просмотров 360

Лифт – самый безопасный вид транспорта, если к нему правильно подходить

Опубликовано: 17 Июня 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Лифт – самый безопасный вид транспорта, если к нему правильно подходить
pixabay.com

Казахстанцы традиционно недовольны состоянием коммунальной сферы. Больше всего ругают лифты: за неухоженность, за шум и за ненадежность. Насколько безопасны лифты в республике, «ЭК» рассказал Нурлан Кенжебаев, президент Союза лифтовиков Казахстана.

– Бытует мнение, что лифты, особенно в старых жилых домах, крайне изношены и потому опасны. Это так?

– Давайте я буду говорить конкретно про Алматы, это будет корректно. В Алматы состояние лифтового хозяйства нормальное. Лифт просто так не упадет, если только кто-то специально в его механизм не полезет. Это самый надежный вид транспорта, в нем четыре системы безопасности. Случаи гибели людей по вине лифтовиков крайне редки. В Алматы такое было в последний раз 10 лет назад. И то причиной трагедии стал заводской брак.

За последние два года качество обслуживания лифтов серьезно улучшилось, а на старые лифты у нас смотрят с удвоенным вниманием. Про них много негативного говорят обыватели, но я могу ответственно заявить: наши старые лифты работают иногда получше новых. Конечно, это техника, и может быть всякое. Но самый главный вопрос – это, как всегда, человеческий фактор.

– Здесь есть проблемы?

– Как только с 2012 года отменили лицензирование обслуживания лифтов, начался бардак. Заниматься этим мог практически любой, у кого есть хоть какая-то корочка, что он где-то учился. До того в городе было около десяти крупных компаний, работавших в этой сфере, они имели собственные планово-технические отделы, отделы кадров, отделы контроля… В общем все, что необходимо для квалифицированного и систематического обслуживания лифтов. А после отмены лицензирования многие их бывшие сотрудники ушли, открыли ИП, стали заключать договоры с КСК и спокойно работать. Никто не спрашивал: есть ли у них плановые инструкции, имеются ли обученные сотрудники? Нужно делать ежедневный обход лифтов, ежеквартально проводить планово-предупредительный ремонт, большой полугодовой ремонт, а еще годовое обследование. Делают все это ипэшки? И если да, то как делают? Открытый вопрос.

Далее. Каждому лифту через пять лет эксплуатации необходима замена тросов, следует вовремя менять масло. Для этого нужно иметь соответствующую производственную базу. У мелких игроков на рынке этого нет. Когда лифт ломается, они нередко просто уходят, и КСК начинает срочно искать серьезные компании.

– А на законодательном уровне эту проблему решить можно?

– Это сейчас едва ли не главный вопрос. Есть такая структура – Комитет индустриального развития и промышленной безопасности (КИРПБ) при Министерстве индустрии и инфраструктурного развития. Он, как это видно из названия, отвечает за политику промышленной безопасности, за опасные технические устройства. Но случилась такая коллизия: в 2014 году было принято решение, что регионы сами должны заниматься у себя подобным хозяйством, из центра это делать сложно. В связи с этим опасные технические устройства, относящиеся к сфере жилищно-коммунального хозяйства, были переданы в ведение местных исполнительных органов. Это не только лифты, но еще и эскалаторы, траволаторы, подъемники для инвалидов. Местным органам дали функцию контроля за всем этим, но забыли передать функции надзора. Что такое контроль? Это значит, что представитель отдела грузовых механизмов и опасных технических устройств города может приехать на объект, и если, допустим, лифт в аварийном состоянии, контролер может обратиться в суд и через него приостановить работу лифта. Никаких других полномочий у отделов местных администраций нет. Они ни штраф наложить не могут, ни даже иногда на объект попасть. Но если лифт ставится на учет местными исполнительными органами, то они и должны вести надзор. Однако эта функция осталась за КИРПБ. Получается абсурдная ситуация: если ведение лифтового хозяйства передано структурам городских властей, то они и должны дальше за ним смотреть. А у них нет на это полномочий! И они, осуществляя контроль, совершенно не знают, правильно ли лифт смонтирован, надлежащим ли образом проведено освидетельствование…

– И несмотря на такие безобразия, вы говорите, что состояние лифтов нормальное и жители могут без боязни ими пользоваться?

– Это все и довело нас до того, что три профессиональные ассоциации лифтовиков, существующие в Казахстане, объединились в консорциум, и все вместе написали национальный стандарт правил предоставления услуг по обслуживанию лифтов. Как я говорил, полномочия за контролем лифтового хозяйства переданы местным исполнительным органам, и теперь этот стандарт необходимо закрепить в каждом регионе. Мы над этим работаем с акиматами, они идут навстречу, все понимают. Но им в этом вопросе не хватает полномочий. Поэтому мы идем дальше – сейчас в мажилисе идет обсуждение проекта Жилищного кодекса. Мы внесли в его проект требование, что обслуживание лифтов должно осуществляться специализированными компаниями, соответствующими стандартам, и что функции надзора, которые были у центрального аппарата КИРПБ, передаются местным исполнительным органам, они отвечают за все опасные технические устройства, кроме опасных производственных объектов. Эти наши предложения мажилисмены поддержали.

Когда утвердят национальный стандарт, он станет обязательным для лифтовых компаний, и они должны будут пройти сертификацию на соответствие этому стандарту. Думаю, что это произойдет в течение ближайших месяцев.

2.jpg

– Буквально все профессиональные ассоциации, с кем приходилось общаться, жалуются на проблему кадров в своих сферах. У вас она есть?

– Еще как! Ни одно образовательное учреждение в Казахстане специалистов для нас не готовит. Крупные компании вынуждены учить сами, у них есть кабинеты, методички, инструкции… Но это не решает проблему. Профессиональных стандартов-то нет! И у нас постоянно не хватает ни инженеров, ни рабочих.

– А что с импортными лифтами? Насколько они качественны и безопасны? Какие страны у нас представлены?

– География очень широкая. Это продукция из России, Беларуси, Китая, Турции, Южной Кореи. Есть европейские, но их относительно немного, они очень дорогие. Преобладают китайские лифты. В целом можно сказать, что импортные лифты очень разные.

За последние 15 лет оказалась разрушенной система технадзора и лицензирования, и лифты остались «беспризорными» – никто не проверял, что поставляется в Казахстан. Почувствовав бесконтрольность, некоторые застройщики стали ввозить, скажем так, не лучшее оборудование. Вот характерный пример. Китай располагает заводами по производству лифтов высочайшего качества. Но рядом с ними работают и другие заводы – там цены ниже, и, естественно, качество. Там могут не соблюдать нормы контроля сварки, контроля соразмерности. Лифт вам сделают из более тонкого металла, но чисто внешне все будет выглядеть прекрасно и вся документация будет в порядке. Хороший, рачительный хозяин или ответственный застройщик из Казахстана закупает лифты на заводах первого типа. А кто-то берет подешевле. Чтобы навести порядок, нужно правило, по которому к импорту могут быть разрешены только те лифты, производители которых имеют свои представительства в Казахстане.

– Среди казахстанских машиностроителей ваша отрасль имеет репутацию одной из быстроразвивающихся. Это действительно так?

– Считаю, что динамика и качество у нас неплохие. Сегодня в Казахстане есть несколько заводов по производству лифтов. Доля местного содержания – более 50%, как это положено в машиностроении. Это иногда вызывает удивление у неспециалистов. Но важно понимать, что большая часть оборудования лифта находится за пределами видимости тех, кто им пользуется. Это сложное комплексное изделие, включающее, например, оборудование шахты. Очень многое делается в Казахстане: кабины, балки, системы крепления. Но наш рынок невелик, и есть сегмент продукции, которую у нас производить нет смысла, например, лифтовые тросы, автоматику, лебедки. У нас открываются заводы с небольшой мощностью, но с возможностью ее нарастить, если будет потребность. Сегодня емкость рынка в Казахстане составляет 2–2,5 тысячи новых лифтов в год, и наши заводы могут закрыть значительную часть этого объема. Но лифты бывают разные, и есть типы лифтов, которые у нас вообще не производят. В условиях нашего рынка производителям надо ориентироваться на выпуск стандартных, широко распространенных лифтов. Хорошо бы делать это в кооперации с известными мировыми производителями. И такие примеры в Казахстане есть.

– Вернемся к состоянию старого лифтового хозяйства. Насколько изношен парк, если в отношении лифтов используется это слово, в нашем крупнейшем городе?

– Алматы в плане лифтового хозяйства уникальный для Казахстана город. Потому что был столицей и здесь устанавливали много лифтов еще с 1960-х годов. В прошлом году модернизировали один лифт, которому 43 года. С металлической сеткой! Причем он работал лучше, чем некоторые новые. Расчетный срок службы лифта – 25 лет. Но так как в Алматы их очень много, этот срок иногда продлевают после обследования, если состояние лифта позволяет. Есть специальная комиссия, наделенная таким правом. В советской производственной практике было принято закладывать большой запас прочности, как говорится, «под двоечку»: по регламенту положено 25, а он может и 50 прослужить. Конечно, столько и не надо, но десять лет свыше – вполне. Конечно, при надлежащем, постоянном и компетентном техническом контроле, своевременных ремонтах. У меня в доме, например, не новые лифты, а менять их я не спешу.

Четыре года назад в Алматы было 1 480 лифтов, нуждавшихся в модернизации. Раньше ее делали ежегодно на 100 лифтах, этого было мало. В прошлом году модернизировали более 200, в этом около 300. Если держаться этого уровня, то за несколько ближайших лет мы радикально снизим число лифтов, требующих модернизации. Тем более что в Алматы в 2017 году был построен завод, который может и строить новые лифты, и модернизировать старые.

В последнее время главной проблемой становятся даже не технические вопросы. Для модернизации лифтовики должны получить подписи 70% членов КСК, но попробуй собери их – многие квартиры сданы в аренду и хозяев не найти. Вторая сложность: часто среди жильцов находятся «знатоки». Один говорит – надо ставить белорусский лифт! Другой – нет, российский! И начинается! Есть дом, который три года спорит, не может выбрать.

Но главное, что в отношении к проблеме лифтового хозяйства произошел перелом, государственные органы понимают ее важность, и, думаю, в ближайшем будущем ситуация радикально улучшится.

– Иногда слышишь, как люди жалуются на тарифы за обслуживание лифтов…

– Вот с чем не соглашусь! Тариф в домах, за исключением новых жилых комплексов, которые обслуживаются управляющими компаниями, сейчас составляет, примерно, 13,3–13,6 тенге за один квадратный метр площади квартиры. Не думаю, что это разорительно. Но выживают обслуживающие компании не за счет этого, а за счет коммерческих объектов, где другие цены. Если бы не это, то по такому тарифу лифты в жилых домах обслужить было бы невозможно.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале