просмотров 754

Миллиард долларов в год – такова цена импорта контрафакта в Казахстан

Опубликовано: 21 Октября 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Миллиард долларов в год – такова цена импорта контрафакта в Казахстан
fouillet-ecologie.com

Один из казахстанских банков закупил через тендер для собственных нужд большую партию картриджей для принтеров. Вскоре выяснилось, что все они бракованные. Товар оказался контрафактным. Эта проблема приобрела в Казахстане угрожающие масштабы. По данным организации Transparency International, ввоз в страну подделок под видом продукции мировых брендов оценивается в миллиард долларов. Обсудить эту проблему за «круглым столом» предложила бизнес-сообществу палата предпринимателей Алматы.

Чаще всего сегодня подделывают предметы роскоши, например женские сумочки и одежду, запчасти к автомобилям, косметические средства и средства личной гигиены. Определить масштаб этого рынка вряд ли возможно, но ясно, что он огромен. Эксперт Михаил Надточий, профессионально изучающий эту тему, так объясняет ситуацию с контрафактом:

Есть несколько причин, которые способствуют широкому распространению этой проблемы. Первая – выгодность этого криминального бизнеса. По оценкам экспертов, его маржинальность колеблется в пределах от 500 до 5 000%. Согласно исследованиям американских институтов, подобной доходности нет даже в таких сферах, как торговля наркотиками, оружием и фальшивомонетничество. Вот пример для иллюстрации масштаба проблемы: в России недавно выявили группу, реализовывавшую контрафактную продукцию через государственные тендеры. Ее доходы составляли в пересчете на казахстанскую валюту около пяти миллиардов в год.

Вторым фактором, стимулирующим рост объемов контрафакта, является мягкость законов. Это становится очевидным, если сравнить наказание, например, за торговлю наркотиками и продажу контрафакта. Они несопоставимы. Часто реализацию контрафакта воспринимают как какое-то мелкое жульничество вроде торговли товаром без документов и чеков. На самом деле это вид крупномасштабной преступности. В России дела о продаже контрафакта стали возбуждать по статье Уголовного кодекса, карающей за создание преступного сообщества. В народе ее называют мафиозной статьей. И эксперты отмечают, что это справедливо, так как в криминальных бизнес-структурах, специализирующихся на контрафакте, деятельность четко налажена, уровень ответственности распределен, есть свои производители и сбытчики, а также те, кто налаживает взаимодействие с госорганами.

Способствуют процветанию контрафакта на наших рынках сложность правоприменения к этому явлению и зачастую поверхностный подход к борьбе с ним. Это очень недальновидно, учитывая, сколько сторон несут потери.

Это системная проблема, – заметил Михаил Надточий. – Страдают потребители, которые по цене оригинальных товаров получают низкокачественную подделку. Если речь идет, например, о контрафакте продуктов питания, косметики и парфюмерии, то здоровью потребителя может быть нанесен вред, а обратиться с претензиями потом будет не к кому. Правообладатели резонно скажут, что не отвечают за качество подделки, а продавец, у которого клиент купил товар, заявит, что впервые его видит. Большой вред наносится и государству за счет неполученных налогов. Несут убытки производители. И это не только потеря части ниши на рынке – потребитель, столкнувшись с подделкой, может подумать, что продукт данной марки в принципе плохой.

Эксперт Елена Цымбалова изучала эту проблему на примере зубной пасты одной известной западной фирмы. В Казахстан около 70% поддельных товаров этой марки поставляется из Китая либо напрямую, либо транзитом через Кыргызстан и Азербайджан.

Режим Таможенного союза облегчает путь контрафакта из Кыргызстана в Казахстан и Россию, – говорит эксперт. – В Ошском регионе есть пограничный и таможенный пункт «Карасу», и там при проверках был выявлен большой объем контрафакта. Оттуда он поступает, в частности, в Ферганский регион Узбекистана. Склады контрафактной продукции обычно расположены в хорошо оформленных логистических центрах. В Бишкеке – это «Дордой», в Азербайджане – самый большой рынок «Седерек». На них хранится месячный запас товара, и оттуда он реализуется уже мелким оптовикам.

В ходе «круглого стола» Елена Цымбалова провела своеобразный мастер-класс – показала, как можно отличить оригинальную зубную пасту от подделки. Сделать это непросто – нужно знать некоторые общие правила легального производителя, например принципы оформления упаковки. Но изготовители контрафакта тоже постоянно совершенствуются, поэтому неизменного алгоритма здесь нет. Мешает борьбе с этим явлением и то, что в легкодоступных для контроля сетях супермаркетов контрафакт не продается, там бизнес ведется прозрачно. А реализуются подделки через базары и рынки, где и выявить их сложнее, и не каждый покупатель озаботится этой проблемой.

Почти два десятка приуральских предпринимателей оштрафованы за использование чужих товарных знаковчитать подробнее

Из стран, не входящих в Евразийский экономический союз, контрафакт ввозится на территорию Казахстана либо контрабандным путем, либо под видом более дешевых для таможенного оформления товаров. Могут производить подделки и в странах ЕАЭС, заказывая сырье и комплектующие из других стран, а собирая и упаковывая продукты на месте. Такие факты и в большом количестве известны, например, в России. Товары растекаются по всему СНГ – у занимающихся этим структур есть и ресурсы, и технологии, и логистика. Подделывают не только западные, но и российские бренды. В Казахстане тоже известны прецеденты изготовления контрафактной продукции и ее поставок в Россию. Некоторые партии товаров обнаруживали в Европе.

Работа по выявлению подделок в Казахстане ведется, но она сильно зависит от позиции конкретных правообладателей – если кто-то из них активно поднимает эту проблему, то госорганы ею занимаются. Если правообладатель молчит, то и госорганы не слишком обращают на это внимание. В кулуарах один из участников «круглого стола» рассказал, как представители известной обувной фирмы махнули рукой на борьбу с подделками, когда оценили их объем на нашем рынке в 70%.

В мире бороться с этой проблемой пытаются, воспитывая в обществе нулевую толерантность к контрафакту, – заявил юрист Андрей Ёрш. – У нас этого нет. Зато есть другое: специфические проблемы. Например, в июле 2018 года были внесены изменения в закон «О товарных знаках». До этого в казахстанском законодательстве действовала простая и ясная формула: любой контрафактный товар подлежит изъятию и уничтожению в случае выявления факта его продажи. После внесения упомянутых изменений появилась другая норма, которая позволяет вводить в оборот контрафактный товар, если это «соответствует общественным интересам». Пока таких прецедентов нет, норма была введена относительно недавно. Объяснить логику, которой руководствовались законодатели, принимая эту поправку, я не берусь. Эта история показывает, что нулевой толерантности к контрафакту у нас нет даже на таком высоком уровне. Эта тема уже неоднократно обсуждалась в рамках совета по улучшению инвестиционного климата при премьер-министре. Надеемся, что удастся исключить эту норму из законодательства, чтобы хотя бы вернуться к прежнему уровню защиты от контрафакта.

Поставщики контрафакта проявляют большую изобретательность. Например, они перестали указывать в таможенных декларациях товарные знаки экспортируемой продукции, заявляя, что это просто «запчасти». И автоматизированная система контроля, настроенная на товары, маркированные теми или иными знаками, и позволяющая определить оригинал это или контрафакт, их не видит. В рамках решения этой проблемы эксперты предлагают выделять при импорте и тщательно контролировать группы товаров, которые подделывают наиболее часто.

Мы предоставили в Комитет по госдоходам список особо активных импортеров, которые вроде бы ввозят товары, но в официальной информации не фигурируют. Надеюсь, меры будут приняты, – заметил Андрей Ёрш.
Брендовая обувь подорожает из-за торговых войн
читайте далее

Проблему, когда контрафактные товары изготавливают на территории Казахстана из завезенных комплектующих с использованием услуг местных легальных производителей, тоже можно решать. Нужно изымать оборудование, использовавшееся для производства подделок. Например, если напечатала типография упаковки для «итальянских» товаров, то она лишится своих машин. Это заставит легальные предприятия отказаться от участия в таких схемах.

Но есть у этой проблемы такие аспекты, от которых у экспертов опускаются руки.

По Кыргызстану мы сейчас ничего сделать не можем: кыргызскую границу с Китаем охраняют кыргызские пограничники и таможенники. Как происходит перевалка товаров в «Дордое», правообладатели знают – 50 центов за килограмм, и никто даже не заглядывает в контейнер. А с учетом того, что у нас теперь нет таможенной границы, фуры в течение часа уходят в Казахстан. Этот бизнес существовал до вступления Кыргызстана в ЕАЭС и никуда не делся после, – заметил Андрей Ёрш.

Тем не менее и палата предпринимателей, и бизнес-сообщество намерены поднимать все проблемы, связанные с контрафактом, в рамках дальнейших дискуссий по этой теме. Как заметил Павел Громцев, представитель одной из крупных корпораций, чью продукцию очень часто подделывают, полностью ликвидировать эту проблему невозможно, но ее можно минимизировать, если вести постоянный и жесткий контроль.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале