просмотров 2563

Какие риски и угрозы ждут Казахстан в ближайшем будущем?

Опубликовано: 11 Апреля 2019 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Какие риски и угрозы ждут Казахстан в ближайшем будущем?
pixabay.com

Какие риски и угрозы ждут Казахстан в ближайшем будущем? Об этом лучше всего расспросить профессиональных пессимистов.

В Алматы проходит XV Международная конференция по риск-менеджменту – авторитетный форум с участием страховщиков и экономических экспертов, оценивающих опасность негативных событий, ожидающих нашу цивилизацию. И это отнюдь не вещие вороны, старающиеся «накаркать» грядущие бедствия из любви к искусству. От их прогноза зависят конкретная политика, прибыли и выживание представляемых ими страховых и перестраховочных компаний.

Когда в далеком 2004 году в Алматы проводилась самая первая конференция по риск-менеджменту, участников было раз в десять меньше, чем сейчас, и тема встречи была тесно привязана к специфической страховой тематике. Однако с каждым годом становилось все очевиднее, что, как бы не изощрялись эксперты, обсуждая свои апокалиптические фантазии, так называемый «черный лебедь» все равно прилетал, и прогнозы даже самых дерзких предсказателей оказывались слишком робкими и приземленными. Речь идет об абсолютно непредвиденном событии огромной важности.

Если бы 15 лет назад на конференции кто-то сказал, что президентом США станет эксцентричный бизнесмен, а одна из крупнейших экономик Европы будет торговаться за условия выхода из Европейского союза, его бы сочли фантазером. А сегодня это наша с вами новая реальность, – рассуждает заместитель председателя правления АО «Страховая компания «Евразия» Назым Тульчинский.

Об угрозах, которые висели над нами вчера и продолжают маячить сегодня, эксперт рейтингового агентства A.M. Best Василис Катсипис решил даже не упоминать. Он сосредоточился на новых рисках, которые еще десяток лет назад и проблемами-то не признавались. Первейшая из них – информационная безопасность. Как думали раньше? Да поставь ты себе антивирус, найми айтишника – и дело с концом. И только сейчас до всех начало доходить, что противостояние это вечное, как у брони и снаряда, и не будет в нем ни победителей, ни каких-либо гарантий еще много десятков лет.

На сегодняшний день кибератаки обходятся планетарной экономике в 1,5 трлн долларов в год, а уже в 2021 году этот показатель вырастет до 6 трлн долларов! Причем «ворот» для проникновения вредителей становится все больше: 2012-м в мире было 6 млрд соединенных с Интернетом гаджетов, а в ближайшем будущем их число вырастет до 22 млрд. Более того, появляются новые сферы приложения – беспилотные автомобили, Интернет вещей, искусственный интеллект. Как утверждает экс-генеральный директор лондонского Lloyd’s, London first Инга Бил, мы уже живем в фантастическом будущем, каким сами его представляли в 80-е годы прошлого столетия. Насколько уютно будет Казахстану в этом высокотехнологичном футуристическом мире? Защитит ли его создаваемый «Киберщит»?

Ситуация усугубляется тем, что ценности нашего мира все больше уходят в виртуальное пространство. В 1975 году 83% застрахованных объектов представляли собой предметы материального мира – заводы, пароходы, здания, оборудование. В настоящее время доля того, что можно все еще пощупать, составляет только 13%. Большинство участников рынка не производят товары, а оказывают услуги. Ценности стали неосязаемыми, активы невидимыми. Это информация, отлаженные процессы, базы данных, непрерывные цепочки, доверие и репутация. А это значит, что для создания масштабной катастрофы уже не обязательно закладывать тысячу тонн динамита. Иногда достаточно одного клика мышкой.

Еще одна новая проблема – изменение климата. Казалось бы, вот где можно мыслить масштабами тысячелетий, но ничего подобного. По сравнению с 1980-ми расходы страховых компаний на возмещение ущерба от стихийных бедствий возросли в четыре раза и составляют 500 млрд долларов в год. Страховые компании стали крайне неохотно работать с объектами, находящимися на побережье, и проявляют нездоровый интерес, активно вмешиваясь в разработку строительных стандартов.

Потепление климата угрожает и Казахстану – главным образом за счет деградации ледников и пересыхания рек. Уж насколько заманчиво было бы построить атомную электростанцию и одним махом решить проблему энергодефицитного юга, но где взять водичку для охлаждения ядерного реактора?

Казахстан, как самая европеизированная страна региона, скоро столкнется и с демографическими проблемами. В традиционных восточных странах правительствам нет дела до стариков, уход за ними – удел родственников. Тогда как на Западе финансовые расходы ложатся на государство.

Сегодня доля пожилого населения в Казахстане составляет 6%. Но продолжительность жизни растет, и уже к 2020 году людей старше 65 лет будет 7,4%. Также растет показатель, в статистике некрасиво называемый «коэффициентом иждивенчества». И все бы ничего, но это происходит на фоне соседнего Узбекистана, где каждый год появляются очередные 700 тысяч пар молодых рабочих рук, и уже на официальном уровне признано, что трудоустроить всех невозможно в принципе…

Перед нашей республикой маячат и другие риски, типичные для всех государств Центральной Азии, полагает известный казахстанский политолог Досым Сатпаев. Фатальными они, возможно, не являются, но делают развитие азиатских стран специфическим.

Это утечка умов и талантов. Вспомним одного певца, срывающего овации на величайших сценах мира, но который у себя дома считался недостойным петь даже на байских свадьбах.

Это теневая экономика, которая никак не может поверить в благие намерения добродушных налоговых служб и боится выходить из сумрака.

Это региональная диспропорция, когда деньги, инфраструктура, специалисты и вообще все признаки цивилизации сосредоточены в немногочисленных центрах. В то время как на сотни километров вокруг мало что изменилось со времен раннего палеозоя.

Это кадровые проблемы во всем их многообразии, начиная от элементарной безграмотности и заканчивая махровой коррупцией, густо замешанной на трайбализме.

Это сырьевая зависимость, которая кормит и поит богатые ресурсами страны, но лишь до поры до времени.

Это деструктивная урбанизация, когда молодые люди из сельской глубинки, где для них нет работы, тысячами приезжают в большие города, где для них нет вообще ничего.

Это религиозный ренессанс, когда мягкий традиционный ислам, исповедуемый умудренными жизнью людьми на пороге вечности, замещается бескомпромиссным исламом молодых людей с городских окраин.

Это терроризм, поддерживаемый людьми, точно знающими, что надо делать. В отличие от ученых экспертов, собравшихся на XV Международной конференции по риск-менеджменту, которые вообще ни в чем не уверены. Единственное, что их утешает: за обозримое прошлое надежные экономические критерии девять раз однозначно указывали на грядущий неминуемый кризис. Но кризисов было только пять. Бывает, что везет…

Управление рисками – это всегда попытка предположить, что может произойти, то есть заглянуть в будущее, – говорит Назым Тульчинский. – Эйнштейн как-то сказал, что фантазия гораздо важнее, чем знания. У нас нет знаний о будущем, но у нас есть фантазия. Так давайте же постараемся предположить, что нас всех может ожидать в ближайшем будущем, не забывая, впрочем, о том, что мыслям свойственно материализовываться.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале