просмотров 461

Число бомжей в Уральске вот уже 20 лет держится на одной отметке – 300 человек

Опубликовано: 15 Января 2019 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
Число бомжей в Уральске вот уже 20 лет держится на одной отметке – 300 человек
pixabay.com

Число бомжей в Уральске вот уже 20 лет держится на одной отметке – 300 человек.

За все это время ни одна социальная служба даже не попыталась провести хоть сколь-нибудь серьезный анализ, позволяющий дать этому социальному явлению пусть не исчерпывающее, но достаточно убедительное и логическое объяснение. А ведь оно существует. Просто отцам города недосуг заниматься подобными «мелочами». Ну что такого в 300 изгоях, проживающих в областном центре с 300-тысячным населением? В конце концов, для этой категории людей открыт центр ресоциализации лиц без определенного места жительства. А с недавних пор при нем действует еще и отделение ночного пребывания – ночлежка, которую, кстати, обещал организовать еще Вениамин Мукатаев, вступивший в должность главы городской исполнительной власти 20 лет назад. После него в руководящем кресле побывали еще пять акимов. Сейчас у штурвала стоит шестой – Мурат Мукаев. Однако в прошлом году в центре ресоциализации и ночлежке отметились все те же 300 бедолаг.

Так что же это, действительно естественный пороговый уровень или некий лимит, устанавливаемый самими люмпенами? Феномен этот затрагивает константу численности бездомных собак, какими бы орудиями их истребления ни пользовались местные догхантеры, незнакомые с принципом Ле Шателье:

«Если на систему, находящуюся в состоянии равновесия, производить какое-либо внешнее воздействие, то в системе усилится то из направлений процесса, которое ослабляет эффект этого воздействия, и положение равновесия сместится в том же направлении».

Иными словами, бродячих собак в городе будет ровно столько, сколько сможет прокормиться пищевыми отбросами.

Если этого принципа для уяснения сложившейся картины недостаточно, можно обратиться к закону природы, сформулированному Михайло Ломоносовым еще в XVIII веке:

«Все встречающиеся в природе изменения происходят так, что если к чему-либо нечто прибавилось, то это отнимается у чего-то другого».

К сожалению, данный закон в социальном аспекте имеет одностороннее действие. То есть если число уральских бомжей вдруг вырастет на сотню, это будет означать лишь то, что ровно на столько уменьшилось количество людей, имеющих крышу над головой. Но если изгоев станет на сотню меньше, ни у кого не возникнет фантазии предположить, что причиной такого явления стала выдача им ключей от квартир, где деньги лежат.

Продолжая параллель с бездомными животными, замечу, что регулирование их численности приобретает у нас все более гуманный характер. На смену огнестрельному оружию приходят ветеринарные карабины, летающие шприцы и легкие ампулометы. Собачью смерть сплошь и рядом заменяют пожизненной стерилизацией. И только 300 уральцев без постоянного места жительства, как 300 спартанцев при Фермопилах, отважно противостоят пугающим снегам, чтобы дотянуть до весны. А там им сам черт не брат, не сват и вообще не родственник. Конечно, без боевых потерь не обойдется, но поредевшие ряды обязательно пополнят новобранцы – резервы есть!

Как от этих резервов избавиться? Выход один: продолжать социальную стерилизацию общества, порождающую деклассированный элемент. И пока у нас это получается. По словам Курмангалия Байгаржанова, директора центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в прошлом году здесь помогли восстановить документы 56 постояльцам, семерым оформили пенсию, еще 15 направили в дома инвалидов и престарелых.

Кроме государства эти люди оказались никому не нужны…

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале