Нефтяной барельеф

Опубликовано: 13 Декабря 2018 Автор: Беседовал Виктор САПОЖНИКОВ | Алматы
Нефтяной барельеф
pixabay.com

В последние несколько лет мировой нефтяной рынок стал крайне непредсказуемым. Периоды стремительного роста и оптимизма сменяются резкими падениями и паническими настроениями. О том, в какую сторону вновь качнутся котировки, по какой причине ссорятся нефтедобывающие страны, почему сегодня нежелателен рост цен на «черное золото» и когда ждать его дефицита, мы побеседовали с советником генерального директора АО «Казахский институт нефти и газа» Акбаром ТУКАЕВЫМ.

– Расскажите, каким стал уходящий год для нефтяного рынка?

– Начнем с того, что средняя цена марки Brent по итогам 2018 года составит около 71,5 доллара за баррель. С одной стороны, это рост на 32% по сравнению с 2017 годом, когда средние котировки колебались на уровне 54 долларов. С другой стороны, такой существенный рост провоцирует факторы противодействия. Этим летом сложился комплекс причин, толкающих нефтяные цены вниз. В их числе: рост добычи нефти в США; всплески уровней добычи в России, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейте, Ливии, Нигерии и Бразилии; замедление сокращения добычи в КНР, Мексике и Норвегии; обещание Трампа снизить внутренние цены на нефтепродукты; торговые войны США с ЕС и КНР, влияющие на объемы потребления нефти; возобновление роста индекса доллара США; резкое снижение (более чем на 60%) чистых длинных позиций по нефтяным фьючерсам и опционам на Лондонской и Нью-Йоркской биржах; сезонное снижение спроса в Европе в октябре – декабре; теплая зима в Северной Америке и т. д.

Как видно, список довольно обширный. К примеру, развернувшееся соревнование в объемах добычи привело к превышению мирового предложения нефти над спросом в районе 1,5 млн баррелей в сутки в октябре – ноябре. Если бы не соглашение ОПЕК+, то цена в 52 доллара за баррель марки Brent была бы достигнута уже в середине декабря.

– Значит, у нефти снова начался «трудный» период, грозящий спадом?

– Не совсем так. Помимо соглашения ОПЕК+ существует определенный перечень факторов, способных поддержать нефтяные цены. Мировой экономический рост хоть и снизился, но остается в районе 3%. Спрос на нефть на планете продолжает расти. В этом году потребление достигнет 99 млн баррелей в сутки против 77 млн в 2000 году, 88 млн – в 2010 году и 95 млн – в 2015 году. Китай, являясь вторым потребителем углеводородов в мире, в марте и октябре установил новые исторические рекорды в объемах переработки нефти, доведя показатель до 53 млн тонн в месяц. Активно развивается мировая нефтехимия. Сейчас на стадии строительства около 20 крупных нефтехимических комплексов.

Между тем, возможности роста нефтедобычи в мире не безграничны. По 50 крупнейшим нефтегазовым месторождениям мира совокупные остаточные запасы сейчас составляют только 23% от уровня на момент открытия.

Незадействованные мощности добычи в ОПЕК сейчас на самом низком уровне за последние восемь кварталов. По данным Международного энергетического агентства, наблюдается существенное ухудшение динамики разведки месторождений традиционной нефти и газа. Если в первое десятилетие XXI века среднегодовой объем открытия новых запасов нефти составлял порядка 15 млрд баррелей, то текущий показатель второго десятилетия – менее 5 млрд баррелей.

Таким образом, есть фундаментальные параметры рынка, способные вместе с ОПЕК+ поддерживать рынок.

2.jpg

– Одним из главных ньюсмейкеров нефтяного рынка стали в этом году США?

– Абсолютно верно. Можно по-разному реагировать на деятельность 45-го президента этого государства, но следует признать, что целый ряд предвыборных обещаний выполняется.

В эпоху немого кино был тапер, играющий на пианино и задающий настроение по сюжету фильма. По сути, сегодня США выполняет функции такого музыканта для экономики и нефтяного рынка мира.

Во-первых, в результате новой протекционистской политики Вашингтона серьезно ослаблены позиции ЕС и Китая, ожидания темпов экономического роста по которым стали менее оптимистичными.

Во-вторых, осенью снижены цены на нефть и нефтепродукты.

В-третьих, радикально меняется экспортно-импортный нефтяной баланс США.

По поводу торговых войн и твиттов Трампа все наслышаны, а вот в части изменения нефтяного баланса остановлюсь чуть подробнее.

Блокируя Иран, используя кнут и пряник в отношении отдельных нефтепроизводителей и потребителей, США расширили возможности своего экспорта и создали дополнительные ниши на внутреннем рынке.

3.jpg

Так, в результате вытеснения Ирана США нарастили поставки нефти в Японию с 16 тысяч баррелей в сутки в начале 2018 года до 150 тысяч осенью, в Корею – со 100 тысяч баррелей до 300 тысяч, в Индию – с 30 тысяч баррелей до 200 тысяч. Напомню, что эти страны были ключевыми потребителями иранской нефти. При этом не надо обманываться в отношении определенных послаблений и льготных периодов. Это сделано, чтобы нарастить навес предложения на мировом рынке, тем самым снижая нефтяные цены.

Что касается внутреннего рынка Северной Америки, то сланцевая нефть начала вытеснять аналогичную по качеству продукцию, поставляемую из отдельных стран Африки. В 2017 году американцы закупали более 330 тысяч баррелей в сутки нигерийской нефти. К осени 2018 году показатель снизился до 100 тысяч, тогда как производство в американской формации Bakken выросло на 200 тысяч баррелей в сутки.

Таким образом, экономическая политика Вашингтона привела к расширению возможностей роста сланцевой добычи, а также к существенному снижению импорта.

Общая добыча нефти и конденсата в США с 13 млн баррелей в сутки в 2017 году сейчас выросла до среднегодового уровня в 15 млн баррелей в сутки. Добыча только нефти увеличилась с 9,4 млн до 11 млн.

Чистый импорт нефти с уровня около 6,5 млн баррелей в сутки в прошлом году сейчас снизился до 5 млн баррелей в сутки. Учитывая растущие объемы экспорта нефти и давние позиции США в качестве нетто-экспорта нефтепродуктов, в конце ноября это государство впервые за 70 последних лет достигло недельного статуса чистого экспортера по совокупности нефти и нефтепродуктов.

– Какие разногласия сегодня существуют среди участников OPEC+? Почему так трудно протекали переговоры?

– Успешное выполнение соглашения ОПЕК+ в 2017 году вызвало эйфорию среди его участников. Так, цена на нефть за тот год выросла на 24%, запасы нефти и нефтепродуктов в ОЭСР сократились на 200 млн баррелей и стали ниже средней пятилетней планки. Доходы от экспорта нефти в ОПЕК выросли на 130 млрд долларов. В этом году к названным факторам добавились меры США против Ирана, спад добычи в Венесуэле, нестабильная траектория производства в Ливии и других странах ОПЕК, что подстегнуло рост нефтяных цен до планки 80 долларов за баррель.

4.jpg

Но последовавшие затем данные о росте сланцевой добычи, проблемы со спросом вследствие торговых войн, внезапный льготный период по закупкам иранской нефти, новый рост коммерческих запасов ОЭСР, инициирование панических настроений на биржах привели к необходимости более жесткого мониторинга ситуации.

Уже начиная с сентября начало расти понимание востребованности новых действий ОПЕК+. Но, естественно, каждый участник стремился в некоторой степени снизить свои издержки, переложить ответственность на других участников. Свою роль сыграли вносимые извне и раздуваемые противоречия на почве исторических разногласий, к примеру между Саудовской Аравией, Ираном, Катаром и другими государствами.

В связи с этим очень важно, что участники ОПЕК+ поступились своими частными интересами, проявили объективность и пришли к компромиссным решениям, несмотря на все попытки расшатать их договоренности. Продекларированное сокращение на 1,2 млн баррелей в сутки, на мой взгляд, приемлемая планка, позволяющая стабилизировать рынок.

– И все-таки страны – участники OPEC+ договорились о снижении добычи. В результате этого котировки нефти перестали снижаться и стабилизировались. Насколько продолжительным будет этот тренд?

– Как ни парадоксально, но для мирового нефтяного рынка резкие скачки цен вверх сейчас нежелательны. Второе полугодие 2018 года было чрезмерно волатильным. Рынку необходима стабилизация, излишний рост цен будет стимулировать перепроизводство. Между тем в январе 2019 года ожидается сезонное снижение спроса на нефть в КНР, Индии, Японии, Германии, Великобритании, Италии, Канаде и т. д. Пресс растущих цен в текущих условиях приведет к ограничению потребления.

Кроме того, средний уровень затрат по добыче одного барреля нефти за 2018 год по сотне ведущих нефтегазовых компаний мира вырос примерно на 18%. Соответственно, чтобы несколько охладить энтузиазм в сланцевом секторе, приблизительная средняя цена Brent и WTI сейчас должна составлять менее 64 и около 50–55 долларов за баррель. Это желательный ориентир на ближайшие месяцы. Торопиться с ростом цен в настоящее время не надо. Именно поэтому сейчас нет активной информационной атаки на биржевые настроения.

– Как вы считаете, сегодня есть переизбыток предложения или это просто игры спекулянтов?

– К сожалению, оперативные данные Международного энергетического агентства и Управления энергетической информации США показывают в последние месяцы превышение предложения над спросом на 1,2–2 млн баррелей в сутки. В декабре ситуация улучшится, но в январе проблема снова актуализируется. И комплекс факторов для такой ситуации является весомым.

Первая причина переизбытка – это многолетний рост добычи в ряде стран, не входящих в ОПЕК. Из-за них и произошел нынешний дисбаланс. В последние три года объемы добычи сырой нефти в картеле находились в достаточно ограниченном диапазоне 32–33,5 млн баррелей в сутки, а производство конденсата было стабильно в районе 6,5–6,7 млн баррелей в сутки. Вместе с тем совокупное производство жидких углеводородов в США, Канаде и Бразилии за этот период выросло с 22 до 27 млн баррелей в сутки.

Вторая причина – остановка падения добычи нефти в КНР, Мексике и Норвегии. Совокупное производство в этих трех странах составляет около 8% мировой нефтедобычи. Поэтому изменение траектории в этих государствах ликвидировало один из элементов балансировки рынка.

Третья причина – резкий рост добычи сырой нефти в ОПЕК во втором полугодии этого года. С июня по ноябрь показатель картеля без Ирана и Венесуэлы вырос примерно на 1,7 млн баррелей в сутки. Это очень много для ОПЕК за такой относительно короткий период.

Развернувшиеся торговые войны привели к некоторому замедлению экономического роста ряда государств, а следовательно, и к слабопозитивным сценариям по росту спроса на нефть. К примеру, вышеупомянутые индексы деловой активности в КНР и Еврозоне в ноябре находились на самом низком уровне за последние 2,5 года. Таким образом, результаты по объемам потребления нефти в Китае и ЕС в текущем году ниже прогнозов, сделанных в начале года, примерно на 400 тысяч баррелей в сутки.

Отсюда темпы роста спроса на нефть сейчас несколько замедлились, а производство резко возросло.

– Часто можно слышать о том, что ожидается дефицит нефти в долгосрочной перспективе из-за снижения инвестиций в проекты нефтедобычи? Так ли это?

– По данным Международного энергетического агентства, в 2017–2018 годы объемы инвестиций в разведку-добычу углеводородов находятся ниже уровня 2014 года почти в два раза. Да, могут возразить, что всплеск во многом был связан с финансированием сланцевой индустрии США. Однако по всему миру усложняются поиск и добыча углеводородов, а значит, необходимы дополнительные затраты. Проблематика глобального инвестирования видна и по структуре вложений. За последние пять лет капитальные затраты на действующие месторождения на планете стали на 30% превышать показатели новых проектов.

По сути, ситуация с недостаточным инвестированием – это мина замедленного действия в мировом нефтепроизводстве. С учетом инвестиционного цикла для новых проектов (пять-восемь лет), уже к 2025 году планета может столкнуться с разрывом желаний и возможностей в удовлетворении спроса на нефть, т. е. возрастает вероятность периодов дефицита.

– Как отработала казахстанская нефтедобывающая промышленность в этом году?

– Ожидаемый объем добычи нефти и конденсата в Казахстане в нынешнем году составляет около 90 млн тонн, что будет новым историческим рекордом для страны. В свою очередь такой показатель обеспечит порядка 3 трлн тенге годовых поступлений в Национальный фонд страны. Это четвертый по объемам финансовый результат за все годы независимости и наивысший при ценах на нефть ниже 100 долларов за баррель.

За последние 18 лет нефтяная отрасль страны направила в бюджет и Национальный фонд республики почти 30 трлн тенге. Если учитывать поступления и курсы валют в каждый год, то совокупный вклад «нефтянки» составляет несколько сотен млрд долларов.

С учетом новых договоренностей ОПЕК+ в 2019 году ожидаются поступления от нефтяной отрасли в Нацфонд Казахстана на сумму не менее 2,5 трлн тенге.

– Спасибо за интересные ответы!

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Чьи Гуччи круче
Как мы с Ольгой Малышевой не прошли квест «найди нестыдный казахский чапан за 100 долларов
338 0 0
Празность потенциалов
Правительство обещает снизить импорт товаров народного потребления наполовину.
8256 0 0
Санкционный смотритель
Как антироссийские санкции влияют на Казахстан?
2432 0 0
Метро не сразу строилось
Строительство метро в Алматы и китайском Ханчжоу – Ахиллес не убежит от черепахи!
2578 0 0