просмотров 5747

Взлет или провал? – нефтяной рынок в 2017 году

5747просмотров
Опубликовано: 23 Декабря 2016 г. Автор: Беседовал Виктор САПОЖНИКОВ | г. Алматы
Взлет или провал? – нефтяной рынок в 2017 году
pixabay.com

Цены на нефть в последние месяцы показывают небольшой, но уверенный рост. Если такая тенденция сохранится, то у Казахстана будет возможность улучшить свое экономическое состояние и избежать дальнейшей рецессии. Между тем разные эксперты утверждают, что нефтяные котировки снова пойдут вниз, Трамп зальет планету дешевой американской нефтью и через несколько лет альтернативная энергетика убьет нефтяную отрасль. О ближних и дальних перспективах нефтяного рынка мы вновь говорим с заместителем генерального директора АО «Казахский институт нефти и газа» Акбаром Тукаевым.


tukaev.JPG

Акбар Тукаев

– В последний месяц мы видим устойчивый тренд роста нефтяных котировок. Как вы думаете, насколько эта тенденция устойчива и будет ли нефть и дальше расти в цене?

– Сейчас формируются хорошие предпосылки для создания устойчивой базы для нового роста нефтяных цен. Их немало, но я особо бы выделил три.

Во-первых, фундамент обвала цен в 2015 году изначально был зыбок. Судите сами, совсем недавно только ленивый не говорил, что предложение сильно опережает спрос. Между тем цифры показывают, что данное превышение в 2014 году составляло около 1%, а в 2015 году – 2%. Как минимум, очень странная взаимосвязь: превышение предложения на пару процентов приводит к почти трехкратному падению цен.

Но в любом случае в 2017 году этот фактор утратит свою силу. Естественным путем это произошло бы во втором полугодии, а за счет нового соглашения нефтеэкспортеров – уже в первом.

Во-вторых, изменились экономические и геополитические составляющие. Высшая лига нефтяного мира (с уровнем производства более 10 млн баррелей в сутки) включает только три страны: Саудовскую Аравию, Россию и США. Вольно или невольно, но Саудовская Аравия сильно подыграла обвалу цен. В итоге если пару лет назад годовой доход Эр-Рияда от экспорта нефти составлял около 280 млрд долларов, то сейчас около 100 млрд. Чем не аргумент для пересмотра своих амбиций? Сейчас в мире способны на многое и за гораздо меньшие деньги. Во всяком случае, мы наблюдаем беспрецедентно лояльное отношение к Москве и Тегерану. А вот во взаимодействии с западным миром у Саудовской Аравии есть определенная напряженность, похожая на обиду.

В-третьих, как мы с вами обсуждали еще прошлой весной, у ведущих нефтяных стран наконец-то произошло переосмысление роли информационной политики, особенно в части акцентов на биржевых игроков. Вспомнив фразу Гете «с волками жить – по-волчьи выть», нефтепроизводители активизировали словесные интервенции, более профессионально освещающие рынок.

Возьмем статистику Лондонской биржи ICE. Есть такой показатель «чистые длинные позиции» – чем он выше, тем больше вера в рост котировок. После развернутого освещения февральских переговоров России, Саудовской Аравии, Венесуэлы и Катара чистые длинные позиции по нефтяным фьючерсам и опционам впервые за длительный период превысили отметку в 200 тысяч позиций. Затем на волне новых обсуждений по заморозке и ограничению добычи в течение года этот показатель превысил и 300, и 400 тысяч позиций. И это несмотря на то, что была огромная череда публикаций аналитиков Уолл-стрит, высоколобых ученых мужей Оксфорда и т. д., категорически опровергающих возможность подписания конкретных договоренностей между странами ОПЕК и Россией.

Наплевав на такую аналитику, нефтеэкспортеры подписали беспрецедентное соглашение. Более того, нефтяные страны вошли во вкус. То, как рынок среагировал на идеи о заморозке и ограничении добычи, показывает, что ОПЕК в перспективе может изменить свое «портфолио», то есть вполне реально более тесное и эффективное взаимодействие. Считаю, что есть в этом и толика Казахстана. Еще в октябре 2015 года Узакбай Карабалин на международном форуме KAZENERGY предлагал объединить усилия ведущих нефтедобывающих государств для регулирования ценовых процессов.

o1.jpg

Фото pixabay.com

– На ваш взгляд, каких цен на «черное золото» нам ждать в 2017 году?

– Средняя цена спотовых нефтяных сделок в 2016 году составит около 44 долларов за баррель. Мы с вами летом прогнозировали 45 долларов. Попробуем предсказать и среднюю планку 2017 года.

Первый момент, который необходимо учитывать, – спрос на нефть продолжит уверенный рост. В следующем году потребление на планете достигнет уровня в 97,5 млн баррелей в сутки, т. е. с увеличением более чем на 1 млн к 2016 году и выше планки 2011 года на 8 млн баррелей в сутки.

70% мирового спроса сейчас формируют 15 государств. Ожидаю, что только три-четыре страны из них в следующем году снизят показатели нефтепереработки. Но безусловные лидеры потребления – США, Китай и вышедшая в этом году на третье место Индия – обязательно существенно прирастят потребление. К примеру, КНР наверняка достигнет отметки в 12 млн баррелей (сравним с 9 млн еще в 2011 году).

Второй момент – не все так просто в добыче нефти. Вопреки расхожему мнению, значительный рост производства отнюдь не гарантирован. В уходящем году из топ-10 мировой добычи точно снизятся показатели США, КНР, Венесуэлы. На уровне 2015 года остались показатели Канады. Мизерный рост будет у Кувейта. В топ-20 снижение показателей будет у восьми государств.

Похожая картина, но с другими ролями за счет соглашения об ограничении добычи, будет и в 2017 году. При этом прирост предложения за год будет находиться в интервале от 400 тысяч баррелей в сутки до 1 млн, что приведет к полному паритету со спросом.

Третий момент – серьезное воздействие на цены в последние годы оказывает сезонный фактор. Возможно определенное снижение спроса на нефть в январе и мае в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вместе с тем за счет более холодной зимы ожидается рост потребления энергоресурсов в Северной Америке, причем по мазуту более чем на 5%.

Можно и дальше перечислять различные факторы, включая добычу США или индекс доллара, которые придадут различные импульсы ценам. Но если кратко – среднегодовая планка составит не ниже 53 долларов за баррель.

– Будущий президент США обещает нарастить добычу нефти в стране. На ваш взгляд, насколько Америка может нарастить свою добычу и как это потенциально может отразиться на нефтяном рынке?

Трамп.jpg

Дональд Трамп. Фото Lenta.ru

– Безусловно, приход в Белый дом нового президента – очень важный элемент будущей нефтяной палитры. Еще в период предвыборной кампании обращало на себя внимание существенное различие республиканцев и демократов в вопросе энергоресурсов.

Напомню, что Клинтон выступала за соблюдение Парижского соглашения о климате, сохранение ограничений на нефтегазовые операции на определенных территориях, активную поддержку возобновляемых источников энергии и т. д. С другой стороны, Трамп, как представитель реальной экономики, предлагал более рациональные и менее политизированные подходы. К примеру, выступал за свободную конкуренцию всех видов энергоресурсов, сильно сомневался в необходимости Парижского соглашения и другое.

Если данная риторика начнет воплощаться в реальность, то сланцевая индустрия США получит весомый толчок к новому развитию. Вместе с тем не надо демонизировать нефтяную отрасль Северной Америки. Еще десять лет назад собственное производство нефти в США покрывало только треть внутреннего потребления. За 2011–2015 годы добыча в стране выросла на 5 млн баррелей в сутки, что позволило уже обеспечивать около 60% потребления. Но за 2016 год производство нефти упало на полмиллиона баррелей. При этом спрос на нефть в стране практически постоянно растет. Летом был установлен новый рекорд в потреблении бензина в США – 9,7 млн баррелей в сутки. Предыдущий рекорд (9,6 млн) датируется аж 2007 годом.

Таким образом, стремление Трампа к нефтяному самообеспечению вполне понятно. И это даст свои плоды, но только постепенно. В 2017 году прирост добычи в США ожидается на уровне 600 тысяч баррелей в сутки, т. е. только отыграет провал 2016 года. Более того, после 2020 года растущая американская добыча уже станет необходимым стабилизатором для ограничения шокирующих мировую экономику скачков нефтяных цен вверх.

– Но ведь многие ожидают стремительного взлета добычи нефти в США уже в 2017 году?

– Да, американские сланцевые компании добились солидного прогресса в себестоимости добычи – до уровня 30–40 долларов за баррель по основным сланцевым формациям. Но есть несколько факторов, ограничивающих сценарий бурного ренессанса.

Во-первых, ведущие нефтеэкспортеры мира сейчас сознательно не дают нефтяным ценам слишком быстро расти. Идет постоянный мониторинг: достигли 45 долларов за баррель – какой отклик у сланцевиков, 50 долларов, 51, 52 …

Во-вторых, подавляющее большинство сланцевых компаний находится в чрезвычайно тяжелых финансовых условиях. Около 80% получаемого денежного потока уходит на выплату процентов по кредитам. Возможности нового заемного кредитования пока ограничены.

В-третьих, из всех значимых бассейнов США наблюдается рост добычи только в формации Permian. Но это не больше четверти совокупной добычи сырой нефти в государстве. Действительно значимый прирост в США будет, только если возобновится рост добычи в формациях Eagle Ford и Bakken. Там сейчас порядка двух тысяч бездействующих скважин. Еженедельная статистика показывает, что даже при цене 50 долларов снижение фонда бездействующих скважин в данных формациях очень минимально. Это значит, что остаются сомнения в приемлемости такой цены даже при упомянутой себестоимости.

В-четвертых, число действующих буровых установок в США сейчас очень далеко от успешного 2015 года. Только нефтяных буровых установок тогда функционировало около 1,5 тысячи единиц. На середину декабря 2016 года – 510.

Конечно, уже в 2017 году ситуация будет меняться. Но слишком разгуляться американцам не дадут.

o2.jpg

Фото pixabay.com

– Многие страны намерены в ближайшие 10–20 лет снизить энергопотребление. Значит ли это, что потребление углеводородов пойдет на спад? Продолжится ли снижение инвестиций?

– Вопреки некоторому психозу в этом вопросе энергопотребление планеты еще далеко от максимума. В свою очередь текущее и будущее лидерство углеводородов в мировом энергетическом потреблении подтверждается результатами встречи мировых лидеров G7, состоявшейся в июне 2015 года. Накануне данного мероприятия некоторыми странами ОЭСР активно рассматривались варианты ускоренного перехода к низкоуглеродной экономике уже к 2050 году. Вместе с тем, трезво оценивая ситуацию, итоговая декларация G7 не устанавливает четких критериев отказа от углеводородов, а провозглашает только общее стремление изменить ситуацию до конца века.

Ведущие транснациональные корпорации мира, для которых реальное восприятие будущего является одним из базовых элементов функционирования, достаточно едины в своей оценке долгосрочной перспективы рынка энергоносителей. В частности, по прогнозу ExxonMobil, в 2040 году нефть и газ будут составлять около 56% потребляемых энергоресурсов на планете. Между прочим, именно руководителя этой ТНК Трамп выдвигает на пост государственного секретаря.

По мнению компании, к 2040 году мировой спрос на нефть вырастет на 20% к уровню 2014 года, а на природный газ – на 50%.

А сомневающиеся в объективности ТНК могут обратиться к прогнозам Международного энергетического агентства. Даже по «низкоуглеродному» сценарию агентства в 2035 году доля нефти и газа составит около 50%.

Другой вопрос, что происходит изменение ресурсной базы и структуры потребления углеводородов.

По данным BP, в настоящее время обеспеченность нефтью более 20 лет зафиксирована только у дюжины государств с объемами добычи свыше 1 млн баррелей в сутки.

По оценкам Международного энергетического агентства, уже с 2020 года начнется значительная трансформация структуры источников добычи нефти. Доминирующие и действующие в настоящее время месторождения существенно сократят свою долю в общем производстве. Увеличат свой удельный вес новые месторождения традиционной нефти, которые сейчас только начинают этап коммерческой эксплуатации, а также месторождения, которые еще предстоит открыть. Также усиливается роль газоконденсата, низкопроницаемых коллекторов, сверхглубокой нефти, нефтяных песков и т. д.

Для того чтобы обеспечивать планету углеводородами, мировая энергетическая сфера нуждается в 2015–2040 годы в инвестировании порядка 68 трлн долларов, из которых около 37% необходимы для нефтегазовой отрасли.

Между тем вследствие последнего падения цен объемы инвестиций значительно снизились. С уровня 700 млрд долларов в год показатели опустились в последние два года до 600 млрд и ниже. С учетом инвестиционного цикла в отрасли это может привести к дефициту нефти в мире до 2020 года. Но если цены вернутся к планке 60–80 долларов за баррель, мы увидим возвращение высокого уровня инвестиций в отрасль.

Теперь что касается структуры потребления нефти. В настоящее время порядка 60% используемой нефти приходится на сферу транспорта. Я уже неоднократно отмечал, что планируемые 140 млн электрокаров к 2030 году еще мало сопоставимы с текущим 1 млрд традиционных автомобилей. Но сейчас о другом.

o3.jpg

Фото pixabay.com

Существует огромный потенциал нефти и газа в новых технологических укладах. Несмотря на развитие возобновляемой энергетики, растет спрос на полимеры, термопластик и другую продукцию нефтехимии, что будет и дальше стимулировать рост потребления углеводородного сырья.

С момента своего открытия и первой добычи нефть веками использовалась в качестве освещения и топливного ресурса. Применение углеводородов в химии, производстве целого комплекса новых материалов произошло только в последние десятилетия, и текущий спектр использования – далеко не предел. Вследствие текущих и новых промышленных веяний (например, 3D-принтинг) спрос на продукцию нефтехимии получает новый масштабный импульс. По нашим оценкам, к 2040 году производство базовой нефтехимии достигнет в мире 1 млрд тонн в год. А это значит, что структура использования нефти постепенно сместится в сторону обрабатывающей промышленности и других отраслей экономики.

– Как казахстанские нефтяные компании пережили низкие цены на нефть?

– Конечно, 2016 год был одним из самых тяжелых в нефтегазовой индустрии Казахстана. Можно было уподобиться массовым паническим атакам различных аналитиков, талдычащих о безусловном завершении периода высоких цен. Можно было подчиниться другой крайности – мнениям о быстром угасании нефтегазовой отрасли, радикальной минимизации вклада нефти в экономическое развитие. Но подавляющее большинство отраслевых профессионалов хорошо знают уникальность нефти и, несмотря на пессимистичную истерию, продолжают с честью выполнять свою работу.

Да, из порядка 90 компаний, осуществляющих добычу в Казахстане, около трети несколько снизили уровень производства. Но не надо забывать, что это произошло на месторождениях, насчитывающих историю в несколько десятков лет. Особенно тяжело в этом плане пришлось ряду предприятий Атырауской, Кызылординской и Актюбинской областей.

При этом в отрасли не допущено существенного сокращения численности занятых. Национальный фонд страны пополнен на сумму около 1 трлн тенге. Началась коммерческая добыча на сверхсложном проекте Кашаган. Получил новый импульс проект ТШО. В условиях ограниченного финансирования продолжается работа по наращиванию казахстанского ресурсного потенциала, по реализации особо значимых нефте- и газотранспортных проектов, развитию нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов.

В этом и многих других результатах огромная заслуга отечественных геологов, проектировщиков, специалистов на промыслах и других отраслевых объектах. Несмотря на все трудности, казахстанская нефтегазовая сфера живет и ставит перед собой высокие цели.


Читайте также
Рокировки и перестановки
Во властных структурах Казахстана произошли кадровые перестановки.
777 0 0
Пороховая точка
Президент Нурсултан Назарбаев провел совещание с руководством Министерства обороны, где от
603 0 0
Флаг народа
В акимате Павлодарской области обсудили несоблюдение стандартов размещения государственных
660 0 0
Крутой подъем
Жильцам высотных домов Петропавловска советуют поторопиться с ремонтом и заменой старых ли
420 0 0