просмотров 1574

Почему уят занял прочное место в нашей жизни и что будет дальше?

Опубликовано: 22 Апреля 2019 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
Почему уят занял прочное место в нашей жизни и что будет дальше?
© ЭК

Что такое уят и почему это понятие заняло прочное место в нашей реальности? «ЭК» расспросила казахстанцев о разгоревшейся борьбе за нравственность, чтобы понять, возможно ли на этой войне перемирие.

Секса в Казахстане нет

Фото в жанре ню, конкурсы по боди-арту, однополые союзы и чемпионаты по акробатике на пилоне – все эти вольности вызывают у определенной части населения лютое негодование. «Уят!» – восклицают они.

Топ «позорящих» общество явлений у поборников морали возглавляет «неузаконенный» секс. Они убеждены, что плотские утехи уместны исключительно между мужем и женой. Секс вне брака – преступление, а семейный союз надо сохранять в любом случае, даже если муж избивает жену за малейшее непослушание. В республике недавно было проведено весьма показательное исследование. Респонденты отвечали на вопрос: «За что мужчина имеет право ударить супругу?». Среди вариантов значились следующие «проступки»: уход из дома без разрешения, недостаточная забота о детях, возражения супругу, отказ в сексе, пригоревшая еда. В Мангистауской области 32,8% опрошенных заявили, что по любой из вышеперечисленных причин женщину можно бить, в Павлодарской области аналогичного мнения придерживаются 21,1%, замыкает тройку Северо-Казахстанская область – 19,6%. Примечательно, что в опросе участвовали и женщины. Многие казахстанки не просто согласны терпеть побои, но и оправдывают кухонных бойцов. Более того, нередко жертвы изнасилований не спешат в полицию и никому не рассказывают о надругательстве, потому что боятся… осуждения общества.

В более чем 70% случаев изнасилований дело заканчивается примирением сторон. Женщины опасаются огласки, нередко родственники дают им понять, что жертвы якобы сами виноваты в случившемся. Мол, были ярко одеты, смеялись, шутили, поощряли ухаживания мужчины, вели себя неправильно, – рассказывает адвокат Жанна Уразбахова. – На каждой встрече с профильными госорганами мы говорим о том, что следует исключить из Уголовного кодекса норму о примирении. Насильники обязаны отвечать за содеянное по всей строгости закона. Необходимо, чтобы в нашем обществе наконец усвоили элементарную истину: какой бы наряд ни надела на себя девушка, ее НЕЛЬЗЯ насиловать. выставка вещей изнасилованных.jpg

В феврале прошлого года в Алматы состоялась уникальная выставка «Киiмдi кiнәлама». Организаторы экспозиции Инесса Ишакву, Алтынай Мусалимова и Фариза Оспан представили вниманию посетителей вещи, которые были надеты на девушках, девочках и женщинах в момент изнасилования. Посетители с искренним недоумением разглядывали спортивные костюмы, бесформенные пальто, мешковатые кофты, обычные джинсы, футболки неярких расцветок и хлопчатобумажные колготки. Они безуспешно искали взглядами кожаные шортики, топы соблазнительных фасонов, юбки с умопомрачительными разрезами.

4.jpg Мы хотели развенчать главный миф об изнасилованиях. Жаль, но люди часто позволяют себе подобные фразы: «Сама провоцировала мужиков, вот и получила по заслугам!», «Нечего в платьях коротких ходить и в блузках с огромным декольте красоваться!», «Шатаются по ночам, садятся в машины с незнакомыми людьми, а потом удивляются!». Зрители не увидели на выставке ни одного «вызывающего» наряда, – говорит общественный деятель Фариза Оспан. – Что касается «разгульного поведения» и «свободных» взглядов, то героини нашей экспозиции не искали приключений. Они шли утром на работу, спешили вечером домой со службы, студенческих лекций или школьных уроков. Их насильниками в большинстве случаев были знакомые им люди: соседи, дяди, братья. Лишь четыре из 13 жертв не знали преступников. Они не обращались в полицию, не искали поддержки у друзей и родственников, потому что прекрасно знают об отношении в обществе к жертвам насильников. зульфия.jpg Мало чем отличается от сексуального насилия принудительный брак, – вступает в беседу руководитель ОЮЛ «Союз кризисных центров» Зульфия Байсакова. – Мы открыли центр для оказания поддержки и помощи женщинам, пострадавшим от разных форм насилия, и комнаты в доме никогда не пустуют. На дворе XXI век, а женщины чувствуют себя существами низшего уровня. Более 400 казахстанок умирают за год от побоев, нанесенных их партнерами. Мужчина, взявший на себя обязанность заботиться о любимой женщине, превращает ее жизнь в кромешный ад, издевается над ней, бьет, ломает руки и ноги, калечит, и все это нередко происходит на глазах у детей. Несчастная жена убегает из супружеского дома, приходит за помощью к родителям, однако они отправляют ее обратно, им перед соседями «стыдно». Вышла замуж, значит, терпи. Девчонки такие истории рассказывают, что любой фильм ужаса потом покажется доброй детской сказкой. В 17 лет по воле родственников я вышла замуж за мужчину старше меня на 35 лет, – вспоминает Алия. – Взрослые люди поздравляли меня, говорили, что мне невероятно повезло, буду жить в богатстве и почете. Но все сложилось иначе. Я родила двоих детей и осталась никому не нужной. Законная жена моего «мужа», узнав обо мне, страшно разозлилась. Оказывается, он скрывал от нее мое существование, да и мне о ней долго не рассказывал. Началась травля, человек, которого я считала мужем, подал на меня в суд за клевету. Мне ничего не оставалось, как искать убежище в приюте. Мы с мужем в мире и согласии прожили 10 лет, а потом у него появилась любовница. Поначалу он тайно с ней встречался, но со временем перестал скрывать свою связь. Чуть я поступлю не по его указаниям, так он изобьет меня до полусмерти, тут же звонит ей и уезжает из дома. Может неделю не появляться, месяц, – делится воспоминаниями Сабина. – Я пожаловалась братьям и отцу. Думала, они его усовестят, но вышло наоборот. Папа обозвал меня неблагодарной тварью, старший брат философски заявил: «У тебя мужик богатый. Кто при деньгах, тот всегда гуляет! Да и поучить бабу кулаком не мешает!». Родственники посоветовали мне немедленно вернуться к супругу и терпеливо ждать, когда он «нагуляется». «Подашь на развод – на порог тебя с детьми твоими не пустим! Зачем нам такой позор?!» – на прощание сказала мне мама. Теперь приют – мой родной дом.

Не только развод, изнасилование и отказ от вступления в брак с нелюбимым человеком считаются позором в глазах борцов за нравственность. По их вине в республике пышным цветом цветет харассмент. Подать в суд на сотрудника или начальника, оказывающего сотрудницам чрезмерно пылкие знаки внимания и делающим крайне непристойные предложения, означает выставить себя на всеобщее осуждение. Между тем сексуальное домогательство не является редкостью для Казахстана. По итогам опроса, проведенного в южной столице участницей волонтерской консультативной группы гражданского общества при организации UN-Women Валентиной Сахненко, выяснилось, что каждая пятая алматинка в возрасте от 25 до 35 лет подвергалась сексуальным притязаниям со стороны начальника. С каждой седьмой женщиной подобное происходило неоднократно. В том, что в таких случаях стыдно (!) обращаться за помощью в правоохранительные органы, уверены 45% опрошенных.

Начальники сплошь и рядом предлагают сотрудницам ряд привилегий за оказание сексуальных услуг: повышение оклада, премии, заграничные командировки, карьерный рост, – говорит Зульфия Байсакова. – Руководители компаний и фирм не гнушаются угрозами, шантажом и репрессиями, чтобы добиться желаемого. Они прямым текстом заявляют: «Откажешься спать со мной, я тебя уволю. Да не просто, а так, что ты на другую работу потом не устроишься никогда и нигде. Позвоню твоему новому шефу и открою ему на тебя глаза!». Слова с делом редко расходятся. Приходит девушка устраиваться, документы у нее в порядке, стаж имеется, замечаний нет, характеристика хорошая, но ей там в отделе кадров деликатно намекают на то, что все знают о ее «гнусном прошлом»: она плела интриги, разводила сплетни, не выполняла свои обязанности, стравливала между собой коллег. К сожалению, даже если женщина открыто заявит о харассменте и ее обидчик будет вынужден уволиться, не стоит ожидать счастливого развития сюжета. Могу рассказать поучительную историю. Одного такого сладострастника все же попросили написать заявление об уходе по собственному желанию, но девушка все равно больше не смогла работать в той компании. Сотрудники мужского пола проявили удивительную солидарность и сделали все для того, чтобы она тоже уволилась. Они постоянно рассказывали при ней сальные анекдоты и вели разговоры о коварных женщинах, расставляющих «медовые ловушки» в расчете сделать карьеру. Несмотря на сложную ситуацию, бороться с сексуальным домогательством обязательно нужно. Только не бросайтесь в проблему как в омут, не принимайте поспешных решений. Позвоните на бесплатный телефон доверия 150, психологи и юристы проконсультируют вас и подскажут, как правильно действовать.

Быть матерью больного ребенка – позор

Удивительно, но понятие «уят» распространяется не только на сексуальную сферу. Казалось бы, нет ничего святее и чище материнства, однако быть в Казахстане мамой малыша с особенностями в развитии – непростое испытание. Вместо поддержки женщины сталкиваются со злобой, раздражением, неприятием и полным отсутствием сострадания. Отказаться от больного ребенка и оставить его в интернате испуганной страшной новостью женщине порой хором советуют свекровь и родная мама.

У моего сына диагностировали ДЦП. Муж ушел из семьи. Мои родители стали уговаривать меня определить малыша в детский дом, уехать в другой город и начать там жизнь с чистого листа, – вспоминает Надежда Крылова. – «Ты молодая, выйдешь замуж, будешь счастлива. Никто никогда не узнает о том, что ты родила инвалида. Главное, сама помалкивай, и позор этот останется в секрете!» – сказала мне мать. Я действительно уехала в другой город, но с ребенком. С родителями не общаюсь семь лет, и они не ищут со мной встреч. Недавно узнала от подруги, что они всем рассказывают, будто бы мне ребенка в роддоме подменили, моего сына богатой паре продали, те увезли его за границу, а я из глупого благородства забочусь о чужом малыше. Мой мальчик родился здоровым. Муж нарадоваться не мог на него, с работы на крыльях летел, каждый вечер гулял с коляской во дворе. Однажды он отвез полуторагодовалого сына на месяц в аул к своей матери. Через две недели нам позвонили и сказали срочно приехать, – говорит Сауле Ибрай. – Я не узнала своего малыша. Он практически полностью потерял зрение, руки и ноги его не слушались, он не мог сесть, не держал голову. То ли врач неправильно выписал дозировку лекарств, то ли родные мужа переусердствовали, но сын в одночасье стал инвалидом. Прямо у кроватки малыша супруг заявил: «Я не буду отцом растения! Мне стыдно перед друзьями. Давай скажем всем, что он умер, откажемся от него и родим нового ребенка». Поразительно, однако моя мама с мужем тоже согласилась: «Больной малыш – позор, родственники скажут, что у нас дурная кровь, твои младшие сестры никогда не выйдут замуж!». А бросить беззащитного ребенка на произвол судьбы – это благородный поступок ради сохранения чести семьи?!

Гости из Кызыл-Орды и страшные тайны лесбиянок

Говоря об уяте, нельзя не упомянуть об инициативной группе «Феминита», выступающей против дискриминации людей по их сексуальной ориентации и регулярно проводящей различные мероприятия, направленные на формирование в стране толерантного общества. Члены организации активно работают над тем, чтобы все казахстанцы вне зависимости от их сексуальных предпочтений имели равный доступ к правовым и медицинским услугам и могли спокойно жить, не опасаясь оскорблений и издевательств. Одна из основательниц движения в защиту прав лесбиянок, бисексуалов, трансгендеров, интерсекс-людей и квир-женщин Жанар Секербаева занимается научными исследованиями в столь деликатной и скандальной для Казахстана теме. Жанар принимает участие в международных форумах и семинарах в защиту прав женщин, пользуется огромным уважением за рубежом. Однако на родине она и ее единомышленницы нередко подвергаются массовым атакам со стороны поборников морали. Например, за фотосессию, посвященную дестигматизации менструации, Секербаева предстала перед судом. Удивительно, но полицейские задержали Жанар буквально накануне мероприятия, на котором она планировала представить отчет о своих исследованиях. За хрупкой женщиной прибыла группа из семи полицейских. Что же такого совершила Секербаева? Она вместе с другими активистками устроила на алматинском Арбате фотосессию: стояли с рисунками, на которых были написаны фразы: «Месячные – уят, а насилие – нет!», «Это не гости из Кызыл-Орды», «Месячные – женская суперсила». Также на одежду они прикрепили прокладки, залитые красной краской. Что касается «страшного» исследования, то оно было посвящено рискам для здоровья женщин из ЛБК-сообщества. Участницы опроса отмечали необходимость услуг дружественных медицинских специалистов и психологических консультаций. Более половины респонденток ответили, что не осведомлены о специфических рисках.

фотосессия скандальная.jpg Лесбиянки повсеместно сталкиваются в Казахстане с негативным отношением. Даже на приеме у гинеколога они скрывают сексуальную ориентацию, чтобы избежать неприятных вопросов. Случается, медики, которым девушки доверились, начинают давать им советы посетить психотерапевта, найти хорошего мужчину, забыть о «глупостях» и завести «нормальную» семью. Более того, в кабинет тут же начинается форменное паломничество врачей и медсестер. Они заходят под разными предлогами, но на самом деле их цель – посмотреть на лесбиянку. То же самое происходит в полиции или суде, – говорит Жанар Секербаева. – Родители, узнав о том, что их дочка равнодушна к мужчинам и предпочитает женщин, везут ее к экстрасенсам, колдунам и баксы. Часто девочек выгоняют из дома, а родственники отказываются с ними общаться. Девушкам приходится обманывать родных, скрывать от них правду, выдавать своих партнерок за обычных подруг.

Уят с человеческим лицом

ширин.jpg
Люди, выступающие за сохранение вечных ценностей, чтящие традиции и обычаи и с уважением относящиеся к женщинам, детям и старикам, достойны восхищения. Они делают мир лучше и чище. И не надо их огульно называть уятменами. Не спешите с ярлыками и вердиктами, – говорит казаховед Кайрат Капаров. – Давайте совершим экскурс в историю. С незапамятных времен в Великой степи существовали определенные устои и нормы: девушки берегли честь и выходили замуж непорочными, мужчины стояли во главе семьи, молодые почитали стариков, осиротевших детей не бросали на произвол судьбы, слабые и немощные получали особую заботу. Между прочим, аналогичные правила вы найдете и у других народов. Я равно не приветствую ни Ширин Нарчаеву, чьи фото раскололи общество надвое, ни Талгата Шорманова, закутывающего всех в платки. С моей точки зрения, они хайпожоры, гонящиеся за популярностью. А вот саму сферу уята необходимо значительно расширить. У нас мужчины остаются незаслуженно обделенными. Все следят за нравственностью женщин, но о представителях сильного пола почему-то забыли. И зря. Долг мужчины – заботиться о семье, жене и детях. В Казахстане мужики повально заводят себе любовниц, именуют их токал, хотя законная жена понятия не имеет о существовании соперницы. Мужчины уклоняются от уплаты алиментов, не работают, избивают супруг, сидят у жен на шее, пьют, ругаются матом. Сколько мужчин уезжают от родителей и вообще не вспоминают мать и отца? Почему к ним общество снисходительно? Ведь они своим поведением позорят весь мужской род. Я за то, чтобы казахстанцы шли вперед, не забывая о корнях и оставаясь порядочными и честными людьми. Уят – не попытка повернуть время вспять, не орудие для борьбы с инакомыслящими, не инструмент запугивания, а единственное спасение нашего общества от духовного оскудения.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале