Черно-белый Париж
Черно-белый Париж

Мой полет в Париж сопровождался разговором двух пассажиров, которые говорили о «черной осаде» столицы Франции. Дескать, африканские иммигранты портят классический облик Парижа и занимаются только криминалом.

Алимжан БАРАНГУЛОВ

Через полчаса мне все это порядком надоело, и пришлось вмешаться в разговор попутчиков, узкие лбы которых не были обезображены интеллектом, но пахли сами они дорогим одеколоном. 

Проведя небольшой ликбез о предках французов, в свое время колонизировавших африканские страны, высосав из них все что можно и нельзя, я добрался до потомков солдат Французского легиона, которые, поняв их бесцеремонное поведение на Черном континенте, решили загладить следы дедовских ботинок, дав марроканцам и тунисцам французское гражданство, разрешив им жить и трудиться под сенью Триумфальной арки.

Получив небольшую моральную травму, мои попутчики, пройдя паспортный контроль в аэропорту Шарля де Голля, растворились в дымке французской столицы – тратить бабло и либидо. А я решил провести фотосессию черно-белого Парижа. Кожа этого города действительно уже не та, коей была во времена маркизы Помпадур и президента Помпиду. Но, поверьте, Париж от этого ничего не потерял. Триумфальной арке по большому счету все равно, кто ласкает ее своим взглядом. А Эйфелевой башне чихать с большой высоты, кто целуется у ее ног.

Черно-белый Париж

©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
©ЭК/Алимжан БАРАНГУЛОВ
1\63

Мой полет в Париж сопровождался разговором двух пассажиров, которые говорили о «черной осаде» столицы Франции. Дескать, африканские иммигранты портят классический облик Парижа и занимаются только криминалом.

Алимжан БАРАНГУЛОВ

Через полчаса мне все это порядком надоело, и пришлось вмешаться в разговор попутчиков, узкие лбы которых не были обезображены интеллектом, но пахли сами они дорогим одеколоном. 

Проведя небольшой ликбез о предках французов, в свое время колонизировавших африканские страны, высосав из них все что можно и нельзя, я добрался до потомков солдат Французского легиона, которые, поняв их бесцеремонное поведение на Черном континенте, решили загладить следы дедовских ботинок, дав марроканцам и тунисцам французское гражданство, разрешив им жить и трудиться под сенью Триумфальной арки.

Получив небольшую моральную травму, мои попутчики, пройдя паспортный контроль в аэропорту Шарля де Голля, растворились в дымке французской столицы – тратить бабло и либидо. А я решил провести фотосессию черно-белого Парижа. Кожа этого города действительно уже не та, коей была во времена маркизы Помпадур и президента Помпиду. Но, поверьте, Париж от этого ничего не потерял. Триумфальной арке по большому счету все равно, кто ласкает ее своим взглядом. А Эйфелевой башне чихать с большой высоты, кто целуется у ее ног.

Версия для печати Коментарии: 0