просмотров 1705

Любовь к жизни

Опубликовано: 13 Октября 2017 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
Любовь к жизни
acco.org

Она помогает онкобольным детям поверить в собственные силы и настроиться на выздоровление. Она объясняет их родителям, насколько важно держать свои эмоции под контролем и не позволять себе срывов при ребенке, проходящем сложнейшее лечение. Эта хрупкая девушка выбрала для себя нелегкую профессию. Наргиза Кулданова работает онкопсихологом. 

2.jpg

– В нашей работе нет определенной методики, дающей стопроцентный результат, – начинает беседу Наргиза Кулданова. – К каждому человеку, обратившемуся за помощью, мы находим индивидуальный подход. Некоторым заболевшим детям нужно, чтобы их пожалели, другим  чрезмерное сострадание категорически противопоказано. Но в любом случае нельзя замыкаться на болезни. Необходимо побольше общаться, читать и играть. Отлично зарекомендовали себя арт-терапия и песочная терапия.

– Вы выглядите очень молодо. Наверное, приходилось сталкиваться с проявлениями недоверия со стороны взрослых пациентов или панибратским отношением детей?

– Мне 24 года, однако я не считаю молодость показателем непрофессионализма. Благодаря грамотным педагогам и искреннему желанию поддержать людей я завоевала уважение пациентов и их родственников. Дети называют меня «тетя в очках» и «наша апайка». Они тянутся ко мне и делятся самым сокровенным. Конечно, не всегда все идеально – доводилось выслушивать крайне неприятные вещи: дескать, что ты понимаешь в медицине, девочка? Но я не позволяю себе обижаться, потому что прекрасно понимаю психологическое состояние больных пациентов.

– Медицина шагнула далеко вперед, но ведь иногда она бессильна помочь заболевшему ребенку…

– Да… И я никак не могу смириться с этим. Умом понимаю, но сердце все равно болит. Обычно подростки осведомлены об онкологии, а вот малыши зачастую не понимают, что серьезно больны. Мы никогда не говорим слово «умрет» – заменили его на «уходит». Один пятилетний мальчик полностью изменил мое мнение о детях. Он знал о своей скорой смерти. Постоянно говорил маме, что всегда будет с ней рядом. Серьезный ребенок, которому не суждено стать взрослым… Я часто думаю о нем.

– У вас не возникало желания стать семейным психологом?

– Муж категорически против моей работы. Не одобряют ее и родственники. Они думают, что я слишком сильно растворяюсь в ней, трачу душевные силы и тепло,  постоянно расстраиваюсь и не могу полностью «отключаться». Они ошибаются! Да, порой я хочу посидеть молча в тишине, вместо того чтобы участвовать во всеобщем веселье. Но я люблю свою работу, это мое призвание. Мою профессию не назовешь легкой, однако я не жалею о своем выборе. И если мои доверительные беседы с пациентами придают им силы в борьбе с болезнью, то, значит, я не зря живу.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале