Накануне 300-летия Усть-Каменогорска стало известно имя человека, который круто изменил судьбу этого города

Опубликовано: 24 Июля 2020 Автор: Андрей КРАТЕНКО | Восточно-Казахстанская область
Накануне 300-летия Усть-Каменогорска стало известно имя человека, который круто изменил судьбу этого города
Цинковый завод 1947 год
просмотров 869

Одним лишь маслозаводом им. Красина мог похвастать Усть-Каменогорск до Великой Отечественной войны. Первое металлургическое производство начало строиться в 1942 году, когда сюда прибыл эшелон с оборудованием эвакуированного из Орджоникидзе (ныне Владикавказ) завода «Электроцинк». Кто же направил его в Восточный Казахстан?

Подробностей этой истории сохранилось мало, – говорит сотрудник Восточно-Казахстанского краеведческого музея Зинаида Надыкто. – Изначально перемещение завода «Электроцинк» в Усть-Каменогорск не планировалось. Конечный пункт назначения был другой – город Белово Кемеровской области. Но по ходу движения кто-то «наверху» изменил маршрут эшелона и указал Усть-Каменогорск.

Расставил все точки над «i» в этом деле заслуженный работник атомной отрасли Республики Казахстан, бывший главный инженер Иртышского управления строительства Борис Назыров:

Да, первоначально намечалось развернуть завод в городе Белово, но в последний момент по предложению начальника главного управления свинцово-цинковой промышленности наркомата цветной металлургии СССР Николая Федоровича Кваскова было принято решение передислоцировать завод ближе к сырьевой базе – в Усть-Каменогорск, поскольку он отлично знал местные рудники. Так что именно он сыграл судьбоносную роль в истории Усть-Каменогорска, по его инициативе здесь были созданы такие мощные металлургические гиганты, как свинцово-цинковый комбинат и Ульбинский металлургический завод. назыров БШ.jpg

В Сети нашлось немного сведений о Николае Кваскове (годы жизни 1904–1985), указывается лишь, что он лауреат Ленинской и трех Сталинских премий, в 1938–1945 годах работал начальником Главцинксвинца наркомата цветной металлургии, с декабря 1949 года – начальником первого главного управления при Совете Министров СССР, в 1953–1974 годах – начальником третьего главка Минсредмаша. Видимо, из-за бывшей сверхсекретности сегодня в широком доступе есть лишь одна фотография Кваскова, да и та скопирована, скорее всего, с какого-то документа.

Как живут и работают казахстанские гидрологи?
читайте далее

80-летний персональной пенсионер областного значения Борис Назыров вспоминает, что однажды, примерно в 1972 или 1973 году, Николай Квасков приезжал в Усть-Каменогорск, и он видел его на территории Ульбинского завода. Встреча была, увы, мимолетной, какого-то особого впечатления она не произвела.

Но когда сразу после войны создавался атомный проект, – рассказывает Борис Шакирович, – понадобилась соль тория, и Квасков на правах начальника ПГУ распорядился, чтобы наркомат цветной металлургии забрал в Усть-Каменогорске у цинкового завода цех сульфатизации, чтобы на его основе организовать производство оксолата тория. Так появился Ульбинский завод, который ведет свой отсчет с 1949 года, тогда и была выдана первая партия ториевой соли… А первый цинк, – подтверждает Зинаида Надыкто, – был получен в октябре 1947 года, но еще месяцем раньше было принято постановление Совета Министров СССР о строительстве в Усть-Каменогорске в рамках атомного проекта завода по переработке моноцитовых концентратов. Сначала завод фигурировал под вывеской почтового ящика № 10, а теперь это всем известный Ульбинский металлургический завод.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале