просмотров 297

Актюбинские врачи совершали подвиги, когда человечество еще не знало о существовании коронавируса

Опубликовано: 28 Мая 2020 Автор: Записала Марина ВАСИЛЬЕВА | Актобе
Актюбинские врачи совершали подвиги, когда человечество еще не знало о существовании коронавируса
Наталья Марадудина

История города – это судьбы его жителей. В Актюбинске XX века самым непредсказуемым и удивительным образом переплелись пути людей, попавших в водоворот войн, революций и великих переселений.

Отголоски истории хранятся в семейных воспоминаниях и альбомах. Перебирая старые фотографии и книги, об известном актюбинском докторе Татьяне Павловне Марадудиной нам рассказала ее дочь, тоже врач, ветеран медицины Наталья Марадудина:

Моя мама стала врачом по призванию, хотя никто прежде в семье медициной не занимался. Она родилась в поселке Косестек в 1921 году в семье русских переселенцев, которые обосновались там еще с 70-х годов XIX века. Дату рождения детей в то время точно не писали, но мамину мы знаем, потому что в утро, когда она появилась, люди выходили из церкви и говорили друг другу, что в селе родилась девочка. А служба была по случаю Яблочного спаса, значит, 19 августа.

Училась Татьяна Марадудина практически всю жизнь. Сначала в московском мединституте, куда поступила в 1940 году. Когда началась война, студенты сдавали сессию. 22 июня было воскресенье, а уже в пятницу весь институт копал окопы в Сходне, готовили противотанковые рвы. Осенью институт эвакуировали. Почти все уехали в Томск, но у Татьяны совсем не было теплой одежды, потому девушке сказали возвращаться в Казахстан.

Потом была учеба в Ташкенте и аспирантура в Ленинграде. Но особую роль сыграл в ее жизни замечательный хирург, ученый и при этом действующий архиепископ Симферопольский и Крымский Лука Войно-Ясенецкий.

Лука Войно-Ясенецкий.jpg У нас дома была книга, изданная в 30-е годы, – «Очерки гнойной хирургии». Ее автор – Войно-Ясенецкий, – рассказывает Наталья. – Еще в ту эпоху, когда не было антибиотиков, он разработал методику лечения различных воспалений, ран, болезней, сам делал сложнейшие операции. Благодаря его трудам Красная армия в войну понесла гораздо меньше потерь. Именно он впервые стал применять местную анестезию.

Войно-Ясенецкий после войны оказался единственным священнослужителем, который получил награду от Сталина за медицинские заслуги. Татьяна Марадудина была одной из его учениц.

Почему история Актобе оказалась мало кому нужна?
читайте далее
Однажды маму пригласили в колонию, где у одного из заключенных начался абсцесс мозжечка, – говорит ее дочь. – Начальник колонии полковник Иван Маркевич сказал, что в помощь на операцию молодому врачу найдет санитара. Этим санитаром оказался профессор Преображенский, который написал монографию по лор-болезням. Вот такие были ссыльные и заключенные в актюбинской тюрьме. Профессор сказал ей: «Доктор, не бойтесь. Я вам помогу». Фактически он научил ее оперировать. И она не раз еще приезжала к нему за советами. Даже городские жители, у кого была возможность, консультировались у профессора, приезжая в колонию на окраину города.

В 60-е Татьяна Марадудина была уже известным в Актюбинске доктором. Ее портрет висел на городской доске почета. Еще там были чабаны, сталевары, учителя и врачи. Город гордился своими жителями.

Последнего больного она лечила в 91 год, – отметила Наталья. – Я запомнила эту девочку. Ее привел отец, девчушку лет 14, которая очень хотела быть певицей. «Бабушка, давайте я вам спою», – сказала девочка. Но мама категорически не разрешила: голос надо беречь. Когда-то в Ленинграде она училась на фониатра, и ей предлагали остаться в Кировском театре, лечить оперных певцов. Но дома ждали я, пожилые родители, пациенты – на кого всех оставить? И она вернулась. А девочку вылечила. Она потом училась в музыкальном училище и стала певицей.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале