Смогут ли казахстанские судьи выносить решения без оглядки на госорганы?

Опубликовано: 17 Июля 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Смогут ли казахстанские судьи выносить решения без оглядки на госорганы?
pixabay.com
просмотров 2350

Недавно глава государства принял председателя Верховного суда Жакипа Асанова, который доложил президенту о подготовке законопроектов, направленных на модернизацию Гражданского процессуального кодекса и внедрение нового института – административной юстиции. В свою очередь президент уделил внимание вопросам компетентности судейских кадров и прозрачности механизмов их подбора, указал на необходимость повышения качества судебных решений. Процессы, происходящие в судебной сфере страны, для нашего издания прокомментировал известный казахстанский юрист, профессор Казахского университета международных отношений и мировых языков им. Абылай хана Эдуард Мухамеджанов.

– Насколько ожидаемы были для юридического сообщества темы, обсуждавшиеся на встрече президента и главы Верховного суда?

– Они актуальны, но не новы, об этом юридическая общественность и власть говорят уже 30 лет. Конечно, за это время совершенствовалось процессуальное законодательство, претерпевал изменения Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей» и другие законы и подзаконные акты, но все это было, на мой взгляд, только прелюдией к тем изменениям, которые планируются. Актуальность вопросов по совершенствованию деятельности судов, поднятых на этой встрече, в том, что изменения Гражданского процессуального кодекса коснулись внедрения нового института – административной юстиции.

Чтобы показать важность этой новации, приведу пример. В 1953 году реформу административного правосудия осуществляла Франция. Но там оно было известно еще с древних времен, в то время как для нас это абсолютно новая ветвь правосудия. Суть административного правосудия состоит в том, что оно призвано защищать «простых людей» от злоупотреблений и несправедливости представителей власти на местах. Заслуга Франции состоит в том, что она первая показала пример строительства обособленной системы административной юстиции, имеющей отдельные задачи.

Необходимость проводить такую реформу во Франции осознали, когда административные трибуналы перестали справляться с увеличивающимся потоком жалоб. Причиной этого была все возраставшая роль государства в управлении социальной и экономической жизнью страны.

– Знакомая ситуация на постсоветском пространстве!

– Да. И французам стало очевидно, что необходимо менять основы функционирования административных трибуналов. Отдельно следует отметить, что благодаря этой реформе во Франции были созданы новые пути отбора кандидатов для работы в трибуналах – требовались люди с независимыми от государства и власти взглядами и мышлением. Главной идеей реформы 1953 года во Франции было то, что правосудие должно быть своевременным, а судьи, его осуществляющие, не должны идти на поводу у государственных органов. Кстати, эта же идея была главной и в судебной реформе в Сингапуре, прошедшей в 1990-х годах. Если помните, одно время у нас было очень модно ссылаться на сингапурский опыт.

Для нас важность института административной юстиции очень значима, так как он может стать в Казахстане инструментом, который уравняет права гражданина в спорах с государством. Но, чтобы это произошло, правосудие должны вершить действительно независимые судьи, способные объективно оценить ситуацию и вынести решение без оглядки на интересы государства в пользу субъекта, чье право было нарушено.

– Сразу возникает вопрос, а есть ли специалисты, способные принимать решения не в пользу государственных органов и должностных лиц, если те нарушили закон?

– За 30 лет независимости стало вполне понятно, что в стране с высоким коррупционным потенциалом не может быть органа, который бы в своей деятельности не был подвержен этому явлению. Вот поэтому руководство страны обращает внимание на отбор судейских кадров и на усиление их независимости. Надо заметить, власть обращается к этой проблеме не впервые. Этот посыл вполне понятен, так как без независимого суда, независимых судебной власти и судей у нас никогда не будет достаточно значимых иностранных инвестиций, эффективно работающих местных инвесторов и предпринимателей, да и вообще стабильной власти и общества.

– Но общеизвестно, что эта проблема поднималась много раз. И в теории с идеей независимости судей никто не спорит. Но актуальность проблемы не уменьшается. Почему?

– Проблем много. Одна из них заключается в том, что существуют разнополярные точки зрения на содержание самого понятия «независимость судей». Есть мнение, что независимость судьи и суда – это не постулат, а лишь гипотеза, нуждающаяся в проверке. Позиция судейского сообщества проявляется в корпоративности судей, закрытости их от всякой критики, ответственности и надзора. И эта точка зрения в вопросе понимания судейской независимости в последние 30 лет всегда брала верх. Исходя из их позиции и решались такие вопросы, как финансовая составляющая содержания судей, их социальные, процессуальные и иные преференции. И при этой предвзятости вынесений судебных актов в пользу государства меньше не становилось, суды продолжают оставаться послушным орудием политической системы.

На мой взгляд, независимость судей мы получим только тогда, когда формирование судейского корпуса будет идти по строго установленному для всех претендентов общему порядку без возможности занятия судейских должностей через Академию правосудия при Верховном суде. Тогда представители судебной власти утратят возможность влиять на подбор судей и оценку их работы. Высший судебный совет должен действовать прозрачно в вопросах отбора судей, и сам этот совет должен формироваться из лиц, не аффилиированных с властью.

– Есть мнение, что нынешний судейский корпус нужно заменить полностью, иначе не выкорчевать те негативные традиции, о которых вы говорите.

– С таким радикальным мнением вряд ли можно согласиться. Хотя бы потому, что к такой мере можно прибегнуть лишь тогда, когда в стране отмечается конституционный дисконтинуитет, то есть ситуация, когда в государстве не действует конституция или ее вообще нет. В 1958 году на такой шаг пошел президент Франции Шарль де Голль. Но в нашей стране подобной ситуации нет.

Кроме того, нельзя идти на такой шаг и потому, что международный опыт показывает нерезультативность подобных решений. Известен, например, опыт Сербии, которая пошла на такой шаг в начале 2000-х годов. После распада Югославии в этой стране было принято решение о полной замене состава судейского корпуса, но впоследствии Европейский суд по правам человека восстановил в должностях всех судей. И сейчас в Сербии имеются достаточно большие проблемы с правосудием, поскольку штат судов завышен вдвое! Произошло это потому, что процесс люстрации судебной системы не отвечал общепринятым стандартам.

– Но еще есть примеры Грузии и Украины, где жесткие реформы полиции дали эффект.

– Сравнивать профессию судьи и полицейского некорректно. У этих органов разные цели и задачи, а следовательно, и требования к кадрам тоже разные. Конечно, можно набрать нужное количество новых кандидатов в судьи, но от этого качество судебных разбирательств не улучшится, коррупция в судах не исчезнет. Это с одной стороны. А с другой, как это практически сделать, чтобы не породить коллапс судебной системы? Сразу возникает вопрос, а что будет с текущими делами, которые рассматривают увольняемые судьи? Такие заявления может делать только та часть общественности, которая либо не знает суть судопроизводства, либо осознано делает себе пиар на этом. На мой взгляд, сначала надо менять механизмы назначения, а уже потом говорить о кадрах.

– А судьи должны нести ответственность перед обществом? Или судебный иммунитет закрывает эту тему?

– Безусловно, должны. Судебный иммунитет должен защищать судью только от постороннего влияния. Во всем остальном он должен нести ответственность на тех же основаниях, что и любой гражданин, а за преступления, связанные с судебной деятельностью, – повышенную ответственность без учета разных смягчающих обстоятельств. Это и станет той превентивной мерой, которая будет способствовать предупреждению преступности в их среде.

– Что можно предложить для повышения доверия к судьям?

– Здесь однозначных рецептов нет, вопрос очень сложный. Ведь понятно, что наши судьи – это не небожители, а такие же граждане со своими минусами и плюсами, но наделенные властными полномочиями. Конечно, в их среде есть и профессионалы, и посторонние лица, и лица, не отвечающие в полной мере тем высоким требованиям, которым должен отвечать судья. Есть среди них и конъюнктурщики. Для начала можно было бы провести переаттестацию, но не всего судейского корпуса, а только той его части, которая обрела полномочия судей в период действия положений конституционного закона, принятых в 2016 году. О том, что власть уделяет внимание этой проблеме, понимает ее серьезность, говорит недавняя встреча президента и главы Верховного суда. Это дает основания для оптимизма.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале