Американцы не понимают, для чего стране министерство культуры

Опубликовано: 05 Февраля 2020 Автор: Раушан ДЖУМАНИЯЗОВА | Санта Круз, США
Американцы не понимают, для чего стране министерство культуры
Фото автора
просмотров 1270

Привет всем! Меня зовут Раушан. Вместе с мужем и младшим сыном я приехала в Америку как приглашенный ученый по программе «Фулбрайт». Желание зафиксировать детали, недоверие к своей памяти и открытая политика некоторых онлайн-ресурсов привели к появлению этой рубрики в «ЭК». Что вас ждет? Информация о системе высшего и школьного образования, заметки о будничной американской жизни, правила дорожного движения, реальные истории и байки из столицы серфинга, любительские фотографии и видео, много забавных и категорически важных фактов.

Урок пятый: Оркестр «ХХХ», Или Жизнь без министерства культуры

Среди принципиальных отличий американской жизни – система функционирования культуры. Театры, оркестры, музеи и библиотеки, фестивали и выставки, концертная жизнь – все работает без громоздких государственных организаций, и американцы не очень понимают, для чего стране министерство культуры.

Трансляция Romeo & Juliet в Oracle Park - это бейсбольный стадион, домашняя арена клуба Главной лиги бейсбола San Francisco Giants.jpg

С одной стороны – прям страшно представить. Как это – у тебя нет стабильного гарантированного финансирования?! Это же перманентный стресс, борьба за внимание аудитории, необходимость постоянно совершенствоваться… С другой стороны – только ты определяешь, что важно для твоего оркестра-театра-ансамбля, никто не вмешивается в репертуар или состав твоего коллектива. Все победы и достижения, все риски и провалы, доход и слава, банкротство и новаторство – все только твое.

Американский урок № 4
читайте далее

В мире, как известно, существуют разные модели поддержки культуры. Прекрасная Франция почти полностью обеспечивает финансирование культуры, категорически не вмешиваясь в кадровые или идеологические вопросы. В Швеции государственное финансирование составляет более 80% бюджета организаций, действующих в этой сфере, а в Германии – менее 20%. 

При этом прямое финансирование организаций с каждым годом все больше уступает место индивидуальным грантам, потому что именно конкретный артист является основой развития культуры. Есть еще более шокирующая деталь: редко, когда гражданство является обязательным требованием для заявки. Это значит, что страна готова поддержать артиста из любой точки земного шара, и гипотетически этим артистом можете быть вы.

Большинство европейских стран декларируют главные принципы культурной политики: Децентрализация, Государственная поддержка и Разнообразие. Специально выделила все с большой буквы, ибо эти принципы поддерживаются и базовым правилом «вытянутой руки»: участие государства БЕЗ управления. Это обозначает недопустимость вмешательства государственных органов в репертуарную или кадровую политику организации. А еще никто пафосно не заморачивается по поводу философской глубины, идеологической основы или эстетической ценности творчества. Just do your best!

Единственный русскоязычный исполнитель в составе - Михаил Мызников, Азербайджан (партия Зарецкого).jpg

Пробежимся по Америке? Здесь культура и искусство почти полностью находятся на самоокупаемости или поддерживаются меценатами и обществом, и… признаков угасания при этом не наблюдается. Министерства культуры или его подобия нет. Культурной политики – как официального документа или закона – тоже нет. Даже обидно, как они обходятся без этого?

Поговорим подробнее о больном – о деньгах. Допустим, мы с вами – оркестр «ХХХ». На что мы можем рассчитывать? На федеральном уровне действуют Smithsonian Institution, который объединяет крупнейшие музеи и библиотеки, и National Endowment for the Arts (Национальный фонд искусств). Именно этот фонд распределяет деньги по организациям культуры, однако выделяемые суммы совсем незначительны и могут составлять от 1% до 5% бюджета театра или оркестра. Или еще меньше. Распределяются суммы, естественно, на основе конкурсных заявок. Кроме того, каждый штат и каждый город имеют свою структуру для поддержки культуры, которая аналогична федеральному National Endowment. Даже если объединить все эти «государственные» потоки денег, в бюджете нашего оркестра «ХХХ» они будут составлять минимум.

С Brenda Barnes, директором Classical King FM.jpg

Как правило, весомая и почетная доля бюджета – это пожертвования меценатов и простых людей (contributions), а также доходы от ценных бумаг. Когда-то, занимаясь организацией и становлением радио Classic, я искала спонсоров, обращаясь к крупным брендам и состоятельным бизнесменам. Откликались на это единицы, и я понимаю, что никакой материальной выгоды от поддержки они не получили. Только эмоции: радость или сожаление. Сейчас ни спонсоров, ни меценатов у радио нет, как и у большинства казахстанских театров и оркестров. 

Я вовсе не склонна журить наших мультимиллионеров, у них своих навязчивых идей и важных задач достаточно. Да и стимула нет. Тем временем в Америке быть меценатом намного престижнее и выгоднее, чем быть спонсором. Это вопрос серьезных налоговых льгот и репутации. Так что для оркестра «ХХХ» данную статью бюджета можно считать стратегически важной.

За прошлый год бюджет радиостанции достиг 5 000 000 $. Более 90 % бюджета - это contribution частных лиц.jpg

Знаете, что особенно прекрасно? В этой стратегически важной колонке находятся не только люди с восьми- и более значными цифрами, здесь ОЧЕНЬ много соседей, друзей, незнакомцев – простых современников. Такие люди могут вносить ежемесячные или разовые пожертвования в размере от пяти долларов до нескольких миллионов – все зависит от силы страсти человека и уровня его доходов. 

Интересный и типичный способ поддержки классической радиостанции King FM в Сиэттле – пожертвования в виде машин, и это взаимовыгодная win-win-история, потому что вам не приходится заморачиваться утилизацией ненужной машины, а радиостанция получает доход с продажи этих «железных коней».

Ну и, наконец, самой важной частью бюджета нашего оркестра будет доход от продажи билетов. Тут все крайне серьезно и профессионально. Автоматизированные и всеохватные базы данных, первоклассный маркетинг и промо, постоянно совершенствующаяся реклама. Каждый город очень гордится своим оркестром или оперным театром – это вопрос чести и будущего для многих простых людей. Средняя цена на оперную постановку (хорошие места) в Сиэттле составляет 100–150 долларов, в Сан-Франциско может доходить до 250. Поэтому перспективы у нашего оркестра недурные, правда?

Манон Леско. San Francisco Opera.jpg

Собственно, вот и весь бюджет «ХХХ». Наш оркестр будет жить и процветать, нам останется лишь позаботиться о качестве выступлений и интересных концертных программах. Дирижеров мы будем выбирать сами, как и солистов и директоров. Таковы общие правила американской жизни без тотальной финансовой поддержки государства.

Немного лирического контекста. Легендарный и великий Metropolitan Opera – это не государственный театр, «Мекка» для меломанов и профессиональная мечта-цель для музыкантов всего мира. Один из лучших театров планеты публикует ежегодную финансовую отчетность, а его бюджет складывается равно как в нашем оркестре «ХХХ»: из частных пожертвований, материальной помощи попечительского совета и совсем немножко из государственного финансирования (в разные годы это 0,3–0,8% бюджета). При бешеной, по казахстанским меркам, дороговизне билеты в «Мет» раскупаются заблаговременно. Кстати, не могу не похвастаться, что наш Канат Омаров стажировался в «Мете» у Fabio Luisi.

С Christina Scheppelmann, новым директором Seattle Opera.jpg

Театр выступает первопроходцем не только в творческих решениях, но и в менеджерских находках – когда-то именно «Мет» придумал прямые трансляции опер в кинотеатрах. Если вы зайдете на сайт «Метрополитен Опера», то убедитесь в гибкой системе стоимости билетов: там есть и студенческие, и single tickets, и групповые билеты, и rush tickets (всегда недорогие, но их нужно «отлавливать»), и даже «стоячие» места. Конечно, по алматинским расценкам это все равно очень-очень дорого, но абсолютно реально. Словом, репутация и слава «Метрополитен Опера» – это не подарок государства за идеологическую лояльность, а результат крутой работы экстрапрофессионалов.

Американский «Полдень»
читайте далее

Мы побывали на постановках «Манон Леско» Пуччини в Сан-Франциско, «Евгений Онегин» Чайковского в Сиэттле и на (о ужас!) стадионной трансляции «Ромео и Джульетта» Гуно. Прекрасные оркестры, лаконичные и убедительные постановки, крепкие певцы. Сразу бросаются в глаза свобода и артистичность, невероятная пластичность солистов и… непривычно быстрые темпы. В Сан-Франциско перед спектаклем устраивают небольшой «лекторий», а в Сиэттле после спектакля у вас есть возможность пообщаться с исполнителями и задать любые вопросы. Это по-настоящему прекрасно.

Костюмерная и пошивочный цех Seattle Opera.jpg

Творческая энергия и культурная жизнь в Америке бурлит. Расхожее выражение «все это не про культуру, а про деньги» в последнее время больше относится к постсоветским странам, чем к западным. Говорят, неприкосновенность и независимость культуры в Америке, недопустимость регулирования/вмешательства правительства или государственных институций в сферы культуры и информации корнями уходят в дремучий XIII век, когда в Британии была принята Magna Charta Libertatum (Великая хартия вольностей). Может, между строк «Жеті Жарғы» мы что-то важное упустили?

Понятно, что жизнь нашего вымышленного оркестра «ХХХ» основана на достойных доходах среднего американца, но я затрудняюсь определить, что первично в устойчивой американской системе: осознаваемая ценность культуры и искусства (1), важность свободы творцов (2) или иной уровень дохода граждан (3), готовых поддерживать и развивать культуру?

Brenda Barnes - лучший директор классической радиостанции!.jpg
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале