Празность потенциалов

Опубликовано: 08 Февраля 2019 Автор: Андрей ЖДАНОВ | Алматы
Празность потенциалов
pixabay.com

В ближайшие годы Казахстан наполовину снизит импорт товаров народного потребления. Об этом в минувшую среду сообщил на пресс-конференции в правительстве министр индустрии и инфраструктурного развития РК Женис Касымбек.

«Из 600 млрд тенге, выделяемых по поручению главы государства, 400 млрд тенге будут направлены на обрабатывающую промышленность, – рассказал глава ведомства. – Это позволит запустить производство порядка 250 промышленных товаров, которые ежедневно используются казахстанцами и импорт которых составляет 82%».

Таким образом, ввоз потребительских товаров будет снижен на 50%. По словам министра, новым госфинансированием будет стимулировано производство тканей, одежды и обуви, удобрений, лакокрасочной продукции, окон и дверей, мебели и так далее.

Так какое производство вправе рассчитывать на столь мощную поддержку государства?

Критерий – только высокое качество

Начнем с хлеба насущного – отечественных продуктов питания. Обеспеченность республики ими в 2017 году (статистики за прошлый год пока нет) превысила 80%. В том числе говядиной, свининой и кониной соответственно – 98,1%, 99,4% и 99,1%. Поэтому внутренний рынок мяса (за исключением птичьего) независим от импортных поставок.

Обеспеченность макаронными изделиями – 93,6%, молоком – 99,6%, кисломолочными продуктами – 86,1%. Вместе с тем по отдельным товарам доля отечественного производства во внутреннем потреблении оставляет желать лучшего: мясо птицы – 51,8%, сливочное масло – 68,3%, сыр и творог – 56,5%, растительное масло – 72,9%, колбасные изделия – 58,7%, яблоки – 58%, рыба – 65,5%.

По идее, подобный расклад позволяет надеяться на господдержку в основном лишь отечественным компаниям, выпускающим продукцию высшего качества и особо полезную для человека. Такие предприятия в республике есть.

Например, в Алматы есть фирма по выпуску натуральных молочных и кисломолочных продуктов с короткими сроками годности (без консервантов), с которой явно не готовы конкурировать остальные местные производители. Не упоминаю название этой компании только потому, чтобы не быть обвиненным в бесплатной рекламе. Ограничусь лишь информацией о том, что основатель этого предприятия – известный борец за здоровое питание Торегельды Шарманов, а лично я стараюсь покупать только эту молочку, адекватную по цене и качеству, уже минимум лет восемь. К счастью, это предприятие уже не одиноко – похожую продукцию выпускает и фирма в Акмолинской области, с ней год как знакомы жители Астаны.

И будет до слез обидно, если хотя бы тыин из 400 млрд тенге обещанной господдержки достанется производителям фастфуда, чипсов, пепси-колы и прочего мусора, заполонившего казахстанский общепит и торговлю.

Условие приема на работу

Следующая важная позиция – лекарства. По данным Минздрава, доля отечественных препаратов в их общем употреблении год от года неуклонно увеличивается. Но это свидетельствует не столько о росте их популярности и эффективности, сколько о снижении покупательной способности населения. Да, отечественные препараты дешевле, но лучше ли они зарубежных аналогов – большой вопрос.

Вновь сошлюсь на личный опыт. Из-за нехорошего влияния на желудок я давно отказался от аспирина и с 1980-х годов перешел на лекарство, изобретенное латвийским ученым-фармацевтом Янисом Полисом. Этот препарат многократно спасал меня от простуды и гриппа в командировках и дома без каких-либо неприятных последствий. В новые времена его начали выпускать в России и Казахстане. Пробовал я и отечественный, и российский – не то. Поэтому по-прежнему покупаю и пользуюсь произведенным в Латвии, хотя он и намного дороже.

Биодобавки ежедневно в рационе населения развитых стран .jpg

Другой вопрос – вправе ли государство поддерживать отечественных фармацевтов, выпускающих устаревшие и небезобидные лекарства. Пример навскидку – парацетамол, без которого в Казахстане не выпускается даже вроде бы безвредный цитрамон (он у нас только с маркировкой «П»). В нашей стране парацетамол в чистом виде и в качестве составной части других лекарств остается самым доступным массовым жаропонижающим и болеутоляющим средством. Тогда как в США и целом ряде стран Европы он давно запрещен как слишком рискованный препарат, не сочетающийся с другими лекарствами и негативно влияющий на печень и почки.

На мой взгляд, гораздо большего внимания государства заслуживают предприятия, выпускающие не лекарственные, а профилактические, оздоровительные средства. В том числе – биологически активные добавки (БАД). Они порядком поруганы в СМИ в диапазоне от «бесполезно» до «вредно». Хотя в Японии с самой высокой в мире продолжительностью жизни 83,7 года (2018 г.) их употребляют 90% (некоторые источники утверждают, что все 100%), в Австралии, Италии, Исландии и Швейцарии (там живут в среднем 82,3–82,7 года) – 50–70% взрослого населения.

Для сравнения: в 2018 году в России, где БАДы употребляют всего 3% взрослых, продолжительность жизни составила чуть больше 70 лет, в Казахстане (сколько граждан у нас принимают биодобавки, неизвестно) – 72,3 года. А куда деваться жителям Японии и остальных стран-долгожителей?! Ведь там изрядное число работодателей давно выдвигает среди условий приема на работу регулярное потребление БАД!

Не поддаешься вербовке – покупай дороже

Было бы наивно утверждать, что приведенная высокая продолжительность жизни обусловлена исключительно эффектом биодобавок, но тренд-то налицо. Следуя ему, я принимаю простейшие и относительно недорогие БАД отечественного производства со времени, когда их выпуск начали казахстанские фирмы – с середины 1990-х годов – и пожаловаться не могу. Вызывает лишь сожаление, что их ассортимент в аптеках за последние годы сократился, как и осложнился доступ к этим препаратам на фоне роста аналогичного импорта.

Евгений Перепелица 1.jpg

Показательны в этом смысле метаморфозы в деятельности Евгения Перепелицы (по образованию, кстати, журналиста) – первого в Казахстане предпринимателя, занявшегося разработкой и промышленным производством отечественных БАД с конца 1980-х годов. Перепелица продолжает свое дело. Но если 10–15 лет назад от его продукции в алматинских аптеках рябило в глазах, то сегодня и ассортимент намного меньше, и доступ к ней осложнился. В этом я убедился на сайте фирмы под очень громким названием, которая на поверку оказалась коллективным дистрибьютором (объединением самостоятельных физических лиц) – эксклюзивным торговцем препаратами Перепелицы по правилам сетевого маркетинга.

Кто сталкивался с ним (MLM, или multi-level marketing – многоуровневый маркетинг), не даст соврать, что первым делом сетевики стремятся рекрутировать в свои ряды новичков, и только в случае заключения дистрибьюторского контракта получаешь прямой доступ к распространяемой продукции по льготной цене. Часто MLM путают с финансовыми пирамидами и прочими мошенническими схемами, хотя это вполне легальный и до нюансов продуманный жесткий бизнес с использованием нейролингвистического воздействия на потенциального потребителя. А если не поддаешься в MLM вербовке, то покупай товар ощутимо дороже и только у действующих сетевиков.

Почему им доверился Евгений Гаврилович, судить не берусь, но наверняка не от хорошей жизни.

Заговор крупного капитала

Идем дальше – одежда и обувь, потребность жителей республики в которых более чем на 90% покрывается импортом. Для наращивания выпуска предстоит огромная работа по воссозданию и реформированию сырьевой базы и производственной инфраструктуры всей легкой промышленности, разрушенной в 1990-е годы. Здесь работы непочатый край. В качестве иллюстрации остановлюсь лишь на сырье для одежды и обуви.

shoes1_251610.jpg

Для них в Казахстане традиционные исходные продукты – хлопок, шерсть и кожа. Сейчас их львиная доля в необработанном виде по низкой стоимости уходит на экспорт, подчас возвращаясь в виде готовых импортных изделий, естественно, по ценам в разы выше. Думается, перед распределением финансовой господдержки необходим тщательный подсчет, возможно, большое комплексное исследование, что выгоднее. Или частичная переориентация этого экспорта на внутренний рынок за счет восстановления традиционных для республики направлений: текстильной, швейной и обувной промышленности на основе отечественных хлопка, шерсти и кожи. Или же вовлечение в оборот других источников, резервы для чего существуют как с советских, так и с незапамятных времен. А может быть, и то и другое?

Первое, что приходит на ум – использование для выпуска одежды и обуви продуктов нефтепереработки, служащих сырьем для производства синтетических материалов. Вряд ли целесообразно сегодня производство нейлона, полиэстра, болоньи, джерси и прочих тканей – рудиментов ХХ века. Разработка и производство синтетики шагнули далеко вперед, приближая ее качество к натуральным материалам. Да вот беда: пока результаты этого продвижения весьма дороги как в производстве, так и для потребителя. Например, цены появившихся в алматинской организованной торговле импортных спортивных костюмов из синтетики нового поколения зашкаливают за 100 тысяч тенге...

Но есть варианты интереснее синтетики. Имею в виду Шускую долину – самый известный в мире своей компактностью и урожайностью регион произрастания дикой конопли. Ее реноме капитально подорвано психотропными и наркотическими свойствами этого древнего растения, чему в первой трети ХХ века изрядно способствовали американские химико-фармацевтическая корпорация Dupont и издатель-магнат, отец желтой прессы, известный лютой ненавистью к СССР, Уильям Рэндольф Херст.

GettyImages-513086799-5af359e818ba0100372ba719.jpg

Именно с их подачи началась массированная обработка общественного мнения против конопли как таковой. СМИ США, а затем и европейских стран возопили о новом вселенском зле, изо дня в день рассказывая об ужасах последствий употребления наркотиков из каннабиса. Пресса наполнилась отвратными историями о насильниках, убийцах, вампирах (!), совершающих злодеяния под воздействием марихуаны. Само слово «конопля» стало чуть ли не синонимом понятий «извращение» и «безумие», которые оборачиваются проституцией, разбоем, убийством и прочим негативом.

Для поощрения за самый кошмарный рассказ на тему употребления наркотиков из конопли была учреждена даже премия размером 100 тысяч долларов – фантастическая по тем временам и внушительная даже сегодня сумма. Можно представить, как старались журналисты и другие авторы, оскверняя коноплю всеми возможными способами. Между тем ларчик просто открывался: конопля очень мешала и Dupont, который запатентовал производство пластика из нефти и угля, выпуская химические волокна, лекарства, конструкционные материалы, и Херсту, обладавшему патентом на производство дешевой бумаги из древесной целлюлозы. Не случайно же перипетии вокруг растения целый ряд исследователей называет заговором крупного капитала против конопли.

Он добился своего. В 1930-х годах США не только полностью запретили коноплю в медицинских целях, но и приняли Marijuana Tax Act – закон, вводивший баснословный налог на выращивание растения и сделавший его производство крайне невыгодным. Это стало началом конца эпохи конопли, которую окончательно закрыли конвенции ООН о наркотических средствах (1961 год), психотропных веществах (1971) и борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988). К началу 2018 года к ним присоединились более 190 стран. Советский Союз ратифицировал эти документы в 1990 году, Казахстан как независимое государство – в 1998-м.

Осознание варварства

Но перечеркнуть историю уникального растения невозможно. С древних времен конопля широко использовалась не только в медицинских целях, но также в качестве полезного питания (семена, мука и масло, относимое к разряду элитных наряду с маслами арганы, виноградной и абрикосовой косточки, чертополоха и льна, кедровой шишки и грецкого ореха), сырья для технических и бытовых предметов (паруса, канаты и другая корабельная оснастка, строительные материалы, одежда всех типов, обувь, мебель, домашняя утварь).

В XVI веке по указу короля Англии Генриха VIII Тюдора каждый крестьянин был обязан засевать коноплей одну шестую своих угодий и весь урожай отдавать государству. Лично контролировал выращивание конопли и качество пеньки из нее Петр I, который ввел на торговлю этим сырьем государственную монополию. В результате Российская империя без малого три века была главным поставщиком пеньки на европейский рынок. К началу ХХ века из конопли производилось около двух тысяч товаров разнообразнейшего назначения.

Как ни парадоксально это выглядит на фоне радикального изменения американской и мировой политики в отношении конопли, но именно из нее были сделаны первые экземпляры Конституции и национального флага США, первые джинсы Levi’s, кузова некоторых моделей легковых автомобилей Генри Форда, которые работали опять же на топливе из конопли. До середины 1930-х экстракт растения содержался в 40% заокеанских лекарств, и до сих пор каннабис входит в состав бумаги, на которой печатаются доллары.

Плакат советских времен, призывающий к выращиванию конопли.jpg

В СССР в 1936 году посевы конопли занимали 680 тысяч гектаров – это четыре пятых площади, засеянных тогда этой культурой в мире. В украинском городе Глухове работал Всесоюзный НИИ конопли, в стране издавался специализированный журнал «Лен и конопля». Но с 1960-х в Советском Союзе, как и в остальных странах, последовал резкий спад коноплеводства, даже несмотря на то, что в России и на Украине было выведено свыше 20 сортов конопли, не обладающей наркотическим эффектом. К 1976 году ее посевы сократились до 132 тысяч гектаров, а к распаду Союза вовсе сошли на нет.

В Казахстане, по мнению археологов и историков, конопля начала получать хозяйственное применение примерно три тысячи лет назад. В документальном фильме Evil Weed британской компании Би-Би-Си вообще утверждается, что ботанической родиной конопли является Казахстан. До начала 1970-х годов республика выращивала посевную, то есть окультуренную коноплю для нужд текстильной промышленности. С пашни ее семена разносились ветром, в результате в поймах рек и других увлажненных местах появились одичавшие заросли конопли, существующие поныне. В дальнейшем на протяжении более 40 лет все усилия ряда институтов и организаций республики уходили на изыскание способов уничтожения растения, в первую очередь в Шуской долине. Коноплю корчевали, выжигали огнем и травили дефолиантами.

Лишь в XXI веке началось осознание и торможение варварства по отношению к этой ценной культуре. Несмотря на многочисленные громогласные международные запреты разворачивается лицом к конопле все больше стран. Сегодняшний лидер по ее выращиванию и переработке – наш сосед Китай. Как и он, увеличивают посевы конопли Франция, Великобритания, США. А в КНДР даже принят «Революционный план выращивания конопли», которой власти заставляют крестьян засевать каждый свободный клочок земли.

Не остается в стороне от этой тенденции и Казахстан, на моей памяти предпринимавший с 2000-х годов минимум две попытки возрождения коноплеводства, но оба раза неудачно. В частности, в начале 2014 года проблему возрождении культивации конопли в Казахстане поднимала депутат мажилиса парламента Дарига Назарбаева.

У нас стремятся ее сразу уничтожить.jpg

«Сколько уже бюджетных денег истрачено на эту борьбу (с коноплей в Шуской долине. – А. Ж.)? – спрашивала она министра внутренних дел Калмуханбета Касымова. – Эффективна ли она? Сегодня, может быть, настала пора на самом деле использовать дикорастущую коноплю именно в хороших целях, медицинских целях, целях развития народного хозяйства».

Можно сказать, дело сдвинулось с мертвой точки в 2016 году, весной которого впервые в суверенном Казахстана под посевы конопли выделено 45 гектаров в Акмолинской, Алматинской, Карагандинской и Южно-Казахстанской (ныне Туркестанской) областях. В последней находится большая доля запланированных посадок – 38 гектаров, на которых решено выращивать для производства бумаги ненаркотический сорт конопли, выведенный на Украине. Специалисты оттуда контролируют начатый эксперимент.

Удачи ему. Только смущает мнение главы первого производителя бумаги в стране – компании Kagaz Shahary SEZ Максима Скрынника. Также весной 2016 года он рассказывал украинским коллегам:

«В рамках промышленных исследований мы хотим разработать, во-первых, технологию выращивания технической конопли в нашей стране, во-вторых технологию переработки для будущего использования в текстильной, пищевой и целлюлозно-бумажной промышленности. Вся продукция комбинатов будет ориентирована на экспорт».

Не постигнет ли и первую отечественную агропромышленную коноплю участь маслосемян льна, по сбору которых Казахстан вышел в 2018 году на первое место в мире? Ведь львиная доля и семян льна, и отечественного масла из них уже 10 лет как уходит за рубеж. Вот и призадумаешься, кого же поддерживать государству в производстве наиболее ценных товаров народного потребления.



Большинство статей на сайте отражает личную позицию автора, которая может не совпадать с мнением редакции

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Чьи Гуччи круче
Как мы с Ольгой Малышевой не прошли квест «найди нестыдный казахский чапан за 100 долларов
489 0 0
Нефтяной барельеф
В последние несколько лет мировой нефтяной рынок стал крайне непредсказуемым.
15766 0 0
Санкционный смотритель
Как антироссийские санкции влияют на Казахстан?
2657 0 0
Метро не сразу строилось
Строительство метро в Алматы и китайском Ханчжоу – Ахиллес не убежит от черепахи!
2792 0 0