просмотров 925

В женской колонии СКО нет безработицы, пятиразовое питание и своя стоматология

Опубликовано: 15 Октября 2020 Автор: Елена ЧЕРНЫШОВА | Северо-Казахстанская область
В женской колонии СКО нет безработицы, пятиразовое питание и своя стоматология
©ЭК/Елена ЧЕРНЫШОВА

Журналистов впечатлила сумма, выделяемая на содержание заключенных женской колонии в Петропавловске, а также меню в столовой, местная стоматология и библиотека.

Учреждение ЕС-164/6 представители СМИ посетили в рамках пресс-тура. Экскурсантов заранее предупредили о наличии масок и перчаток, а на входе в колонию их ждала термометрия и обработка антисептиком обуви и рук.

В администрации колонии рассказали, как готовятся ко второй волне пандемии коронавируса. В частности, в одном из корпусов организован провизорный стационар. Если потребуется, койки развернут еще и на втором этаже местной школы. Также в помещениях установили кварцевые лампы, создается запас лекарств. Свидания с родными, запрещенные во время пика пандемии, сейчас разрешены, но только при условии, что к каждой сиделице может приехать только один гость и только с отрицательным ПЦР-тестом. Кроме того, после свидания осужденные женщины две недели находятся в изоляции, как и все вновь прибывшие. Такие меры позволили избежать распространения коронавируса в учреждении, где содержатся около 230 осужденных и работают более 160 сотрудников. Хотя при поступлении у новичков было выявлено несколько случаев Covid-19 и пневмонии. Всех вылечили.

2.JPG

В медчасти колонии постоянно работают только фельдшер и посменно пять медсестер. А вот с врачами напряженка. На полставки трудятся лишь гинеколог и стоматолог, своего терапевта нет. При необходимости женщин везут в городские стационары и, если есть необходимость, госпитализируют в инфекционные отделения гражданского сектора.

В колонии все без исключения находятся в масках. Начиная с весны этих индивидуальных средств защиты здесь сшили около 100 тысяч штук. А еще несколько тысяч противочумных костюмов для представителей силовых структур, в том числе полицейских, стоящих на блокпостах.

На территории зоны расположено несколько швейных производств, в которых шьют обмундирование для сотрудников УИС, одежду для спецконтингента, дождевики, мочалки и прочие востребованные товары. По словам начальника учреждения Ерлика Бексултанова, если раньше зазвать сюда предпринимателей было непросто, то теперь нет и квадрата свободной площади. Условия выгодные: за аренду помещений платить не надо, да и оплата труда не такая, как на воле.

3.JPG У нас сейчас трудоустроены свыше 170 человек, то есть все, кроме инвалидов и женщин преклонного возраста, – пояснил заместитель начальника ЕС-164/6 Канат Сулейменов. – Многие женщины уже обладают такими навыками, но стать дипломированной швеей можно и в нашем колледже. Предусмотрен 8-часовой рабочий день, получают осужденные в зависимости от выработки, в среднем – 25–40 тысяч тенге. 50% от этой суммы идет на погашение долгов по искам потерпевших, в фонд государства. Оставшимися деньгами женщины распоряжаются по своему усмотрению. Например, можно в рамках лимита, предусмотренного для обычных и льготных условий, купить продукты в магазине учреждения. Некоторые отправляют своим детям или еще сверх положенного отдают на погашение долгов по исполнительным листам. Это учитывается при решении вопроса об условно-досрочном освобождении, замене части неотбытого наказания более мягким.
Дизайнер готова преподавать в женской колонии
читайте далее

А еще это влияет на условия содержания. Например, при обычных в год полагаются шесть свиданий, при льготных – 12, что является хорошим стимулом. Да и вообще, как сказала одна из осужденных, самое тяжелое в условиях изоляции – ничегонеделание. Поэтому женщины рады любой работе.

Многие из них пристрастились к чтению книг. Благо в местной библиотеке их более четырех тысяч. Также на заказ регулярно доставляют литературу из городской библиотеки Петропавловска, с которой заключен соответствующий договор. В списке книг, которые просят привезти осужденные, лидируют детективы и классическая литература.

4.JPG Я сейчас перечитываю роман «Ботагоз» Сабита Муканова, до этого – «Анну Каренину» Толстого, – рассказала бывшая госслужащая, а ныне осужденная по имени Алия. – Поскольку я училась в школе еще в советское время, то даже в рамках обязательной программы прочитала много книг. Сейчас я перечитываю казахскую, русскую и зарубежную классику, по-новому осмысляю, с некоторыми героинями ассоциирую себя, некоторые героини очень помогают. Например, Скарлетт О'Хара, которая никогда не сдавалась, боролась за жизнь. Моя семья также пережила когда-то ужас развала 90-х, все преодолела. Я вот ошибку совершила, но обязательно все исправлю.

Приятно удивил и современный стоматологический кабинет, в котором зубы осужденным лечат бесплатно. Также порадовали сверкающие чистотой банно-прачечный комплекс и столовая, где по отдельному меню готовят еду для гастроэнтерологических и эндокринологических больных. Рацион питания такой, что некоторые граждане на воле могут позавидовать. Мясо и фрукты, в основном яблоки и лимоны, предусмотрены здесь ежедневно.

5.JPG У нас здесь разный контингент, есть женщины, которые когда-то хорошие должности занимали: бывшие главные бухгалтеры, начальницы, – говорит заведующая столовой Татьяна Раисова. – Некоторые раньше в основном в ресторанах обедали, и им есть с чем сравнить. Так вот, они всегда хвалят, говорят, что кормят здесь очень вкусно. Да вы сами попробуйте, убедитесь.
Заключенные женской колонии будут учить английский язык и постигать азы бизнеса
читайте далее

По данным руководства учреждения, на питание в этом году выделено 48 млн тенге. На каждую осужденную в месяц тратится 144 тысячи тенге. В эту сумму входит все – от продуктов до коммуналки. Но несложно подсчитать, что она в три раза больше пособия, на которое должны были жить во время карантина многие законопослушные граждане. У журналистов вообще сложилось впечатление, что осужденные живут лучше, чем многие вольные казахстанцы. Здесь тебе и постоянная работа, и пятиразовое питание, и психологи с теологами, и возможность творчества.

Да, многое есть, но нет главного – свободы, – отреагировал на рассуждения журналистов заместитель начальника ДУИС по Северо-Казахстанской области Александр Кочкин. – Попадая в места лишения свободы, человек уже наказан изоляцией от общества. Поверьте, это очень тяжело. У осужденного масса ограничений, в том числе в распорядке дня – в 6 утра подъем, в 22 часа – отбой. Лишнего не поспишь, телевизор, когда хочется, не посмотришь. Все передвижения с разрешения администрации. Люди чувствуют, что они под контролем. Больше всего страдают осужденные от того, что не могут ежедневно видеться с родителями и детьми. В условиях изоляции они, кстати, многое переосмысливают. Бывает, просят помочь найти контакт с родными. Если были проблемы в общении, начинают дорожить семьями, понимая, что это и есть самое дорогое в жизни.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале