Казахстанцы изнемогают под неподъемной тяжестью долгов, или пресса поднимает панику?

Опубликовано: 14 Февраля 2020 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Казахстанцы изнемогают под неподъемной тяжестью долгов, или пресса поднимает панику?
pixabay.com
просмотров 2028

Действительно ли казахстанцы изнемогают под неподъемной тяжестью долгов? Или же панику поднимает склонная к истерикам и преувеличениям пресса?

Для обсуждения этой животрепещущей темы и собрались на площадке аналитической группы «Кипр» в Алматы финансовые эксперты. У всех на руках – выверенные цифры, а эмоциональный окрас ситуации лучше всего отразило выступление депутата мажилиса Ирины Смирновой. Она возмущена тем, что принятие закона о банкротстве физических лиц, защищающего должников, бесконечно откладывается на потом. Интересно и то, что государство предоставило триллионную помощь банкам, признав сложившуюся в финансовом секторе ситуацию форс-мажорной. А почему же тогда банки в свою очередь не признали форс-мажором положение своих заемщиков?

Заемщик – это человек, который оказался в тяжелой жизненной ситуации. Говорят: банк пострадал. А человек что, не пострадал? – задала риторический вопрос Ирина Смирнова. – Мы его ограничиваем и там и сям. Он не может никуда уехать, а здесь он не сможет заработать и вернуть этот долг никогда! Это вечные рабы! Для них наша страна стала тюрьмой! Это нарушение их конституционных прав, что бы там ни говорили! Нужно менять ситуацию, создать условия для жизни и получения достойной заработной платы, чтобы никто не покупал в долг продукты, а банки работали в правовом поле.

Такая версия вроде бы вполне подтверждалась цифрами, представленными исполнительным директором первого кредитного бюро Асем Нургалиевой. В долгах как в шелках – это нормальное состояние почти всех казахстанцев, из 9,23 млн человек экономически активного населения страны заемщиками являются 7,46 млн человек.

Казахстанцев без долгов, все еще не имеющих кредитных историй, всего 1,77 млн человек – их финансисты обидно обзывают кредитными девственниками. Сюда обычно входят две категории населения: не имеющая дохода и имущества молодежь в возрасте 18–22 лет, которым банки не дают кредит на вожделенный смартфон, и граждане старше 45, не понимающие счастья насладиться банковскими финансовыми продуктами. Но кредитные девственники все равно скоро вымрут, каждый год их становится на полмиллиона меньше – идут в банк и берут!

Розничные кредиты в этом году подросли еще на 22% и достигли 7,4 трлн тенге. Объем займов, выдаваемых микрофинансовыми предприятиями, увеличился на 39%, в режиме онлайн – на 50,5%. Для сравнения: бизнес-кредиты на нужды производства за то же время едва сдвинулись на «вшивые» 2,6%.

5.jpg

Тем не менее Асем Нургалиева не видит оснований для паники. Во-первых, индивидуальные предприниматели нередко берут займы как розничные клиенты, так проще. Во-вторых, в сфере беззалогового потребительского кредитования 80% должников имеют среднюю задолженность в размере всего 316 тысяч тенге. По-настоящему в долгах только оставшиеся 20% заемщиков, на каждом из которых висит от одного до пяти миллионов тенге (в среднем – по 1,88 млн тенге), то есть больше половины всех занятых денег. В-третьих, а что такое 300 тысяч тенге при средней зарплате в размере 204 тысячи? Средняя задолженность по Казахстану получается ниже двух среднемесячных зарплат. Средняя сумма, которую берут в кредит сейчас, – 170 тысяч тенге.

Несмотря на устоявшееся мнение о высоком уровне закредитованности населения Казахстана, дискуссии на эту тему, как правило, не содержат какие-либо подтверждающие данные и достаточно обоснованные аргументы, не связанные с общим эмоциональным восприятием, – поддержала предыдущего оратора первый заместитель председателя совета Ассоциации финансистов Казахстана Ирина Кушнарева. – Для практической оценки ситуации необходимо проанализировать имеющиеся статистические данные, которые находятся в открытом доступе на интернет-ресурсе Национального банка и Комитета по статистике.
Павлодарец пытался покончить с собой, требуя выплатить ему зарплату
читайте далее

Официальная статистика говорит, что сумма кредитов на потребительские цели составила 4,2 трлн тенге, а сумма вкладов физических лиц – 7,9 трлн тенге. По данным Национального банка, 37% всех потребительских займов выдано в Алматы, 8% – в Нур-Султане, 6% – в Шымкенте, таким образом, эти три города занимают 51% общего портфеля. Больше доходов – больше кредитов. В Алматы зарплаты относительно большие, и задолженность по потребительским кредитам превышает месячные номинальные доходы в 5,4 раза. А в среднем по стране, если не есть вообще и пить только воду из-под крана, долг можно отдать за два месяца.

При средней зарплате в 203 тысячи тенге медианная зарплата не превышает 120 тысяч тенге. Если вычесть Нур-Султан, Алматы, Атырау, то и того ниже, –отмечает финансовый эксперт Расул Рысмамбетов. – При этом занимать у банка средства на покупку квартиры, телевизора и порой одежды – это, увы, новая нормальность. А что если бы кредитов не было, хватало бы медианной зарплаты на жизнь в городах или даже аулах? Поэтому хотелось бы подумать вслух: кредиты – это средство выживания или излишества?

По его мнению, отказ в выдаче кредитов домохозяйствам с маленькими доходами обоснован и обнажает проблему низких зарплат и высоких цен. Бедность нарастает, а кредиты ее углубляют. Реально семье из четырех человек, чтобы прожить, требуется 580 тысяч тенге, одиночке – 162 тысячи. Так что неудивительно, что в 2006 году казахстанцы тратили на продукты питания 30% домашнего бюджета, а в 2020-м – уже половину.

Взрывной рост потребительского кредитования после девальвации 2015 года является следствием снижения реальных доходов населения, – считает руководитель проекта Ekonomist.kz Касымхан Каппаров. – Кредитная амнистия 2019 года дала короткую передышку, но не решила проблему. Правительство стимулирует доходы населения за счет повышения заработных плат бюджетников, пенсий и стипендий. Однако такой непродуктивный рост доходов населения приведет лишь к повышению цен, которое нивелирует временный рост доходов.

По его данным, впервые за отечественную историю общая сумма займов, выданных юридическим лицам, стала меньше, чем сумма потребительских кредитов. На 13% упали займы малому и среднему бизнесу. Зато проедаемые потребительские кредиты уже доросли до 11,2 млрд долларов. И похоже, население их не боится: согласно данным исследования, в иерархии проблем казахстанцев на первом месте стоит страх безработицы, на втором – низкие зарплаты и нехватка денег… А где же выплата кредита и ипотеки? На девятом месте! Ниже медицины и жилья.

Нет универсального заемщика, как нет универсального самозанятого или безработного, в каждом случае есть свои детали и специфика, которые определяют эффективность решений, – подвел итог экспертного обсуждения модератор Ерлан Смайлов. – Например, есть понимание, что проблема закредитованности и невозможности обслуживать свои обязательства актуальна в большей степени для бедных и малоимущих слоев населения. Соответственно, надо искать решения с учетом этих особенностей, может, в виде особых кредитных продуктов. Естественно, что кредитные продукты для среднего класса должны иметь свою соответствующую специфику и так далее.

В общем, жизнь продолжается. Брали и будут брать. Просто финансовые продукты у нас не той системы.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале