В Таразе найдена могила отчима писателя Михаила Булгакова

Опубликовано: 10 Декабря 2018 г. Автор: Галина ВЫБОРНОВА | г. Тараз
В Таразе найдена могила отчима писателя Михаила Булгакова
© Ольга ЩУКИНА
просмотров 3074

Тараз в очередной раз заявил о себе как о городе исторических сенсаций. На днях местные краеведы, в числе которых была и автор этих строк, обнаружили на кладбище «Зеленый ковер» могилу отчима знаменитого русского писателя Михаила Булгакова – доктора Ивана Павловича Воскресенского и его второй жены Софьи Николаевны.

Наряду с пионером гельминтологии академиком Константином Скрябиным, героем Русско-японской и Первой мировой войн Михаилом Ханжиным, прославленной певицей Анной Герман, а также дочерью известного анархиста Нестора Махно и сестрой террористки Фанни Каплан, в разные годы прошлого века в силу различных обстоятельств оказавшихся в Джамбуле, здесь жил и трудился отчим автора таких шедевров мировой классики, как «Мастер и Маргарита», «Белая гвардия», «Собачье сердце», – Михаила Булгакова. Звали его Иван Павлович Воскресенский, и был он (как и его знаменитый пасынок по первой специальности) доктором. Работал в областной больнице.

Люди в белых халатах друг друга поймут

То, что Иван Павлович Воскресенский, сохранившийся в памяти старожилов Тараза как врач с большой буквы, терапевт от Бога, блестящий диагност, был еще и отчимом великого писателя, стало известно буквально три года тому назад. Раскопал эту новость заместитель главврача Жамбылской областной больницы, доктор медицинских наук Сагындык Ордабеков. Собирая материалы для книги об истории здравоохранения Жамбылской области, он обратил внимание на фамилию Воскресенский, мелькавшую в рукописных воспоминаниях коллег и отзывах больных. Во всех характеристиках доктор Воскресенский представлялся как исключительный диагност и добрейшей души человек. И вдруг однажды к профессору Ордабекову обратился другой профессор – филолог Апутан Шуканов: действительно ли в облбольнице работал вначале рядовым терапевтом, а затем заведующим отделением отчим Михаила Булгакова? По сведениям литературоведов, еще в довоенные годы отчим писателя оказался в Казахстане и обосновался в Джамбуле.

4.JPG

Новость о том, что доктор Иван Воскресенский и есть отчим создателя «Мастера и Маргариты» настолько потрясла Сагындыка Ордабекова, что он с головой окунулся в творчество Булгакова и мемуаристику. И произошло чудо: этот непостижимый классик со всеми своими домашними спустился с заоблачных высот, и все они стали знакомыми, близкими и родными! Особенно Иван Павлович Воскресенский. Коллега как-никак!

В доме Булгаковых Иван Павлович появился в 1906 году в связи с болезнью главы семейства Афанасия Ивановича (известного русского богослова и историка церкви, профессора Киевской духовной академии) и остался с этими людьми навсегда, став другом семьи, а после смерти Афанасия Ивановича – близким человеком для Варвары Михайловны, матери писателя, – рассказывает профессор Ордабеков. – Взаимная привязанность 30-летнего доктора Воскресенского и вдовы Афанасия Булгакова, которая была на семь лет его старше и имела семерых детей, переросла в более глубокое чувство: в 1918 году они обвенчались. Молодые Булгаковы отнеслись к отчиму с большим уважением, что подтверждается адресованным ему письмом младшего брата Михаила – Николая, датированным 1922 годом: «С Вашим образом у меня связаны самые лучшие, самые светлые воспоминания как о человеке, приносившем нашему семейству утешение и хорошие идеи доброго русского сердца и примеры безукоризненного воспитания».

Было в нем что-то чеховское…

мать Михаила Булгакова Варвара Михайловна и Иван Павлович Воскресенский..jpg

О том, что Иван Павлович Воскресенский сам по себе был личностью незаурядной, свидетельствуют литературные мемуары. «Доктор Иван Павлович Воскресенский – один из тех русских врачей, которые, будучи вызваны в бедную семью, не только за визит не брали, но еще и оставляли деньги на лекарства…», – пишет о нем известный булгаковед Лидия Яновская. А вот воспоминания писательницы Татьяны Кавецкой: 

«Иван Павлович был очень тихим благорасположенным человеком, очень любил как Варвару Михайловну, так и всю семью… Он был высокого роста, стройный, не очень разговорчивый, но приветливый, мягкий, добрый человек… Очень ловко выслушивал, умел быстро и умело осмотреть воспаленное горло, с собою всегда приносил игрушки, конфеты, когда были голодные годы… Помнится нежное прикосновение его рук и какой-то особенный докторский запах… Его неизменно сравнивали с Чеховым…».

Кстати говоря, этот замечательный доктор излечил самого Михаила Булгакова от развившейся у него морфиновой зависимости. Писатель, который, как известно, был еще и врачом, стал употреблять морфий, чтобы облегчить аллергические реакции на антидифтерийный препарат, принятый им после одной из проведенных операций. Так вот Воскресенский посоветовал родным тайно от больного разбавлять каждую дозу морфия дистиллированной водой во все большей пропорции. И в конце концов наркозависимость исчезла. Редчайший случай в медицине!

…Если бы обо всем этом можно было бы знать тогда, когда Иван Павлович Воскресенский с неизменным фонендоскопом вышагивал по коридорам областной больницы… Но кто в маленьком провинциальном городке на юге Казахстана мог интересоваться этим? Кто тогда в нашей глубинке вообще слышал о Михаиле Булгакове, кроме литературных гурманов? Людей из тех времен полувековой давности, знавших доктора Воскресенского, «иных уж нет, а те далече»…

Наш милый доктор

5.jpg

И все-таки мы с профессором Ордабековым нашли в Таразе двух современников Ивана Павловича: коллегу и пациента. Заслуженный врач Казахской ССР Евгения Львовна Константинова (сейчас ей 92 года!) работала с доктором Воскресенским в областной больнице в 50-х годах, когда он заведовал терапевтическим отделением. Вспоминает о нем как об истинном интеллигенте, грамотном специалисте, опытном наставнике, чутком, внимательном к пациентам докторе и потрясающем диагносте, который в тогдашних условиях полного отсутствия диагностического оборудования безошибочно ставил диагноз, основываясь на знаниях и интуиции.

Ну а единственную на сегодняшний день отыскавшуюся пациентку доктора Воскресенского я обнаружила – где бы вы думали? – в собственной квартире! Это совершенно невероятная история, как и все, связанное с именем Михаила Булгакова. Еще будучи школьницей, я слышала от своей мамы Любови Федоровны Выборновой ее рассказы об удивительном докторе, который в 1961 году распознал у нее ревмокардит и которого я в полуторагодовалом возрасте называла «дедушка Ленин» из-за его клинообразной бородки.

– Мне удалили гланды, после чего появились боли в сердце, – восстанавливает мама в памяти события тех лет. – Никакие лекарства не помогали. И однажды к нам домой пришел высокий седой доктор по фамилии Воскресенский, который жил недалеко от нас, на нашей же улице Пушкина. Он послушал сердце и прописал постельный режим вкупе с инъекциями и популярными тогда каплями Зеленина. И затем приходил регулярно.

– А сколько, интересно, он брал за визит? – спрашиваю у мамы.

– Что ты, об этом даже речи не было! Он лечил меня абсолютно бесплатно и даже бы, наверное, обиделся, предложи я ему деньги. Тогда это было не принято. Наоборот, он сам приносил тебе конфеты в качестве «лекарства». А однажды забыл. Так ты подошла к нему и принялась усиленно кашлять, изображая потребность в «лекарстве». А потом возьми да и скажи: «Дедушка Ленин, на конфетку!». Перепутала «дай» и «на». Иван Павлович долго смеялся и после этого случая «лекарство» для тебя уже не забывал! Так он навещал меня еженедельно в течение двух месяцев, и я пошла на поправку. Но через какое-то время хворь вспыхнула с новой силой, и вскоре я оказалась в больнице. Мне почему-то никак не могли поставить диагноз, и один врач даже сказала моим коллегам, что я безнадежна. И в этот момент в моей палате, словно добрый ангел, появился доктор Воскресенский! Он собрал консилиум, который пришел к выводу, что у меня экссудативный плеврит, развившийся на фоне ревмокардита. Когда уже была установлена причина, лечение пошло в нужном направлении, и вот сейчас я стою на своих ногах, и мне столько же лет, сколько было ему тогда, – 80 с хвостиком. Но Воскресенского я больше не видела. Говорили, что у него что-то очень серьезное с ногой. А в моей памяти он так и остался всезнающим, внимательным, чутким человеком, который меня спас.

Мир тесен

Слыша всякий раз этот рассказ со счастливым концом, я и подумать не могла, что спасением мамы наша семья обязана отчиму всемирно известного писателя, которым я зачитывалась в студенческие годы. И когда врач Сагындык Ордабеков в 2015 году объявил во всеуслышание, что заведующий терапевтическим отделением облбольницы в 50–60-х годах и отчим Михаила Булгакова – одно и то же лицо, оставалось только сказать: «Мир тесен!».

6.JPG

И… объявить поиск могилы доктора Воскресенского, который мог быть похоронен только в нашем городе.

Первоначальные поиски результатов не дали. Ведь, зная о почтенном возрасте Ивана Павловича и его прогрессирующей болезни (саркома бедренной кости), мы полагали, что он оставил этот мир где-то в начале или середине 60-х. Соответственно, искали на старом городском кладбище. И ничего не нашли.

И вот на днях, выйдя с очередного заседания нашего таразского историко-краеведческого центра «Обелиск», где в который уж раз говорилось о том, что надо бы возобновить поиск могилы доктора Воскресенского, я обнаружила у себя на почте письмо… из Киева!

 
«К Вам обращается киевский Музей Одной Улицы (Андреевского спуска), старейшей улицы города, на которой когда-то жил и работал доктор Иван Павлович Воскресенский. Нам известно, что он был еще жив в начале 1967 года, когда отмечал свое 90-летие. К сожалению, мы не знаем, когда он ушел из жизни, но проживал И. Воскресенский в центре вместе со своей женой Софьей Николаевной. Не могли бы Вы узнать, сохранились ли кладбищенские книги, а может, даже и могила супругов Воскресенских? Это было бы очень важно для всех нас, занимающихся булгаковедением.

С уважением

Анатолий Кияшко, научный сотрудник Музея Одной Улицы».


В приложенном письме Ивана Павловича, адресованном сестре писателя Надежде Земской, – очень подробном, переполненном ностальгическими воспоминаниями и интереснейшими деталями его теперешнего житья-бытья, содержалась и столь важная для нас информация. Оказывается, из-за перенесенной операции на глаза доктор вынужден был «…в 1963 году выйти на пенсию. Да и старость, конечно, давала о себе знать. Ведь мне 5 февраля сего года исполнится 90 лет. Наша общественность: госсовет, горисполком и здравоохранение – даже преждевременно, перед Новым годом, отпраздновали мой юбилей и даже в газете меня расписали. А врачебный коллектив больницы собирается 5 февраля устроить встречу в семейной обстановке…».

Что тут можно было сказать? У меня было такое чувство, что это письмо Иван Павлович лично мне адресовал, чтобы теперь, имея отправную точку, мы уж точно смогли найти его могилу!

Тайна доктора Воскресенского

Дальше события развивались стремительно. Уже через пару дней замдиректора ТОО «Ритуальные услуги» Камарсулу Жангазиева сообщила о найденной в кладбищенской книге записи о дате смерти Ивана Павловича Воскресенского – 20 мая 1967 года – и его захоронении 23 мая. А еще через неделю мы, «обелисковцы», гуськом шагали за директором «Ритуальных услуг» Кадырханом Абдуллаевым по узким тропинкам кладбища «Зеленый ковер» к той самой могиле, где Иван Павлович и Софья Николаевна Воскресенские нашли свой последний приют. Неожиданно пошел снег. Мелкая колючая крупа вдруг сменилась крупными хлопьями, и казалось, это ангелы танцуют от радости, что еще одна человеческая душа воскресла из небытия.

А за тысячи километров отсюда такой же подъем чувств переживали сотрудники киевского Музея Одной Улицы! Получив от меня в тот же вечер фотографии могилы супругов Воскресенских, директор музея Дмитрий Шленский прислал вот такое письмо:

 
«Спасибо, дорогие казахстанцы, что смогли отыскать столь ценный для нас памятник! Много лет Музей Одной Улицы интересовался личностью доктора Ивана Павловича Воскресенского, который в начале ХХ столетия обитал на Андреевском спуске и лечил его жителей. Он вошел в историю и как второй муж Варвары Михайловны Булгаковой, поддержавший ее в самые трудные периоды жизни, участвовавший в воспитании подраставших детей, в том числе и молодого Михаила Булгакова, которого впоследствии спас от морфинизма.

В 1930 году Иван Павлович был арестован. Судебная тройка при ГПУ УССР 27 апреля 1931 года постановила: «Выслать Воскресенского И. П. в Казахстан сроком на пять лет».

В ссылку Иван Павлович отправился в Алма-Ату, а спустя семь лет попал в город Джамбул, где работал в городской поликлинике, а затем стал заведующим терапевтическим отделением областной больницы. С началом «оттепели» Воскресенский обратился с заявлением о реабилитации, его дело было пересмотрено, и старый врач оправдан. Долгое время мы пытались узнать о последних годах жизни Ивана Павловича и разыскать место его упокоения. И вот наконец с вашей помощью оно найдено. Так, совместными усилиями удалось раскрыть еще одну маленькую тайну большого булгаковского семейства…».


Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале