К 221-й годовщине со дня рождения Пушкина

Опубликовано: 05 Июня 2020 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
К 221-й годовщине со дня рождения Пушкина
Памятник Александру Пушкину в Уральске / yandex.ru
просмотров 360

Накануне дня рождения Александра Сергеевича Пушкина корреспондент «ЭК» обнаружил, что все мы с ним одного рода-племени. Причем понимать это следует буквально.

Разница лишь в том, что именинник был «черным арапчонком» волею своего генеалогического древа, уходящего корнями в жаркую Африку. А вот земляне стали повальными «эфиопами» в результате скромных литературных изысканий. Сейчас поясню.

Намечая экспозицию этого материала, автор вдруг обнаружил, что население Земли, по сути, представляет собой Экспозицию Фамилий, Имен, Отчеств, Прозвищ, Историй и Явлений, что и позволяет говорить об открытой им на кончике пера планете ЭФИОПИЯ. В общем, так легли карты. Вернее, буквы, и с этим ничего не поделаешь.

Картежником Пушкин был, кстати, хотя и заядлым, но на удивление невезучим. Перед своей южной ссылкой 1820 года он поставил на кон рукопись первого сборника стихов и… проиграл. Выкупить ее назад и издать удалось только через несколько лет.

Юный пиит азартно продувал в штос, а бывало и в хлюст (31 очко) и другие свои неопубликованные произведения. В общем, чтобы долго не тасовать эту засаленную колоду, выложим козыри.

2.jpg

Сердобольный придворный поэт Василий Жуковский, подаривший Пушкину свой портрет со знаменитой подписью «Победителю-ученику от побежденного учителя» и знавший о его неимоверных долгах, после роковой дуэли направил Николаю I ходатайство с просьбой об опеке над осиротевшей фамилией, которое тут же было удовлетворено.

Государь простил писателю задолженность казне в размере 43 333 рублей и 33 копеек, выплатил остальные его денежные обязательства, доходившие до 100 тысяч рублей, и вытащил его семью из бедственного положения. Помимо прощения долгов, Николай I выделил вдове писателя пенсию в размере пяти тысяч рублей, которую она получала до повторного вступления в брак.

Интересно, что, вопреки известной поговорке, не везло поэту и в любви.

Но мы сейчас о другом – о роли набеглого царя Петра III Федоровича (он же донской вор и анафема Емелька Пугач) в написании… комедии «Ревизор» и создании образа Ивана Александровича Хлестакова.

Улавливаете созвучие фамилии этого персонажа с хлестким словом «хлюст», вынесенным в заголовок и имеющим массу значений? Тогда нам с вами по пути, но давайте сразу договоримся: никакого хрестоматийного глянца, речь пойдет не о признанном гении, а о лицеисте, бретере, ходоке, историке и просто человеке со всеми его слабостями.

В 1831 году Пушкина приняли на службу в качестве историографа для написания «Истории Петра». Однако его больше увлекала «История Пугачева».

Информации о бунтаре в архивах было предостаточно, и все же Пушкин решил сам посмотреть на места, где 60 лет назад полыхала настоящая гражданская война – Поволжье, Оренбуржье и Приуралье.

«Я посетил места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, поверяя мертвые документы словами еще живых, но уже престарелых очевидцев и вновь поверяя их дряхлеющую память историческою критикой», – напишет он за год до собственной гибели.

На эту поездку Пушкина подтолкнули и рассказы баснописца Ивана Крылова, сына помощника коменданта Яицкой крепости, под стенами которой малец Ваня Крылов играл «в пугачевщину», а сам Пугачев грозился повесить всю их семью на крепостных воротах.

пушкин.jpg

Познакомил Пушкина с Крыловым Василий Жуковский, который организовывал у себя своеобразные литературные салоны с выпивкой, закуской и клавиром. Как это ни покажется странным, а тучный дедушка Крылов и сухопарый «арапчонок» поначалу нашли общий язык на почве… чревоугодия. Вот лишь некоторые высказывания Пушкина относительно еды: «Не откладывай до ужина того, что можно съесть за обедом», «точность – вежливость поваров», «желудок просвещенного человека имеет лучшие качества доброго сердца: чувствительность и благодарность».

Последнее утверждение очень понравилось баснописцу, никогда не жаловавшемуся на отсутствие аппетита.

Кому из великих тюрьма пошла на пользу?
читайте далее

Проехать беспрепятственно и с пользой для дела из Самары в Оренбург тогда можно было, только двигаясь по Самарской укрепительной линии от крепости к крепости. И вот какие сохранились свидетельства той поры.

В крепости Борской, от которой на юг напрямую до Уральска 200 километров, Пушкин будто бы вышел на церковную паперть, где лежали, зарастая травой, восемь пушек с отшибленными «ушами» и, постучав своей тростью по одной из них, сокрушенно произнес:

Эх, мать моя фамильная! Что ж ты молчишь? А не поведаешь ли мне какую-нибудь былину о временах прошедших?

А прежде чем отправиться дальше, подарил ветхой старушке-казачке, рассказавшей ему о пугачевских временах, шелковую косынку, отвалил старосте два рубля золотом и терпеливо выслушал стенания своего лакея-старика: «Батюшка барин, ты бы и сюртучок им, глотам, отдал. А то им, пожалуй, этого маловато будет».

Жителям Борской крепости проезжий барин показался человеком «неприглядным на вид, суровым, смуглым, курчавым, большеротым, но речью душевным».

3.jpg

Через считанные дни, уже в Бердской слободе, что в семи верстах от Оренбурга, путешественник разыскал такую же древнюю казачку с подобающей фамилией Бунтова, которая сохранила в памяти встречу с Пугачевым. Она привела Пушкина в церковь и показала место, где стоял набеглый царь:

Он с важным видом прошел прямо на алтарь, сел на церковный престол и громко произнес: «Как я давно не сидел на престоле!».

Благодарный Пушкин, видимо, казенных денег не жалевший, протянул рассказчице червонец и, довольный разговором со старухой, вернулся в Оренбург. А наутро бедную женщину вместе со злополучным червонцем доставили туда же на подводе сердитые казаки, заявившие властям:

Вчера приезжал к ним какой-то чужой господин с приметами: собой невелик, волос черный, кудрявый, лицом смуглый, подбивал народ под пугачевщину и дарил золотом. Должно быть, антихрист, потому что вместо ногтей на пальцах когти.

А потом и вовсе произошел казус.

Утром Пушкин проснулся от громкого хохота генерал-губернатора Оренбургского края Перовского, сопровождавшего Александра Сергеевича в этой поездке от Оренбурга до Уральска. Оказывается, Перовский только что получил секретное донесение нижегородского губернатора Бутурлина следующего содержания:

«У нас недавно проезжал Пушкин… Должен признаться, что никак не верю, чтобы он разъезжал за документами о пугачевском бунте. Должно быть, ему дано тайное поручение собрать сведения о несправедливостях. Вы знаете мое к вам расположение, я почел долгом посоветовать, чтобы вы были поосторожнее».

Некоторые биографы поэта считают, что именно это письмо Бутурлина натолкнуло его на мысль о проезжем, продувшимся в карты молодом человеке, которого все в городишке приняли за важного инкогнито. Этот жизненный сюжет на полную катушку был раскручен Гоголем, давно ждавшим подходящий материал для написания пьесы.

4.jpg

В письме Пушкину от 7 октября 1835 года он сообщал, что начал писать «Мертвые души», и настойчиво просил: «Сделайте милость, дайте сюжет, духом будет комедия из пяти актов, и, клянусь, будет она смешнее черта».

Так в анналы российской словесности вошел Иван Александрович Хлестаков (поначалу Хлюстаков) – ревизор по недоразумению, пройдоха, шаромыжник и хват.

Что касается отношений Гоголя с Пушкиным, то бука Николай Васильевич, видимо, так и не мог простить своему идеалу горького разочарования, которое однажды испытал.

Кто из великих был неудачником по жизни?
читайте далее

По воспоминаниям историка литературы Павла Анненкова, «тотчас по приезде в Петербург зимой или весной 1829 года Гоголь, движимый потребностью видеть Пушкина, который занимал все его воображение еще на школьной скамье, прямо из дома отправился к нему. Чем ближе подходил он к квартире Пушкина, тем более овладевала им робость и, наконец, у самых дверей квартиры развилась до того, что он убежал в кондитерскую и потребовал рюмку ликера. Подкрепленный им, он снова возвратился на приступ, смело позвонил и на вопрос свой: «Дома ли хозяин?» – услыхал ответ слуги: «Почивают». Было уже поздно на дворе. Гоголь с великим участием спросил: «Верно, всю ночь работал?». «Как же, работал, – отвечал слуга, – в картишки играл».

Гоголь признавался, что это был первый удар по его идеализации Александра Сергеевича. Он «иначе не представлял себе Пушкина до тех пор, как окруженного постоянно облаком вдохновения». Потому-то и невозможно отделаться от мысли, что где-то глубоко в Хлестакове сидит легкомысленный… Пушкин.

Своей поездкой в Уральск Пушкин остался очень доволен, о чем сообщил жене в письме, уже вернувшись в Болдино:

«Последнее мое письмо ты должна была получить из Оренбурга. Оттуда поехал я в Уральск. Тамошний атаман и казаки приняли меня славно, дали мне два обеда, подпили за мое здоровье, наперерыв давали мне известия, в которых имел нужду, и накормили меня свежей икрой, при мне изготовленной».

А потом в жизни поэта наступила Болдинская осень, но это уже совсем другая история.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале