просмотров 5352

Простая вещь: «убить» двух зайцев, лелея обоих

Опубликовано: 01 Апреля 2019 Автор: Андрей ЖДАНОВ | Алматы
Простая вещь: «убить» двух зайцев, лелея обоих

На заседании правительства Казахстана во вторник, 26 марта, обрело более зримые черты развитие в республике экономики простых вещей. То есть выполнение задачи, поставленной Нурсултаном Назарбаевым в октябре 2018 года в своем послании «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» народу страны.

«Наша торговая политика должна перестать быть инертной»

Наша торговая политика должна перестать быть инертной, – отмечал глава государства. – Необходимо придать ей энергичный характер с целью эффективного продвижения наших товаров на региональных и мировых рынках. Одновременно нужно помогать нашим предприятиям осваивать широкую номенклатуру товаров народного потребления, развивать так называемую экономику простых вещей. Это важно не только для реализации экспортного потенциала, но и насыщения внутреннего рынка отечественными товарами.

Реализуя это поручение, в прошлом году правительство обязалось предоставить обрабатывающей промышленности и в целом несырьевому сектору в течение ближайших трех лет 500 млрд, а Национальный банк – льготных кредитов на 600 млрд тенге. Только в рамках госпрограммы «Дорожная карта бизнеса-2020» для поддержки малого и среднего предпринимательства предусмотрено выделение дополнительно 30 млрд тенге. И уже к декабрю прошлого года, по данным Миннацэкономики, был сформирован пул из четырех тысяч проектов, которые вправе рассчитывать на поддержку государства.

Эту тему в минувший вторник, 26 марта развил на заседании правительства министр индустрии и инфраструктурного развития РК Роман Скляр.

Роман Скляр.jpg Льготное финансирование бизнеса к 2025 году позволит создать 16 тысяч постоянных рабочих мест, – сказал он, – обеспечить рост налоговых поступлений в бюджет на 1,1 трлн тенге, снизить долю импорта продукции экономики простых вещей с 59% до 37%.

По словам министра, уже в текущем году уже будут модернизированы и расширены предприятия и проекты в легкой промышленности, уточнив:

Созданный на базе НПП «Атамекен» проектный офис по реализации программы «Экономика простых вещей» будет способствовать информированию и оказывать помощь бизнесу на местах для получения мер поддержки в рамках программы. Аскар Мамин.jpg

Уделить экономике простых вещей и ее конкретике особое внимание призвал на заседании и премьер-министр Аскар Мамин.

Мы определили приоритетные сектора обрабатывающей промышленности, – отметил он. – Поэтому должны быть конкретные результаты. Это дополнительный стимул как для импортозамещения, так и для обеспечения продуктивной занятости населения.

В выполнении этих актуальных задач видятся минимум две серьезные проблемы.

«Пропуск в коммунизм – сертификат»

Первая – найти оптимальный фарватер между Сциллой и Харибдой, то есть соблазном наращивания экспорта высококачественной готовой продукции за звонкую монету и необходимостью насыщения ею внутреннего рынка, удовлетворения потребностей самих казахстанцев.

Говорить об этом заставляет сенсационный, но противоречивый прошлогодний успех Казахстана – его выход на первое место в мире по производству такой ценнейшей агрокультуры, как лен. Точнее, его маслосемян. Получив их без малого 1 млн тонн, республика значительно опередила прежних лидеров этой отрасли: Канаду, США, Россию, Францию, Китай и Индию.

Да вот досада: с 2013 года, когда Казахстан начал выходить в когорту мировых доминантов производства маслосемян льна, на экспорт уходит не только львиная доля произведенного из них масла (в 2017 году – 22 тысячи из произведенных 27 тысяч тонн), но и сырья, то есть самого зерна. Европа (в первую очередь Бельгия) и Китай скупают их у республики буквально на корню – то есть еще во время весенней посевной, когда заключаются экспортно-импортные контракты. И по-прежнему на внутреннем рынке отечественное полезнейшее льняное масло редкость, а его розничная цена (литр – минимум тысяча тенге) слишком высока для большинства населения...

В этом прослеживается стародавнее – советское – низкопоклонство перед зарубежьем, когда отечественные товары на экспорт и сервис для иностранцев всегда были намного лучше, чем аналоги для внутреннего потребления. Достаточно напомнить хотя бы о существовании в 1930-х и 1960-1980-х годах сети магазинов Торгсина (Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами), «Березка», «Каштан», «Ивушка», «Чинар», «Албатрос», «Дзинтарс» и под другими названиями, где еду, выпивку, ювелирку, одежду и прочие потребительские товары высокого качества можно было купить только за золото, иностранную валюту или их суррогаты (сертификаты, чеки, боны и др.).

Можно также напомнить горькую иронию по поводу той системы, например, из написанного в 1968 году стихотворения Евгения Евтушенко «Русское чудо» о старушке, попавшей в магазин «Березка»:

Но явился страж и, полный сил:
«Есть сертификаты?» – вопросил.
Та не поняла: «Чего, сынок?»
А сынок ей показал порог.
Он-то знал, в охранном деле хват,
Пропуск в коммунизм – сертификат.
И без самой малой укоризны
Выстуженной снежною Москвой
Тетя Глаша шла из коммунизма
Сгорбенной, с авоською пустой.

Наконец, можно напомнить и неоднократные в течение последнего десятилетия призывы правительства и Нацбанка Казахстана к дедолларизации отечественной экономики. Найдется ли в дедолларизации более справедливое место интересам казахстанцев, в том числе насыщению внутреннего рынка хорошими отечественными потребительскими товарами – вопрос пока открытый.

«Мы с Аблаем Исабековичем лично будем участвовать»

Вторая проблема имеет прямое отношение к персональной ответственности высокопоставленных лиц за порученный участок работы.

Как уже сказано, на заседании правительства 26 марта министр Роман Скляр сообщил, что на базе национальной палаты предпринимателей (НПП) «Атамекен» создан проектный офис по реализации программы «Экономика простых вещей». Подробнее о его задачах Скляр и председатель правления НПП Аблай Мырзахметов рассказали на пресс-конференции 18 марта в Службе центральных коммуникаций.

Мы совместно (с национальной палатой, – А.Ж.) разрабатывали «Дорожную карту» и видим заинтересованность бизнеса, – отметил Скляр. – Принято решение создать проектный офис на площадке «Атамекен», где мы с Аблаем Исабековичем лично будем участвовать в работе и информировать общественность о ходе реализации программы. Аблай Мырзахметов.jpg Офис будет осуществлять сопровождение проектов бизнеса от стадии разработки бизнес-плана до финансирования, – дополнил Мырзахметов. – Мы будем вести постоянный мониторинг проектов, выявлять причины, по которым банки отказывают в кредитовании, предлагать новые механизмы по их поддержке. Будем постоянно разъяснять условия поддержки предпринимателям.

По словам спикеров, в рамках программы поддержано будет не только производство готовой продукции, но и выработка необходимого сырья и продуктов первичной переработки (например, цепочка «сахарная свекла – сахар – кондитерские изделия»), а также дальнейший сбыт. Комплексный подход позволит не только создать новые производства, но и даст возможность дозагрузить и модернизировать имеющиеся предприятия.

По условиям кредитования срок займа составит девять лет, номинальная ставка вознаграждения для заемщиков – 8% за счет субсидирования ставки в рамках программы «Дорожная карта бизнеса-2020». К программе подключилось восемь банков второго уровня. Чтобы получить финансирование, предпринимателю необходимо направить заявку в банк, пройти процедуру оценки и согласования и обратится в фонд развития предпринимательства «Даму».

В работу офиса планируется вовлечь представителей Казахстанского института развития индустрии, Ассоциации финансистов Казахстана, управляющего холдинга «Байтерек» и предпринимателей. В областях офис будет работать при региональных палатах НПП, в него войдут представители акиматов, банков, филиалов «Даму». Заседания будут проходить на еженедельной основе.

В целом программа «Экономика простых вещей» позволит к 2025 году увеличить производство 365 видов товаров в 2,4 раза.

«На самом-то деле там фикция, обман»

Все это выглядит красиво, но не следует забывать, что совсем недавно, в период отставки и обновления правительства страны, тема проектного менеджмента получила в Казахстане далеко не лучший резонанс. Имею в виду добровольную, публичную отставку опытного управленца Армана Евниева с поста первого заместителя министра сельского хозяйства.

Случилось то, что должно было случиться, потому что к этому все шло, – написал он на своей странице в Facebook. – Считаю, что каждый госслужащий в ответе за результат работы всего правительства. В том числе и я. Вроде бы работал изо всех сил, где-то даже на пределе физических возможностей. Отец воспитывал и учил любое дело в жизни делать так, чтобы можно было гордиться результатом. А если нет результата или результат, за который стыдно – имеет ли смысл работать в таком формате дальше?! Арман Евниев 1.jpg

Как выяснилось, главной причиной ухода Евниева стала его глубокая неудовлетворенность своей работой именно в качестве проектного менеджера.

Моя ниша, которую я последние 10 лет продвигал, – это проектный менеджмент в госсекторе, – объяснял свой шаг Арман Евниев в последующем интервью Informburo.kz. – Но желание самореализоваться мне не позволяет дальше в этих тисках находиться – быть в этом замкнутом пространстве, в этой коробке, ходить по совещаниям, отписывать каждый день 100 писем, рассматривать и писать отчеты какие-то, когда можно заниматься живой работой.

По словам Евниева, министерство – лишь часть системы госуправления, в которой надо ежедневно взаимодействовать с другими органами, но именно на стыке с ними происходит пробуксовка.

Мы не можем на них в достаточной степени влиять, – признавался Евниев, – потому что они находятся в круговороте бюрократии, документов, совещаний и не могут остановиться.

На вопрос, в чем именно прежнее правительство работало неправильно и что бы он лично изменил, Евниев ответил:

Управленческий механизм, который все годы был в Советском Союзе, он остался, вся иерархия, вся структура министерств, акиматов, правительства не сильно претерпела изменения. А мир уже ушел от этого, он пошел к сетевым моделям, к сетевой архитектуре, к партнерству, к матричной структуре, проектно-ориентированным структурам и в правительствах, и в министерствах, и прочих ведомствах. А мы все топчемся.

Евниеву обидно, когда куча людей в канцелярии сидит, пишет повестку дня, вступительное и заключительное слово премьер-министра, проект протокола, список и тезисы выступлений приглашенных. Бывший первый замминистра напомнил фильм «Как закалялась сталь», в котором комсомольцы и коммунисты строят железную дорогу кирками и лопатами.

К сожалению, мы до сих пор управляем кирками и лопатами, – считает Евниев. – Мы копаем, собираем людей, орем на них: давайте, день и ночь, срочно надо это прокопать, и мы копаем и копаем лопатами, а весь мир давно пересел на экскаваторы. Экскаватор – это проектный менеджмент, сам по себе он не нужен, но он помогает достигать целей. Проектный менеджмент.png

По словам агрария, ошибка предыдущего правительства в том, что оно создавало проектные офисы лишь на бумаге.

Я предлагал правительству: сделайте такой офис, чтобы там сидели представители всех министерств, – рассказывал Евниев. – Если один Минсельхоз просить будет, ничего не получится. А если бы правительство сказало: «Вот вам место, ну-ка, каждое министерство двоих сотрудников посадите здесь. У нас есть такие госпрограммы: «Нурлы жер», «Нурлы жол», «Денсаулык», АПК, малый и средний бизнес и так далее. Министерства, которые отвечают за эти программы, по два человека посадите в офис». И от каждого министерства по этой программе формируется группы управления, которые у себя в ведомстве работают, но раз в неделю они приходят в open-space, садятся и обсуждают: что мы должны были сделать за эту неделю, что сделали, что не получилось и почему.

По мнению бывшего замминистра, незачем долго разговаривать об экономике простых вещей, AПК или малом и среднем бизнесе.

Если есть вопрос какой-то, собрались, НПП, бизнес пригласили и тут же все решили, – считает Евниев. – Это работа здесь и сейчас. Что сложного правительству выделить помещение 200-300 квадратных метров, посадить 20-30 человек, сделать график, вывести экран, ситуационный центр? Не вижу никакой проблемы, чтобы этот офис развернуть за неделю. За месяц он будет работать как часы. Однако первый краеугольный камень проектного менеджмента – это персонификация ответственности.

В ней-то и зарыта собака, убежден аграрий.

Сказка – ложь, да в ней намек

Второй краеугольный камень проектного менеджмента – это четкая цель к четко определенным срокам, считает Евниев. По его словам, невозможно перепрыгнуть пропасть на 99%, ты все равно упадешь в нее, не выполнив поставленную задачу, таковы жесткие правила.

В чем были реальные проблема экс-правительства? – рассуждает Евниев. – Например, 12 июля 2018 года оно утверждает нам общую программу. Я ничего не имею против Минздрава, лично министра, но 15 октября оно актуализирует решение правительства на свою госпрограмму. Ответственные за реализацию у них все. А смотрите, как цель изложена: «Укрепление здоровья населения, внедрение новой политики, модернизация национальной системы здравоохранения». Можно ли при такой формулировке целей и такой ответственности кого-то спросить: ты на 99% выполнил или на 50%? Кого бы вы ни схватили за руку, он скажет: извините, я день и ночь укрепляю здоровье населения, я утром гимнастику сделал, как вы меня можете наказать, я внедряю политику! За что взять? Нет конкретного измерения!

В заключение интервью Арман Евниев поведал притчу о китайском полководце Сунь-цзы, жившем 2000 с лишним лет назад:  


Спросил однажды Сунь-цзы правитель: тебя считают великим полководцем, а если тебе дать слабое войско, сможешь сражаться? Отвечает Сунь-цзы: с любым смогу. Правитель смеется: вот мой гарем, сможешь с ним побеждать? Смогу, отвечает Сунь-цзы. Ну так попробуй, смеется вновь правитель. Собирает Сунь-цзы гарем правителя, старшую жену назначает офицером и приказывает: я буду отдавать команды тебе, а ты – солдатам, выполняй. И командует: «Напра-во!». Старшая жена что-то пролепетала остальным, кто-то налево повернулся, кто-то на землю сел. Полководец пробует еще раз. Снова не получилось.

Сунь-цзы обращается к правителю: «Я не виноват, я объяснял дважды. Солдаты виноваты? Нет. Виноват офицер. Он отдавал команду так, что случался разброд. Надо казнить офицера». Правитель замялся. Но Сунь-цзы стоит на своем: здесь много людей нас слышало, дойдет до соседнего царства, нас не поймут, подумают, что между правителем и полководцем в нашем царстве разногласия, что мы ослабли, в конце концов начнется война, можем свое царство потерять. Старшую жену таки казнили. Сунь-цзы назначает офицером следующую старшую жену правителя, командует, гарем-войско четко все исполняет, и пошло дальше все нормально, ни войн тебе, ни потрясений.

Сказка – ложь, да в ней намек на закономерные вопросы. Почему проектный офис экономики простых вещей создается не в правительстве, а в НПП «Атамекен», то есть в некоммерческом, неправительственном, фактически общественном объединении представителей деловых кругов? Нет ли в этом стремления и обновленной исполнительной власти уйти от конкретной, реальной ответственности за выполнение задачи, поставленной елбасы? А какой спрос с общественников?..

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале