просмотров 695

Храм среди ясного неба

Опубликовано: 03 Ноября 2017 Автор: Елена КРЫЛОВА | Петропавловск
Храм среди ясного неба
©ЭК/Елена КРЫЛОВА

Известный в Петропавловске архитектор и художник Александр Листопадний предлагает пополнить Сакральную карту региона еще одним объектом. Это Архистратиго-Михайловский женский монастырь, основанный в конце позапрошлого века близ села Пресновка.

– Когда-то это был один из крупнейших монастырей Западной Сибири, который имел крепкое хозяйство и даже два подворья в Омске и Кургане, – рассказывает Александр Листопадний. – Его начали строить в 1895 году по инициативе вдовы есаула Сибирского казачьего войска Анны Казиной. Сначала она основала на доставшемся ей по наследству большом земельном наделе женскую общину. Затем была пострижена в монашество под именем Евпраксия, а в 1908 году указом Священного синода возведена в сан игуменьи. К этому времени уже был построен деревянный храм Святой Троицы. А когда община получила статус монастыря третьего класса, здесь насчитывалось 17 монахинь и 128 послушниц. Со временем их число выросло, как и количество разных капитальных строений.

В монастыре были два действующих храма, дома с кельями, иконописная мастерская, гостиница для паломников и больница на 20 коек. На берегу ближайшего озера располагались кузница, ветряная мельница и кирпичное производство. Монахини занимались земледелием, для чего покупались современные машины.

Монастырь, где по праздникам собиралось до трех тысяч человек, был центром духовности региона. Кроме того, здесь проживали 60 девочек-сирот, которых воспитывали для мирской жизни, учили грамоте и ведению домашнего хозяйства. На территории монастыря была своя школа. Революция 1917 года поначалу монастырь не затронула, но в 1921 году сюда ворвался отряд ЧОН и арестовал нескольких пожилых монахинь вместе с игуменьей, обвинив их в помощи участникам крестьянского восстания. Солдаты повезли их в село Федоровка, где располагался штаб, но по дороге зарубили женщин шашками и бросили их на берегу озера. Свидетелями этой жуткой расправы были две послушницы, которые тайно следовали за обозом. Они привели из соседнего села подводы и забрали тела, которые захоронили в алтарной части Троицкого храма. А местные жители стали поговаривать, что монахини вознеслись на небо телесно, что разъярило воинствующих атеистов. Через год, во время изъятия в монастыре церковных ценностей, они наткнулись на захоронение. То, что произошло дальше, в голове не укладывается: представители власти велели… вырыть изуродованные тела, выставив их на всеобщее обозрение, чтобы прекратить разговоры о вознесении.

– Потом тела снова захоронили, но где именно, неизвестно, – продолжает Александр Листопадний. – Исследователи полагают, что где-то на территории самого монастыря. Я тоже так думаю, поэтому, когда недавно мы с друзьями отправились сюда в паломническую поездку, взяли с собой небольшой деревянный крест, установив его на месте, где, возможно, покоится прах невинно убиенных. Все, что сейчас осталось от некогда огромного и великолепного монастыря, – это фундаменты построек да стены кирпичной двухэтажной школы и дома священника. Правда, сохранились высаженные когда-то монахинями садовые деревья и вековые сосны. Как архитектор скажу: монастырский комплекс создавался грамотно, продуманно. Это был единый гармоничный ансамбль. Место для строительства выбрано очень удачно – это возвышенность, с которой открывается впечатляющий вид на прекрасную долину с чашей озера. Место, безусловно, особое, святое. Я не мистик, но сразу это почувствовал. Поездка оставила глубокий след в моей душе, и я решил добиться включения монастыря в Сакральную карту региона.

С таким предложением Александр Листопадний уже обратился в областное управление культуры, архивов и документации. Ранее его сотрудники презентовали созданную в рамках реализации государственной программы «Рухани жаңғыру» Сакральную карту Северо-Казахстанской области, в нее вошли 14 объектов. Их число планируется увеличить до 40.

В архивах можно найти немало фотографий и материалов по истории Архистратиго-Михайловского женского монастыря. Ее изучением занимались несколько человек, среди которых – бывший преподаватель Северо-Казахстанского государственного университета Сергей Шатилов. Первым рассказы свидетелей событий 20-х годов начал собирать школьный учитель Сергей Виниченко. А его коллега Александр Дедов написал книгу «В тени монастырских стен». Из этих трудов можно узнать, что после уничтожения монастыря на его территории была организована коммуна, затем – трудовая артель, показательная агробаза и, наконец, детский дом, существовавший до конца 60-х годов прошлого века. По некоторым сведениям, сначала здесь воспитывались дети врагов народа, арестованных и расстрелянных в годы массовых политических репрессий.

– Энтузиасты продолжают исследования, а верующие люди, да и все те, кому небезразлична история родного края, регулярно бывают на территории бывшего монастыря, – говорит Александр Листопадний. – Идею его включения в список сакральных мест поддерживают многие североказахстанцы. Надеемся, что наше предложение будет услышано.


Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале