Хенрик Карлссон по прозвищу NoGoalMachine

от 17 Февраля 2017 | Динара БАЙКАДАМОВА | Астана
Хенрик Карлссон по прозвищу NoGoalMachine
© Ярослав НЕЕЛОВ

Хэштег #NoGoalMachine набирает все большую популярность в социальных сетях. Именно так называют вратаря «Барыса» Хенрика Карлссона и товарищи по команде, и болельщики. Причем неспроста: на счету этого шведского голкипера уже шесть «сухих» матчей.

Путь к признанию был у Хенрика Карлссона долгим и тернистым, но скандинавское упорство в итоге привело его к цели. Он родился в 1983 году в пригороде Стокгольма в простой семье. Там же начал заниматься хоккеем.

– В нашем районе не было спортшколы, но была своя хоккейная команда, – начинает беседу Хенрик Карлссон. – В ней играли мои старшие братья, однако мы занимались в разных группах. Рикард старше меня на четыре года, а Фредрик на шесть лет. Средний брат стал профессиональным хоккеистом и довольно неплохо выступал во второй шведской лиге.

– Ты сразу стал вратарем?

– Да, с самого начала. Просто нравилось играть в воротах. Почему? Даже и не знаю. Мне часто задавали этот вопрос, но над ответом никогда всерьез не задумывался. Поэтому воспринимайте это как данность: с малых лет я вратарь, с того самого момента, как встал на коньки. В 14 лет заиграл и перешел в молодежную команду в Стокгольме. Это было мое собственное решение. Всегда хотел стать хоккеистом – мечта детства. И уже в этом возрасте начал задумываться о будущем, больше тренироваться, развиваться.

– А папа играл в хоккей?

– Нет, но очень любит этот вид спорта. С детства он вдохновлял нас с братьями и поддерживал во всем. Заставлял тренироваться, поощрял это увлечение, шел на любые жертвы. Папа – простой работяга, занимается ремонтом крыш, а мама директор школы. Братья сейчас тоже работают в сфере ремонта и строительства. У меня обычная рабочая семья.

gashek.jpg
Доминик ГАШЕК

– Кто был твоим кумиром в детстве?

– Доминик Гашек, ведь я болел за «Баффало». Всегда следил за игрой легендарного вратаря. Если же говорить о кумирах среди шведских хоккеистов, то это нападающий Томми Сандстрем. Вот, пожалуй, и все.

– В Швеции хоккей очень популярен?

– Да, но номер один все же футбол. Однако и хоккей очень важен, им увлечены многие. Эти виды спорта у нас самые посещаемые. В обоих хорошая система подготовки игроков. Но при этом хоккейная лига сильнее.

– Тяжело было пробиться в основу профессионального клуба?

– В Стокгольме было пять или шесть профессиональных команд. Но попасть в них было не так просто. Когда стал постарше, после юношеского хоккея переехал во вторую лигу – в другую часть Швеции. Затем был «Мальме», эта команда также играла во второй лиге, но вскоре поднялась в первую. Дальше – «Седертелье», она уже играла в топ-лиге. Когда мне исполнилось 26, перешел в «Ферьестад», где отыграл сезон.

– Но в чемпионате Швеции ты сыграл не так много матчей.

– Да, у меня было мало игровой практики, в топ-лиге провел всего полтора сезона. А потом уехал в Северную Америку. Неплохой сезон провел в «Ферьестаде», но получил травму, из-за которой не смог сыграть во всех матчах команды, хотя и был основным вратарем.

– На этом твоя карьера в Швеции прервалась. Как ты оказался в НХЛ без драфта?

– Я хорошо проявил себя в «Седертелье», в «регулярке» и квалификации, поэтому на меня обратили внимание. Было три предложения на выбор – Даллас, Сан-Хосе и Чикаго. Я не был задрафтован, потому мог подписать контракт с любой командой. В итоге подписал с «Сан-Хосе Шаркс». Но, получив права, «Акулы» отправили меня на год в «Ферьестад», а потом и вовсе уступили «Калгари», с этим клубом мне и удалось заключить односторонний контракт.

– Наверное, всегда мечтал играть в НХЛ?

– Да, с детства. Но никогда не думал, что это может случиться, все произошло слишком быстро. Конечно, поздновато в 27 лет отправляться за океан, но это был долгожданный шанс проявить себя. У меня получилось, думаю, все к лучшему. Я провел там всего пару лет, сыграл несколько игр, но оно того стоило.

– Помнишь свой первый матч в НХЛ?

– Да, мы играли в гостях против «Коламбуса» и выиграли 6:2, если мне не изменяет память. Я был счастлив. Всего три или четыре голкипера в истории «Калгари» выигрывали свой первый матч в НХЛ, так что победа приятна вдвойне.

В свой первый сезон я провел 17 матчей, во второй – уже меньше. Основным вратарем «Флэймз» был Микка Кипрусофф. Команда тогда боролась за попадание в плей-офф, поэтому больше доверяли опытному голкиперу, чем мне. Хотя в других командах бэкапы получали больше игрового времени. Были и хорошие матчи, и разочарования. Но это ни с чем не сравнимый интересный опыт. Я вырос как игрок, доказал, что могу играть на высоком уровне и выигрывать матчи. Думаю, это пошло мне на пользу.

– А как же ты с односторонним контрактом в играх за фарм-клуб успел отметиться?

– В «Калгари» это было только однажды – для того чтобы восстановиться после травмы. А во время локаута я был продан в «Чикаго», и там играл в фарм-клубе два или три месяца до конца сезона.

«Йокерит» и другие

карлссон в цитаты — копия.jpg

По-настоящему проявить себя в Континентальной хоккейной лиге Карлссону удалось в финском «Йокерите». До этого он успел попробовать свои силы в КХЛ в омском «Авангарде». В это время он неоднократно вызывался в сборную Швеции, но, несмотря на стабильную игру в рамках Евротура, на чемпионате мира или в Олимпиаде так ни разу и не сыграл.

– Хенрик, а почему после двух лет в Америке ты принял решение вернуться в Европу?

– Просто не было хороших предложений в НХЛ. Никто не предлагал одностороннего контракта, а на двусторонний я был не согласен: уж лучше быть на первых ролях в европейском чемпионате. В тот момент я уже задумывался о продолжении карьеры в России, но сначала приехал играть за тогдашнего чемпиона Швеции – «Шеллефтео». И лишь спустя полгода уехал в Омск.

– Это было в 2014 году, как раз тогда «Авангард» переживал тяжелые времена. Ты попал под конец самого неудачного сезона омичей, когда команда впервые не попала в плей-офф.

– Да, был тяжелый и нестабильный год, тем более для новичка. Сложно было адаптироваться. Даже не было ощущения, что пришел в команду. Оставалось семь или восемь матчей до конца сезона. Они к тому времени сменили трех тренеров и столько же вратарей. Тяжело влиться в такой коллектив. Если бы мне удалось вывести команду в плей-офф, я мог получить новый контракт. Играл, считаю, неплохо. Были и хорошие матчи, победы, но были и обидные поражения. Я старался играть в свою игру, но команды не было, система попросту не работала. В такой ситуации любому вратарю пришлось бы несладко. Но я это воспринимаю как полезный опыт – поиграл, посмотрел, узнал, что из себя представляет эта лига. И уже в следующем сезоне подписал контракт с «Йокеритом», где провел два замечательных сезона.

Мне нравится играть за границей, знакомиться с новой культурой. А КХЛ – по праву сильнейший чемпионат в Европе. Я всегда хотел играть здесь.

– А шведский?

– Тоже достаточно сильный. Я считаю, что шведская лига идет на втором месте после КХЛ в Европе. У нас есть хорошие топовые команды, лучше некоторых середнячков КХЛ.

889f2-3b20-4978-b99d-e3da3340c97c.jpg

– А как решился на переезд в Омск? Неужели не знал, какая там сложная ситуация?

– Я неплохо проявил себя на турнирах в составе сборной, и «Авангард» выкупил мой контракт в Швеции. Им нужен был вратарь, хотя их у них и так было немало… Повторюсь, это был интересный опыт. Я не боюсь перемен, мне нравится менять обстановку. Это своего рода вызов, который я с готовностью принял. Да, это был худший сезон клуба, но от восьмерки нас отделяло всего пять очков или около того. И шанс проявить себя, вытащить команду в плей-офф и остаться в ней был. К сожалению, не вышло.

– Когда у «Авангарда» был кризис, «Барыс» проводил свой лучший сезон в КХЛ, попав в плей-офф со второго места. Последний матч «регулярки» астанчане играли в Омске, и в воротах был…

– Да-да, это был я. Помню тот матч. Мы проиграли в овертайме, кажется, 3:4. Хорошая была игра.

dynamo-jokerit-021114-33-2.jpg

– Неужели в Финляндии нет своих вратарей – почему в свой первый сезон «Йокерит» решил подписать иностранца?

– Не знаю. «Йокерит» – отличная организация, очень высокого уровня. Прекрасный город, шикарная арена. Я провел там два ярких сезона. В первый же год мы закончили «регулярку» вторыми, оба сезона были в четверке лучших. К несчастью, команду настигали неудачи в плей-офф, мы рано выбывали. К матчам «на вылет» в лазарете находились по 10 важных игроков, которых на этом этапе катастрофически не хватало. Такое невезение в плей-офф особенно обидно, когда команда так хорошо идет в сезоне.

– Для тебя это стало новым этапом в карьере?

– Да, у меня была важная роль, я играл большинство матчей – так же как и здесь, в «Барысе». Команда верила в меня, и вместе мы одержали немало побед.

– А «Йокерит» где тебя присмотрел?

– Я думаю, запомнился им по играм за сборную. В те годы я много играл в рамках Евротура. Помню, мы выиграли матч с финнами на Кубке «Карьяла», где я два года подряд признавался лучшим вратарем турнира. Наверное, это сыграло ключевую роль.

– Но ты никогда не выступал за сборную на чемпионатах мира…

– И это меня расстраивает. Может быть, смогу сыграть за Казахстан, когда сменю паспорт?

– Несмотря на то что в твоем послужном списке достаточно матчей в рамках Кубка «Карьяла», Кубка «Первого канала», на чемпионатах мира и в Олимпиадах больше доверяют вратарям из НХЛ?

– На самом деле у нас не так много известных и сильных вратарей, играющих в Национальной хоккейной лиге. Хенрик Лундквист – в «Рейнджерс». Робин Ленер – в «Баффало». Всего два основных вратаря-шведа в НХЛ. Все остальные – бэкапы. Но меня так ни разу и не вызвали, хотя, считаю, неплохо себя показал во время турниров в составе сборной. Посмотрим, как будет в будущем.

– А когда впервые сыграл за сборную?

– Сначала я провел один турнир в 2009-м. Когда играл за «Ферьестад», меня пригласили в сборную на Кубок «Первого канала». Свой первый матч на международном уровне отыграл против сборной России в Москве. Это было незабываемо! У россиян тогда играли Федоров, Козлов, Морозов… Шикарный опыт, хоть мы и проиграли 1:3 или 1:4. До сих пор помню, каково это – играть в России, когда на трибунах такая невероятная атмосфера. В последующие два года пришлось взять перерыв в сборной – на время, пока ездил в Северную Америку. А когда вернулся, в течение двух сезонов пропустил всего один турнир в рамках Евротура в прошлом году.

– Не думал о том, что мог бы заявить о себе раньше?

– Я был в списке вратарей для молодежной сборной, участвовал в контрольных играх. Был одним из четырех вратарей, которые готовились к чемпионату мира, был близок к участию в турнире, но отцеплен в последний момент…

– В Швеции, как и в Канаде, хоккеисты не заботятся об образовании в отличие от США?

– В моей жизни всегда был только хоккей. И все мое образование – это средняя школа. Да, возможно, когда завершу хоккейную карьеру, пойду получать образование, кто знает? Всерьез пока не задумывался о карьере после хоккея. Но, думаю, стоит научиться чему-то новому. Изучить экономику, например. А может быть, продолжу работать в хоккее…

– Вернемся к карьере в «Йокерите». Новый клуб, новая организация, новые имена в КХЛ. И в первый же год вы вышли во второй раунд плей-офф. Как отнеслись финские болельщики к команде в КХЛ?

– Они были в восторге. На трибунах всегда собиралось по 10–11 тысяч зрителей, тогда как на игры чемпионата страны ходит по 5–7 тысяч. Это было здорово. Команду хорошо принимали и всегда здорово поддерживали. Служба маркетинга там работает на славу – сделали команду символом, настоящей финской гордостью. Весь Хельсинки болеет за «Йокерит».

– Сейчас это сильнейшая команда Финляндии?

– Этот клуб и раньше был одним из топовых, а сейчас – самый лучший.

– Там тоже стараются привлекать местных игроков?

– Да, в клубе хотят, чтобы играло как можно больше финских хоккеистов. Сегодня, я думаю, играют только финны и пять-шесть иностранцев. И это хорошо. «Йокерит» – базовый клуб сборной.

«Барыс»

YARO3899 — копия.JPG

Во время домашнего матча с «Амуром» голкипер отпраздновал свое 33-летие победой и в ответ на пестрящие с трибун плакаты с поздравлениями раздал болельщикам все свои клюшки. Примечательно, что за день до этого и «Барыс» отпраздновал 17-й день рождения. Болельщики хорошо приняли нового вратаря, и возможно, здесь он останется еще не на один сезон.

– Знал, что голкиперы в «Барысе» меняются практически каждый сезон? Не боялся играть в команде, где защита считается слабым местом?

– О слабых местах в обороне мне многие говорили. Но я посчитал хорошим шансом прийти в команду, которая пропустила плей-офф в прошлом сезоне. Для меня это некий вызов. Были действительно тяжелые игры, особенно в начале. Но были и неплохие матчи, и сейчас команда играет увереннее и интереснее. Так что у меня складывается интересный сезон.

– Ты приехал, когда у руля «Барыса» был Назаров. Затем пришел новый тренер. Что скажешь о Занковце?

– Очень хороший тренер. Всегда в работе. Все делается для того, чтобы команда показывала лучшие результаты, – смотрим видео, разбираем моменты…

Если будет место - можно обрезать по контуру.JPG

– А если в сравнении с Назаровым?

– Я не успел поработать с Назаровым достаточное время, чтобы делать какие-то выводы, он довольно быстро покинул клуб. Что до Занковца, то результаты говорят сами за себя, команда прогрессирует. Он знает английский, много общается со всеми игроками. Хорошо влияет на нашу команду, и если его контракт продлят – это будет правильным решением.

– У тебя уже шесть «сухих» матчей. Защитник Сен-Пьер рассказывал, что ты себя называешь NoGoalMachine...

– Нет, я не сам это придумал! Все началось с нашего доктора Морозова. Еще в начале сезона как-то на тренировке он меня назвал Ноуголмашин, с таким крепким русским акцентом. Это было сказано в шутку, мы посмеялись. Но как только пошли «сухари», прозвище прицепилось. Теперь так говорят даже болельщики.

– Возможно, в этом сезоне у тебя будет больше шатаутов, чем за два года в «Йокерите»...

– Я рад победам, зачастую их не так просто добиться. Бывает, шайба залетает совсем неожиданно... Однако это часть работы. Я совершенствуюсь, и здесь весело. Если даже у меня не будет «сухих» матчей, но команда продолжит побеждать, я не буду возражать.

– Тяжело ли играть в каждом матче?

– Я люблю много играть. Но нужно время, чтобы привести в порядок не только тело, но и голову. И хотя я готов играть всегда, все же понимаю, что нельзя быть на льду матч за матчем. В выездной игре против СКА я должен был отдыхать. Но все мы знаем, что случилось (Пулен, сменщик Карлссона, в первом периоде пропустил пять шайб и в перерыве был заменен. – Авт.). Не буду жаловаться: мне нравится эта команда, нравится быть важным игроком в ее системе, и я хочу оставаться хоккеистом, который помогает «Барысу» добиваться успеха. Но иногда нужен отдых. Для вратаря, признаться честно, играть в каждом матче – большая нагрузка. И, как вы сказали, стресс порой влияет на результат. Но я готовлюсь к каждой игре и выйду на лед, если так решит тренер.

– В этом сезоне у «Барыса» были крупные поражения от СКА (0:9) и «Локомотива» (1:8 и 1:7). Как в таких играх психологический настрой команды влияет на вратаря?

– Хоккей – это командный спорт. Главное, не думать о прошедшей игре, даже если ты пропустил пять шайб. Все! Следующая игра. Нельзя концентрироваться на том, что уже произошло.

обязательно использовать.jpg
Фото © Ярослава НЕЕЛОВА, Марата АКИМЖАНОВА и sports.ru

– Когда тебя меняют по ходу матча – каково это?

– Идти на скамейку неприятно, тяжело, особенно когда играешь против топовых клубов, таких как СКА. Но так бывает в хоккее, поэтому не нужно на этом зацикливаться.

– После поражения предпочитаешь выйти на следующий матч?

– Да, и если мне нужно пропустить игру, я лучше пропущу ее после победы, чем после поражения.

– Бывают ли какие-то претензии к полевым игрокам?

– Все ошибаются, и я не исключение. Мы должны понимать это, быть терпимыми друг к другу. И не жаловаться.

– Когда произошла смена тренера «Барыса», команда находилась в конце турнирной таблицы, поэтому чувствовалось напряжение. Как сейчас обстоят дела?

– Намного лучше: все знают, что делать, все знают свое место на площадке. И обстановка в команде только улучшается. За время перерыва мы ознакомились с системой тренера. Поначалу было сложно, но сегодня мы играем гораздо стабильнее.

– Высокий рост – это преимущество для вратаря?

– Да, считаю это своим преимуществом. Высокий вратарь закрывает больше пространства, и это важно.

– Как проходит подготовка к игре?

– Стараюсь приобретать меньше привычек, не люблю рутины. Главное – хорошо поесть, выспаться перед игрой, правильно размяться, чтобы потом расслабиться и получить удовольствие от хорошей игры. Есть какие-то правила: то, как разогреваюсь на раскатке, но их не так много.

– То есть ты не суеверный?

– Нет, стараюсь не заморачиваться по поводу примет – это забирает много энергии. Тяжело держать все это в голове. Наоборот, мозг нужно разгрузить и сохранить энергию для игры.

– Многие болельщики любят вратарей...

– Да, если ты выигрываешь. А если нет… Это испытание, большая ответственность. У тебя важная роль в команде. Но в то же время это захватывающе!

– Настоящий успех пришел к тебе поздно, в довольно зрелом для спортсмена возрасте. Никогда не думал о том, чтобы закончить карьеру?

– Нет, мне слишком сильно это нравится. Я получаю удовольствие от самого процесса, не только от игры. И никогда не думал о том, чтобы уйти. Неважно, в какой команде или лиге играл, я всегда стремился к лучшему.

– Хочешь играть до 40 лет?

– Посмотрим, как будет чувствовать себя мое тело. Но если все будет хорошо, почему бы не попробовать? Сейчас у меня контракт на год, и мы обсуждаем вопрос его продления еще на пару лет. Проговариваем кое-какие детали, так что если достигнем договоренности, то ближайшее будущее будет решено.

– Готов остаться здесь надолго?

– Да, я бы хотел. Меня все устраивает, у меня хорошая роль в команде, и я надеюсь, что нравлюсь местным болельщикам. Так что с радостью остался бы здесь еще на некоторое время.

– У нас популярна практика натурализации иностранных хоккеистов, и в сборной сейчас проблема с вратарями. Ты готов сменить спортивное гражданство?

– Мне сказали, что я должен отыграть здесь что-то около 18 месяцев. Не знаю всех тонкостей, но вполне возможно, если вдруг я здесь останусь, что уже в 2018-м смогу сыграть за Казахстан на чемпионате мира.

– Хенрик, а как проводишь свободное время?

– У нас собралась хорошая компания иностранных игроков. Но я много играю и больше времени провожу дома, отдыхаю от игр.

– Как выглядит твой распорядок дня?

– Сейчас у нас плотный график, и я стараюсь как можно больше отдыхать, восстанавливать силы. После игр, как правило, не удается вовремя уснуть и выспаться как следует. Поэтому восстанавливаюсь на следующий день. Разве что выходим иногда с ребятами поужинать.

– А как празднуешь дни рождения?

– Мой день рождения приходится на разгар сезона, так что вариантов немного. Обычно после игры просто идем поужинать в приятной атмосфере, реже – в караоке.

– Завел друзей в команде?

– У нас все интересные ребята, так что я легко нашел общий язык с каждым, быстро адаптировался.

– Поначалу впечатление было, что ты очень серьезный человек, неразговорчивый...

– Первые две недели в новом коллективе после отпуска – самые сложные. Но сейчас я себя здесь прекрасно чувствую. И на самом деле я неплохой парень.

– Да, это заметно. Уже стал жертвой шуток Боченски? Он, говорят, самый веселый в команде…

– Кевин Даллмэн тоже любит пошутить. Они оба любят посмеяться надо мной: мол, шведский парень и все такое. Но они приятные ребята.

– Как обстоят дела с изучением русского языка?

– Я не изучаю его специально, но стараюсь понимать. Это очень тяжело.

– Слышишь свое имя, когда болельщики поддерживают с трибун?

– Они кричат? Как они меня называют?

– Иногда скандируют: «Карли!».

– Это здорово! Но во время матча я ничего не слышу. Я, правда, не знал, и сейчас мне очень приятно это слышать.

Версия для печати Просмотров: 450