просмотров 1650

Алма-Ата времен войны – город бандитов, дезертиров и шпионов

Опубликовано: 31 Июля 2018 Автор: Эрик АУБАКИРОВ | Алматы
Алма-Ата времен войны – город бандитов, дезертиров и шпионов

В годы Великой Отечественной войны тихая, тыловая Алма-Ата превратилась в столицу бандитов и уголовников, съехавшихся сюда со всей территории Советского Союза.

Большинство жителей страны мужественно защищали Родину от вражеского нашествия. Но были и те, кто не хотел проливать свою кровь в боях с врагом, зато ради куска колбасы, бутылки водки или поношенных сапог готов был с легкостью пролить кровь невинных людей.

Алма-Ата не славилась спокойствием и в предвоенные годы. Слишком много в городе было ссыльных, спецпереселенцев и репрессированных «врагов народа» – каждый четвертый алматинец прошел горнило сталинских лагерей. Не все они были, как сегодня их описывают, безвинными и тихими овечками. Но с голодухи и политические зэки шли на уголовные преступления. Хватало среди ссыльных и отъявленных уголовников. Самыми безобидными среди них были воры – карманники и домушники. Но случались в городе и убийства, чаще всего на бытовой почве.

original.jpg

Когда началась война, в Алма-Ату хлынул поток эвакуированных, среди которых было немало молодых и здоровых мужчин. Причем многие из них всеми возможными путями пытались избежать отправки на фронт. Они выклянчивали и покупали у врачей справки о том, что страдают неизлечимыми недугами – от плоскостопия до туберкулеза. Некоторые дезертиры просто убегали в горы или камышовые заросли Балхаша и Или. Академик Уфа Ахметсафин вспоминал, как весной 1943-го его мобилизовали помогать милиции в поимке большой группы дезертиров. При задержании завязался настоящий бой – один милиционер погиб, несколько активистов, в том числе и сам Ахметсафин, были ранены.

Кроме специалистов, актеров и ученых в тыловой город вместе с эвакуированными жителями западных районов России, Украины, Молдавии и Белоруссии хлынули московские, киевские, харьковские, кишиневские и минские карманники и налетчики. В отличие от обычных беженцев асоциальные элементы умели прекрасно адаптироваться в незнакомой среде. Едва осмотревшись, они принялись воровать и грабить. Благо поживиться было чем – многие эвакуированные смогли захватить с собой наиболее ценные вещи, в том числе золото и драгоценности. Хотя налетчики не брезговали и приличной одеждой и едой. В условиях продуктового дефицита и голода ценились продовольственные карточки. Причем воры не просто промышляли, они устраивали сходки, на которых обменивались опытом и обучали друг друга новым методам и приемам краж.

Так, «авторитетный» московский вор по кличке Серый обучил местных малолеток-форточников пользоваться при кражах длинными проволочными крюками. Просовывая эти устройства в окна, воры умудрялись похищать постельное белье и даже вытаскивать одежду из шкафов. Пострадали от форточников и два ответственных партийных работника. С помощью крюков преступники вытащили у них из-под подушек личные пистолеты. Так как найти оружие не удалось, за утерю бдительности партийным чиновникам пришлось распрощаться с должностями и отправиться на фронт.

На_старом_Алматинском_базаре.jpg

Обычно криминальные типы вертелись на вещевых рынках, которых в дни войны было очень много. Один из таких базаров находился на нынешней площади у Дворца республики, где стоит памятник Абаю. Второй растянулся на улице Тулебаева – от головного арыка до улицы Гоголя. Еще одна ярмарка находилась на бывшем ипподроме, где сейчас располагается Центральный стадион. На толкучках происходил натуральный обмен, так как деньги обесценились. Здесь процветали воровство и обман. Один из старожилов южной столицы со слезами на глазах рассказывал, как его матери подсунули вместо сливочного масла обмазанный жиром булыжник.

Главным центром притяжения алматинского криминалитета являлся Никольский рынок, хозяйкой которого была Тамара Фастовская, известная всему городу как Томка. Оперативники установили за ней наблюдение, изучили ее связи и выяснили, что продукты бизнесвумен получает непосредственно с торговых баз и магазинов. Предприимчивая Томка оптом скупала сахар, соль, муку, сало, керосин и прочие дефицитные продукты, а продавала товары по завышенной в три, а то и в пять раз цене. Прибыль она делила с поставщиками. В августе 1942 года милиционеры накрыли всю спекулятивную сеть. При обыске дома у Фастовской под половицами было найдено 10 тысяч советских рублей, около 1,5 кг золотых ювелирных украшений, 1 529 долларов США, 26 английских фунтов стерлингов, облигации Государственного займа СССР на 107 тысяч советских рублей и 8 227 золотых рублей царской чеканки!

Группа милиционеров Алма-Атинского ГУВД . 1944 год.jpg

Мало кто знает, что знаменитая банда «Черная кошка» из ставшего культовым фильма «Место встречи изменить нельзя» действовала не в Москве, а в Алма-Ате. Преступная группировка состояла из семерых отпетых уголовников, готовых убивать за продуктовые карточки и одежду, не говоря уж о золотых изделиях и деньгах. Бандиты «гастролировали» по Южному Казахстану, выезжали в Киргизию и Узбекистан. Обезвредить их удалось только после войны. В 1946 году сотрудники Министерства государственной безопасности вместе с милиционерами окружили банду в горах и полностью уничтожили.

Кроме уголовников в Алма-Ате было немало… немецких шпионов. В 1944 году сотрудники МГБ ликвидировали группу из семи диверсантов и примкнувших к ним дезертиров. Банда готовила и осуществляла покушения на партийных и хозяйственных руководителей, устраивала террористические акты на эвакуированных в Алма-Ату промышленных предприятиях и активно занималась вербовкой людей, недовольных советской властью. Удалось задержать и опасного агента-одиночку – некоего Карпенко. Опытный и прекрасно подготовленный диверсант семь раз изменял свою фамилию и внешность и постоянно менял места ночевок.

Десять лет назад журналист «ЭК Айдар Ермеков выяснил подробности шокирующей истории. Во время войны в Алма-Ату под видом беженки приехала некая Хильда Гейсин и как хороший специалист была назначена главным врачом городского кожно-венерологического диспансера. Никто и предположить не мог, что эта приветливая, интеллигентная женщина является агентом абвера и руководителем фашистской диверсионной группы! В атмосфере ненависти к советской власти она воспитала и своего единственного сына – Роберта. Тот вел тройную жизнь. Днем он был прилежным студентом горно-металлургического института, вечером – агентом-вербовщиком нацистской организации, а ночью – убийцей и налетчиком. Так и осталось невыясненным, где и когда Роберт Гейсин смог пройти диверсионную и агентурную подготовку. Но то, что незаметный очкарик-ботаник оказался опытным шпионом, остается фактом. Среди своих сверстников он практически безошибочно выявлял тех, кого можно было завербовать, а того, кто отказывался, тихо убивал где-нибудь в подворотне. Все члены подпольной организации носили черные пиджаки, под лацканами которых прятали маленькие фашистские значки в форме свастики. По данным милиции, Роберт убил четверых человек, хотя сам он перед смертью заявил, что количество его жертв исчисляется десятками.

казахстанские милиционеры.jpg

Подпольная организация действовала более семи лет! Только весной 1948 года оперативникам удалось выйти на ее след. Ранним утром 9 мая милиционеры окружили дом Хильды Гейсин. Открыв дверь правоохранителям, хозяйка сразу оценила ситуацию и крикнула: «Роберт, за тобой пришли!». Это был условный знак. Молодой фашист всегда держал наготове оружие. В узком коридоре он принялся палить по визитерам из пистолетов с обеих рук – этот прием называется «стрельбой по-македонски». Шальной пулей Роберт смертельно ранил мать. Наповал был убит начальник уголовного розыска Алма-Аты подполковник Родион Сагинадзе, а старший лейтенант Михаил Зуев – смертельно ранен. Тяжелое ранение получил капитан Василий Кобрисов, но, укрывшись за шкафом, он продолжил стрельбу и серьезно ранил Роберта. Позже Кобрисов скончался в больнице. Роберт Гейсин тоже умер на операционном столе. При обыске в подвале дома Хильды и ее сына был обнаружен целый арсенал оружия. После этого начались повальные аресты. Юных фашистов привозили в милицию целыми группами. Многие из них подались в бега, но впоследствии были задержаны.

Неимоверными усилиями в начале 50-х годов сотрудникам МГБ и милиции удалось стабилизировать криминальную обстановку в Алма-Ате. Кривая преступности поползла вниз. Но ненадолго. Весной 1953 года после смерти Сталина министр внутренних дел Лаврентий Берия и председатель совета министров Александр Маленков инициировали амнистию уголовников. Десятки тысяч бандитов, воров, грабителей и насильников вышли из лагерей. Одним из первых городов, в который они потянулись, стала Алма-Ата. Но это уже совсем другая история…