просмотров 1313

Не буди Рихтера, пока он тих

Опубликовано: 05 Октября 2017 Автор: Тлеужан ЕСИЛЬБАЕВ | Алматы
Не буди Рихтера, пока он тих

Недавние землетрясения в Мексике с многочисленными человеческими жертвами и разрушениями вызвали у алматинцев не только сострадание, но и тревогу. Ведь южная столица находится в зоне высокой сейсмической активности. Подземная стихия напомнила о себе утром 9 августа, когда здесь ощущались толчки силой 4 балла. Можно ли предсказать землетрясения, какие меры принимаются в Казахстане для минимизации их последствий? На эти и другие вопросы корреспондента «ЭК» отвечает директор ТОО «Институт сейсмологии» Анвар Боранбаев.

Анвар-2.jpg

– Как известно, еще в 2012 году наше учреждение было зарегистрировано в ЮНЕСКО как один из девяти ведущих институтов в мире, где интенсивно ведутся исследования в области обеспечения сейсмической безопасности, – говорит Анвар Кимович. – При этом основной целевой индикатор сейсмологов – сохранение жизни людей и объектов инфраструктуры на территориях, подверженных землетрясению. Для этого нужно знать природу возникновения грозного и опасного явления. Данную задачу мы решаем на новой концептуальной основе, используя не только результаты мониторинга сейсмичности наземными средствами, но и методы дистанционного зондирования Земли.

– Существует ли в мире эффективный механизм прогнозирования возможных землетрясений? Поддерживаете ли вы связь с зарубежными коллегами, чтобы совместно решать эту проблему?

– К сожалению, на сегодняшний день точно определить место и час возникновения сейсмического события очень сложно – существует так называемый фактор его природной составляющей. Однако обоснование прогностических параметров позволяет нам с оптимизмом смотреть в будущее. То есть мы понимаем, куда и с чем идем. А это значит, что рано или поздно будет поставлен «диагноз» той или иной территории, подверженной сейсмическому воздействию природного или техногенного характера.

На сегодня мы имеем научные результаты по прогнозированию периодов и зон активизации сейсмических процессов. Сотрудниками нашего института подготовлена и проходит апробацию расчетная программа, которую мы назвали «Условный балл». Она должна помочь оперативно определить размер ущерба от воздействия землетрясения на объекты инфраструктуры. При этом учитываем конструктивные решения (типы) зданий и удаленность исследуемой территории от очага подземной стихии. В список уже внесено более 200 населенных пунктов Алматинской области, на которые оказало воздействие недавнее землетрясение на северо-западе Китая. Эту программу до конца года мы передадим местным акиматам и департаментам по чрезвычайным ситуациям.

У нас сложились хорошие взаимоотношения с сейсмологическими службами приграничных государств. В сентябре в Алматы состоялась XII Сейсмологическая школа под эгидой Единой геофизической службы Российской академии наук, в которой приняли участие более 100 представителей различных стран. Мы обсудили современные методы обработки и интерпретации данных полевых сейсмостанций для последующего научного объяснения прогнозов землетрясений.

Кроме того, 25–27 октября планируем организовать в южной столице девятый казахстанско-китайский симпозиум на тему «Прогноз землетрясений, оценка сейсмической опасности и сейсмического риска Центральной Азии». Мы хотим получить ответ на вопрос, как достичь эффективных результатов от многолетнего мониторинга сейсмичности территории нашей республики и сопредельных стран. Кроме того, с сейсмологами Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР проводим еженедельные видеоконференции, на которых обсуждаем общие проблемы. А недавно из Китая после двухнедельной стажировки вернулись наши молодые специалисты.

Для того чтобы разобраться в природе и причинах возникновения землетрясений, нам необходимо расширять круг своих партнеров. С этой целью мы поддерживаем тесные контакты и с представителями Японского агентства международного сотрудничества (JICA) в рамках проекта «Защита от землетрясений и сейсмостойкие технологии». 9 октября к нам приедут профильные специалисты из Страны восходящего солнца. В течение нескольких дней будем обсуждать с японскими коллегами наиболее важные вопросы, связанные с сейсмической безопасностью.

– Кроме природных катаклизмов, бывают землетрясения техногенного характера, которые также наносят огромный ущерб.

– Примером могут служить землетрясения в Газли (Узбекистан), Нефтегорске (Россия) и в других регионах СНГ, где занимаются разработкой сырьевых месторождений. В нашей стране подземные толчки наблюдались в июне 2014 года в Жезказгане, в 1994 и 2005 годах – в Жайреме и на западе республики, а в апреле нынешнего – в районе Караганды.

– Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы минимизировать гибель людей и ущерб от последствий подземной стихии?

– Давно назрела необходимость принять закон о сейсмической безопасности и внести соответствующие корректировки в другие нормативно-правовые акты. Это способствовало бы укреплению нашей материально-технической базы. Например, если в Японии насчитывается более 5 000 сейсмических станций, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР – около 1 000, то в Казахстане с его огромной территорией – всего 63, что явно недостаточно.

В республике должна быть единая развитая сеть сейсмологических наблюдений, что позволит детально оценить районы на предмет сейсмического риска. В настоящее время представительная сеть наблюдений для среднесрочного прогноза землетрясений создана лишь на территории Алматинского сейсмоопасного региона.

– При подземных толчках многое зависит от сейсмостойкости зданий. Какие дома в Алматы наиболее устойчивы при возможном землетрясении?

– Сейсмоcтойкость жилых зданий зависит от многих факторов: сейсмических свойств площадки строительства, объемно-планировочных и конструктивных характеристик здания, его возраста и технического состояния, наличия в нем перепланировок, выполненных без усиления конструкций… Из комплекса этих факторов и складывается состояние дома при землетрясении, а также риск для тех, кто в нем окажется во время ЧС. Обеспечить сейсмостойкость зданий массовой застройки в Алматы позволило типовое проектирование.

Проекты домов в южной столице имеют серийный номер, отличаются друг от друга техническими характеристиками, в том числе определяющими их сейсмостойкость. Среди удачных в этом отношении типовых проектов можно назвать четырех- и пятиэтажные крупнопанельные дома 464-й серии, восьми- и девятиэтажные крупнопанельные дома 158-й серии, а также жилые здания со стенами из монолитного железобетона. Сейсмостойкость строений в том или ином районе города разнится в зависимости от физико-механических свойств грунта. Зоны возможного проявления разломов на территории города показаны на карте сейсмического микрорайонирования, над которой специалисты нашего института продолжают работу.

В таких зонах сейсмический эффект при землетрясении может быть выше, что должно учитываться при проектировании. Сейсмичность Алматы составляет 9 баллов, но в некоторых зонах возрастает до 10. Здания, расположенные в таких зонах, должны быть обследованы и в случае необходимости усилены в зависимости от их возраста и технического состояния.

– Очевидно, нельзя не учитывать и такой фактор, как сейсмическая грамотность населения.

– Как показывает анализ, подавляющее большинство людей, получивших психические и физические травмы при землетрясениях, которые произошли в других государствах, не имели представления о нем, а также о мерах коллективной и индивидуальной защиты. Поэтому элементарные знания о землетрясениях, овладение навыками поведения в экстремальной ситуации помогут им сохранить жизнь и спокойствие, уменьшить степень травматизма. И здесь примером может служить опыт Японии, где морально-психологическая подготовка граждан ведется во всех учебных заведениях, организациях и на предприятиях.

Наш институт составил памятку населению по правилам поведения при землетрясениях, где подробно расписаны мероприятия и действия людей в разных ситуациях – до и во время буйства подземной стихии.

– Достаточно ли средств, которые выделяются государством на решение проблем, связанных с обеспечением сейсмической безопасности?

– Скажу сразу: недостаточно. На финансирование сейсмологической опытно-методической экспедиции государство ежегодно выделяет 418 млн тенге, а Институту сейсмологии – 416 млн тенге. Хотя на содержание и развитие сети сейсмических станций, а также на научно-исследовательские работы необходимо не менее 3,5 млрд тенге в год.

Мы планируем расширить сеть сейсмостанций до 155 против имеющихся 63, открыть в Астане дублирующий центр для сохранения накопленной информации и последующего оперативного управления данными, поступающими со станций, создать филиалы в Актау, Шымкенте и Усть-Каменогорске и довести количество сотрудников до 900 (на сегодня численность персонала двух организаций составляет 380 человек). Так что без поддержки государства мы не сможем достичь желаемых результатов. Хочется надеяться, что в недалекой перспективе мы сможем получить тот объем финансирования, который позволит обеспечить исчерпывающей информацией не только госорганы для принятия правильных решений, но и всех желающих.

– Каков прогноз специалистов вашего института на ближайшее время?

– Делать прогнозы – вещь неблагодарная. Тем более что прогнозировать возможные землетрясения на годы вперед ни в одной стране еще не научились. Одно могу сказать твердо: в этом году в Алматинском сейсмоопасном регионе землетрясения с интенсивностью семь и более баллов не ожидается. Так что горожане могут быть спокойны.