просмотров 1911

Зов сердца и опыт спасения от войны: кто и зачем идет в волонтеры

Опубликовано: 15 Марта 2021 Автор: Мария ГАЛУШКО | Алматы
Зов сердца и опыт спасения от войны: кто и зачем идет в волонтеры
instagram.com

Что побуждает человека отрываться от собственных повседневных забот и идти в добровольческие отряды по поиску пропавших, ездить в глубинку к забытым всеми старикам, устраивать праздники больным детям? Трое казахстанцев, живущих в разных частях страны, рассказали корреспонденту «ЭК» о том, как желание помогать превратилось для них в дело жизни.

Забота по интересам

Жанна Мирошниченко – учитель русского языка в Костанайской области. Для нее волонтерство не работа, а веление души. Со школьной скамьи и по сегодняшний день Жанна оказывает поддержку всем, кто в ней нуждается. Вспоминает, что и раньше к ней все время обращались за помощью. Соседи просили помочь с пенсией, связаться с представителями власти, сделать запрос за границу и многое другое.

Жанна Мирошниченко (2).jpg Помогая другим, я получаю ни с чем не сравнимое моральное удовлетворение, – говорит Жанна. – Однажды меня попросили сделать запрос в Германию, в международное общество Красного Креста и Красного Полумесяца. И люди, на которых я вышла, объяснили: то, что я делаю, помогая безвозмездно другим, называется волонтерством. Там мне предложили сотрудничество на постоянной основе – и я согласилась. На тот момент мне было 38 лет, что считается достаточно большим возрастом для этой организации. Но так как я обладала необходимыми навыками, меня взяли.

Когда год назад началась пандемия, волонтеры Красного Полумесяца Казахстана первыми начали распространять брошюры, маски и перчатки. Жанне очень нравится идея этого общества, которое было организовано в Казахстане в 1937 году.

Жанна Мирошниченко (3).jpg

Основную помощь волонтерское движение оказывает пожилым людям, но среди нуждающихся есть и молодые мамы, оставшиеся без пособия и прописки, для которых даже пачка чая или пакет молока никогда не будут лишними. Пожилые и просто одинокие люди нуждаются еще и в общении.

Несколько лет я время от времени помогала одной пожилой женщине – ветерану труда, – добавляет Жанна. – Она всегда очень радовалась моему приходу. Подолгу рассказывала о своей жизни, семье. Говорила, что и сын у нее хороший, и сноха, просто они очень занятые люди и поэтому редко ее навещают. Таким людям, как эта бабушка, которая, к сожалению, не так давно умерла, даже не важно, что именно мы им приносим. Главное – внимание и человеческое участие. Большинству из них уже за 80, и когда я вижу благодарность в их глазах, то думаю, что большего мне и не нужно. Говорят, что в селе нет одиноких людей, но на самом деле это не так. Это люди, одинокие не по жизни, а в своей старости. Я думаю, что это одиночество обусловлено тем, что последние 20–30 лет в обществе мало говорят о семейных ценностях. Института семьи нет как такового. Жанна Мирошниченко (4).jpg

Поселок в Костанайской области, где она живет, когда-то стал пристанищем для сотен людей, сосланных в Казахстан из разных уголков Советского Союза. Ко Дню памяти жертв политических репрессий волонтеры собирают для них гуманитарную помощь.

В этот день они вспоминают былые времена, рассказывая страшные истории, которые держали в себе 70 лет, – говорит Жанна. – В силу своей работы я также занимаюсь краеведением и поэтому записываю то, что мне рассказывают старики. Это тоже приносит мне большое удовлетворение. Мне нравится делать людям добро, оказывать помощь, сидеть рядом с одинокими старушками, слушая истории их непростой жизни, плакать вместе с ними. Иной раз выходишь от слепой бабушки и видишь, как она, глядя в окно незрячими глазами, машет вслед рукой… Жанна Мирошниченко (5).jpg

Жанна считает, что все молодые люди должны хотя бы несколько лет жизни посвятить волонтерству.

Волонтерское движение – это движение доброты, – резюмирует Жанна. – Мы как бойцы невидимого фронта. Думаю, мы вступаем в новую эпоху этого движения, где уже не будет прежнего безмолвия.

Потребность «причинять добро»

Салима Аль-Абдулла родилась в Казахстане, но так как ее отец сириец, на какое-то время семья переехала в Сирию. Там их застала война. На глазах девушки погибали школьные друзья и соседи. Вспоминая то тяжелое время, Салима рассказывает, что ей хотелось остановить происходящее и привнести в мир больше добра.

Аль-Абдулла Салима (3).jpg Я даже поступила из-за этого в медицинский университет, так как в Сирии на тот момент была большая нехватка медицинских кадров, – рассказывает девушка. – Это был страшный период. Я жила в Аль-Хасаке, в маленьком городе на северо-востоке Сирии. В Сирии нет центрального отопления, и в домах установлены печки. Там, где мы жили, не было деревьев, и люди кидали в печи все подряд, чтобы хоть как-то согреться. Затем в городах начались революции, и хаос набирал все большие обороты. Из-за нищеты люди были вынуждены идти воевать за деньги, участвовать в различных группировках. Школы закрыли, а смертей вокруг становилось все больше. Среди погибших были мои соседи, одноклассники, родственники…
Как 16-летний казахстанец создал школу для героев
читайте далее

Салима рассказывает, что посольство Казахстана собрало всех своих граждан, у которых не было документов, и вывезло их домой. Правда, вылет был из Дамаска, а добираться туда было опасно, поэтому отец Салимы разделил семью, посадив в два разных транспорта, чтобы в случае беды выжил хоть кто-то.

Помню этот день как вчера. Выстрелы и крики, закрытые города, военные повсюду, – говорит она. – Когда мы вернулись в Казахстан, я стала искать волонтерские организации. Начала с Лиги волонтеров. Организовывать мероприятия было интересно, но мне хотелось делать что-то более ощутимое, оказывать помощь населению, возможно, медицинским организациям. И я начала искать другие организации, наткнулась на Красный Крест и Красный Полумесяц и сейчас активно участвую в разных проектах. Аль-Абдулла Салима (2).jpg

Деятельность Салимы в международном движении началась с работы в молодежном ресурсном центре в Алматы. Там она преподавала английский и арабский языки школьникам, помогала им в выполнении домашних заданий.

Я до сих пор помню реакцию детей, как они меня встречали и улыбались, – вспоминает девушка. – В эти моменты получаешь заряд энергии и испытываешь чувство, которое не описать словами. Затем началась пандемия, и я начала помогать с фасовкой гуманитарной помощи. Раздавала листовки и информировала о Covid-19. Было страшно во время пандемии ходить по домам, так как мои родители находятся в зоне риска, и я боялась их заразить.

Прежде чем принять участие в каком-либо проекте и оказывать первую и чрезвычайную помощь, волонтеры проходят специальные тренинги. Не бывает такого, чтобы кого-то заставляли помогать – каждый сам принимает решение.

Несмотря на то что за волонтерство, на которое уходит немало времени, мне не платят, для меня эта деятельность очень многое значит – даже больше, чем оплачиваемая работа, – говорит Салима. – Меня часто спрашивают, почему я не занимаюсь волонтерством в Сирии? Я пыталась, но, к сожалению, у меня нет такой возможности. Я не могу просто так уехать и стать там волонтером. Надеюсь, это случится в будущем.

Мир не без добрых идей

Руслана Доспаева из Нур-Султана с движением Красного Креста и Полумесяца связало печальное событие. Три года назад от рака скончалась его мама. Когда Руслан вместе с ней ездил по онкологическим больницам, он видел, как тяжело больным, которым не хватает не столько финансовой поддержки, сколько внимания. У многих из них нет близких, которые могли бы поддержать. После смерти мамы Руслан написал в международную организацию о своем намерении стать ее членом. Так он начал заниматься волонтерством.

Доспаев Руслан (1).jpg Я детский футбольный тренер, и пока моя деятельность приостановлена из-за карантина, стараюсь помогать людям как волонтер, – говорит он. – Один или два раза в месяц мы обязательно выезжаем в область. Недавно были у женщины, которая всю жизнь работала, имеет высшее образование, но сейчас ее подкосила болезнь, а помочь некому. Работать и жить полноценной жизнью она не может. Многие люди, которым необходима наша помощь, могли бы занимать хорошие должности, но вышли на пенсию и стали никому не нужны.

Как рассказывает Руслан, недалеко от столицы есть места, где можно увидеть, в каких страшных условиях живут пожилые люди. Столкнувшиеся в жизни с жуликами, они теперь с опаской относятся к волонтерам, пришедшим на помощь.

Доспаев Руслан (2).jpg В большинстве случаев им нужна не материальная помощь, а внимание, – говорит он. – Глядя на них, я понимаю, что все, что делаю, став волонтером, – не зря, что нужно помогать людям дальше

Деятельность Руслана, как волонтера, состоит в том, чтобы доставлять гуманитарную помощь: продукты питания, бытовую химию, канцтовары и другие необходимые вещи.

Как-то мы повезли за город посылки для детей, в которых были шоколад, какао, печенье, – вспоминает он. – В тот день была метель, дорога оказалась дальняя, добравшись до места, мы поняли, что очень устали. Но когда мы раздавали посылки детям, то забыли обо всех трудностях. Было приятно видеть, как они радуются нашим подаркам, каким счастьем светятся их лица. Увидев наш пример, эти дети вырастут достойными гражданами страны. Когда я помогаю, мне радостно от ощущения своей полезности, но в то же время грустно, потому что все еще есть люди, нуждающиеся в помощи. Чтобы помочь всем, нужно расширять волонтерское движение. Пока усилий добровольцев на всех не хватает.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале