просмотров 1938

Корреспондент «ЭК» выяснила подробности резонансного двойного убийства на фазенде, принадлежащей матери полицейского

Опубликовано: 16 Июля 2020 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Жамбылская область
Корреспондент «ЭК» выяснила подробности резонансного двойного убийства на фазенде, принадлежащей матери полицейского
Место, где разыгралась трагедия / © Денис ХРАМОВ

Обнаруженный на днях в Жамбылской области труп гражданина Узбекистана, подозреваемого в двойном убийстве, задает следствию новые загадки. Напомним, что истерзанные тела двух женщин были найдены в мае на принадлежащей матери полицейского фазенде в Рыскуловском районе.

3.jpeg

На тело 54-летнего Дилмурата Нармуратова, числившегося в розыске с 18 мая по подозрению в двойном убийстве, наткнулись в лесопосадке близ села Кайынды Рыскуловского района. В полиции объявили, что беглец повесился на уздечке. Но точно ли повесился? А может, кто-то помог ему уйти в мир иной?

Вообще вся эта история с самого первого дня, когда в крестьянском хозяйстве, находящемся в 10 километрах от села Мамай, были найдены два женских тела со следами пыток, вызывала множество вопросов. Как 50-летняя Гаухар Бакенова и 38-летняя Ольга Глухова попали на фазенду? Стали ли они жертвами одного изувера или в расправе над беззащитными женщинами участвовал кто-то еще? И, наконец, какую роль в этом деле сыграл участковый инспектор Мади Кулметов, матери которого и принадлежала эта зловещая фазенда?

Полиция выдала минимум информации на этот счет, и корреспонденту «ЭК» пришлось провести собственное небольшое расследование.

Для начала мы связались с дочерью одной из убитых женщин. 23-летнюю Севару Бакенову отыскали в райцентре Сарысуского района Жанатасе, где она проживает со своими мужем и детьми. Ее мама тоже была родом из этих мест.

2.jpg 18 мая к нам домой пришел полицейский и стал интересоваться мамой: где она, чем занимается в данный момент, – рассказывает Севара. – К вечеру мы поняли причину такого интереса: в Рыскуловском районе произошло двойное убийство, и одной из жертв оказалась моя мама. Когда ее привезли, и я на нее взглянула, мне стало плохо: на голове рана, предположительно от удара топором, все тело в синяках и все исполосовано ножом, челюсть сломана… А руки у мамы были связаны. Но это я уже позже на фотографии криминалистов увидела. Мамина подруга Ольга была изуродована не меньше, вдобавок, бедняжке перерезали горло. У нее осталась дочь-подросток.

Сомнений не было: перед тем, как убить, над женщинами жестоко издевались. Но как они обе оказались на этой фазенде?

– Два года назад мама работала в Рыскуловском районе поваром по найму, и этой весной, когда был объявлен карантин, она решила снова покухарничать, чтобы хоть что-то заработать, – продолжает Севара. – Устроилась на фазенду (ту самую, где их с Ольгой потом и нашли. – Авт.). Но не все пошло гладко. Ее стал домогаться чабан-узбек, которого сейчас подозревают в убийстве. И она даже жаловалась хозяину Мади Кулметову, но тот никаких мер не принял. И тогда мама сбежала от приставаний на другую фазенду.

– Мади Кулметов – это же местный участковый?

– Да, но все считают его хозяином фазенды, хотя по документам она принадлежит его матери. Про поползновения чабана я узнала от своей тети – маминой сестры, с которой мама делилась сокровенным. Почему в тот день мама с Ольгой оказались на кулметовской фазенде, я не знаю. Говорят, они были там в гостях, хотя не странно ли, что женщина идет в гости к человеку, которого не любит и от которого прячется? Поэтому я считаю, что Дилмурат Нармуратов совершал преступление не один. Согласитесь, единолично ему не так-то просто было бы справиться с двумя взрослыми женщинами. Пока он издевался над одной, другая могла бы если не дать отпор, то хотя бы убежать и позвать на помощь. К тому же я нигде не увидела там крови. И думаю, что, может, несчастных убили где-то в другом месте, а в доме Кулметова просто временно спрятали трупы?

Севара Бакенова ищет доказательства своей версии.jpg

Предположение Севары о том, что Нармуратов в ту роковую майскую ночь был не один, вовсе не выглядит абсурдным. О ночных гостях, привозивших водку на мотоцикле, рассказывают соседи. А почему бы не допустить такой вариант: с чабаном на пару орудовал кто-то еще, кто очень бы не хотел светиться. И этому кому-то абсолютно не нужен свидетель, который мог бы его еще и шантажировать. Вот и причина внезапной смерти Нармуратова. Как вам такой расклад?

Корреспонденту «ЭК» пришлось хоронить умершую от коронавируса одинокую пенсионерку
читайте далее

Своей версией я поделилась с начальником департамента полиции Жамбылской области Жанатом Сулейменовым, заметив, что «Тайны следствия» смотрю регулярно.

– Ну, в кино и не такое возможно, – парировал главный полицейский области.

– Так киносценарии-то из жизни рождаются! Кстати, что вы можете сказать о «хозяине фазенды», как его там все называют, в полицейской форме? Я имею в виду Мади Кулметова.

– Кулметов подал рапорт об увольнении. Наше УСБ, конечно, провело в отношении него проверку, но оснований уволить его по отрицательным мотивам не нашлось – крестьянское хозяйство официально принадлежит его матери.

А ведь в области уже были случаи, когда полицейские «засвечивались» на подобных фазендах, кишащих рабами. Кстати, не мешало бы еще проверить, имел ли право Нармуратов как гражданин Узбекистана трудиться в крестьянском хозяйстве, был ли заключен трудовой договор между ним и работодателем и насколько законным являлось нахождение узбекского гастарбайтера на территории Казахстана.

Генерал Сулейменов обещал разобраться в этом, держа дело под личным контролем.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале