просмотров 3227

Почему секс-меньшинствам так выгоден закон «О противодействии семейно-бытовому насилию»?

Опубликовано: 21 Января 2021 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
Почему секс-меньшинствам так выгоден закон «О противодействии семейно-бытовому насилию»?
lgbt.org.ua

Погоня за европейскими ценностями, помноженная на казахстанское крючкотворство, рождает кошмарных чудовищ. Так, новый законопроект, призванный защитить женщин и детей, вдруг оказался удобным для секс-меньшинств и политиков. Но пугающим для заботливых родителей...

Не важно, с кем спать. Главное – высыпаться

Уже несколько лет некоторые общественные организации Казахстана требуют, чтобы наша страна ратифицировала Стамбульскую конвенцию, принятую в 2014 году. Это соглашение уже вступило в силу во всех странах ЕС, а также с некоторыми поправками и возражениями в других государствах Европы. Справедливости ради нужно отметить, что многие пункты документа, например, запрет на принудительный брак, стерилизацию женщины или уголовная ответственность за настойчивое требование сделать аборт, действительно важны в цивилизованном обществе. Однако же здесь есть и параграфы, которые откровенно шокируют. Так, Стамбульская конвенция требует воспитывать детей так, чтобы они с младенчества воспринимали нормой однополые браки и прочих личностей, у которых не все в порядке с сексуальными пристрастиями.

Конвенция даже не ограничивает термин «гендер» мужчиной, женщиной и третьим полом, – поделилась юрист Тамара Симахина. – Недавно я просмотрела список, где было перечислено 58 гендеров! Может быть, я слишком консервативна, но для меня этот список выглядел как список половых извращений. Я считаю, что речь о гендерных правах может рассматриваться лишь с точки зрения продолжения рода. Так заложено самой природой. Значит, любые отклонения от норм, ведущих к продолжению рода, нужно считать, как минимум, психическими заболеваниями. То есть если это не нарушает общественных норм и интересов большинства, то пусть остается личной проблемой человека. Но когда речь идет о том, чтобы создать для страдающих отклонениями людей комфортные условия, изменив общество и заставив терпеть проявления их заболевания под угрозой наказания, с этим я не могу согласиться.

Неужели из-за масти мне не будет в жизни счастья?

2.jpg

Тем не менее в законопроекте «О противодействии семейно-бытовому насилию» прямо говорится, что закон должен защищать интересы любого гендера от насилия, в том числе психологического. К счастью, в Казахстане их только два, то есть равные права есть как у жены, которую избил ревнивый супруг, так и у мужа, получившего по башке сковородкой в пылу семейной ссоры. Однако четко прописанных понятий «мужчина» и «женщина» в казахстанском законодательстве нет. Это означает, что если кто-то из поклонников европейских семейных ценностей все-таки протащит ратификацию Стамбульской конвенции, то попытка объяснить собственному ребенку, что «вон тот дядя, который страстно целуется с другим дядей», это не совсем нормальный, грозит лишением родительских прав. Более того, сам странный дядя может поиметь с нетолерантного папы копеечку. В новом законопроекте появился такой термин, как «неимущественный вред». Под ним подразумевается выплата ущерба за моральные страдания, которым подвергся один из полусотни гендеров после косого взгляда.

Зато сам «странный дядя» будет иметь полное право рассказать чужому ребенку обо всех прелестях однополой любви.

«Не молчи», помолчи

Законопроект появился не случайно. Ему предшествовали жуткие истории от общественной организации «Не молчи», где в красках описывались самые кошмарные факты о бытовом насилии. Долго муссировалась история девочки, которую мать выгнала на мороз в одних трусиках, или ролики, где отец жестоко избивал сына на камеру.

Верховный муфтий: мы никогда не сможем жить по чуждым представлениям
читайте далее
Есть все основания считать, что сначала в обществе создавался резонанс, людей убеждали в необходимости принять закон как можно быстрее, – говорит гражданский активист, учредитель федерации ММА Казахстана Анатолий Ким. – Подкреплялось это не только новостями, но и необъективными статистическими данными. Вступление такого закона в силу в первую очередь приведет к росту коррупции. Ведь фактически государство будет лишено контроля над НПО. Я уже не говорю о том, что под угрозу ставятся традиции, культура, моральные устои нашего народа.

Сам законопроект появился еще в сентябре прошлого года, но казахстанские правозащитники увидели его лишь недавно, в начале января. После недолгого изучения многие решили, что речь идет совсем не о внедрении нравов дикого Запада, а о новом механизме политического влияния.

Если закон вступит в силу, то можно забыть не только о свободе слова, но и вообще о какой-либо критике власти, – считает правозащитник Тамара Симахина. – Получается, что любой участковый, чиновник или общественник сможет влезть в семью, чтобы научить, как правильно разговаривать с женой и чему учить сына. А устранить политического противника или конкурента по бизнесу еще проще. Достаточно анонимного звонка и угрозы участкового отобрать ребенка, как любой крепкий человек надолго забудет и о бизнесе, и о своей гражданской позиции.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале