в пятилетней перспективе является важным обеспечение эффективности здравоохранения, шлифовка модели страховой медицины, доведение ее до стопроцентного охвата населения, полной функциональности, оперативности, качества, соответствия предоставляемой медицинской помощи лучшим мировым стандартам. Мы к этому стремимся. Мы над этим работаем.