просмотров 1361

Ссудный день

Опубликовано: 14 Марта 2018 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Ссудный день
varkapu.info

Казахстанцы не умеют читать фразы, написанные мелким шрифтом в договорах, и неспособны подсчитывать проценты. По мере нарастания числа безнадежных должников это становится проблемой всего общества.

В нашей стране насчитывается более 8,5 млн человек трудоспособного возраста, на 3,5 млн из которых висят кредиты – в среднем по 1,4 займа на каждом. При том что в республике насчитывается 4,5 млн домохозяйств, получается, что как минимум в двух семьях из трех есть банковские долги, которые в перспективе могут привести к визиту судебных исполнителей и описи имущества.

Из общего числа заемщиков 1,1 млн просрочили платежи более чем на три месяца. В отношении них было возбуждено около 900 тысяч судебно-исполнительных производств. Но объем банковских розничных кредитов все растет и растет, за 2017 год их сумма достигла 4,5 трлн тенге. Для сравнения: общая сумма пенсионных накоплений по состоянию на 1 февраля этого года составила 7,8 трлн тенге.

Более трех четвертей прироста портфеля розничных кредитов приходится на потребительские займы: граждане занимают деньги на покупку мобильных телефонов и телевизоров, проведение свадеб и прочие удовольствия, не относящиеся к средствам производства и не приносящие доходов. Это даже не ипотека – квартиру можно хотя бы сдавать. И не автокредитование – на машине можно «калымить». В 2017-м выдача банковских кредитов юридическим лицам сократилась на 5,8%, тогда как кредитование физических лиц выросло на 12,4%. То есть производителей кредитуют все меньше, а потребителей и растратчиков – все больше!

Доля вот таких потребительских кредитов в среднем по Казахстану доросла до двух третей, а в Алматы – даже до 80%. Помнится, во времена, когда главным банкиром был Кайрат Келимбетов, размер потребительского кредитования по сравнению со всем размером ссудного портфеля был не такой уж и большой – на уровне 15%. И его вроде бы даже осознанно старались придержать от слишком прыткого роста…

Но и это не все. Самые прогрессивные наши заемщики бодро осваивают онлайн-кредитование. Без излишних церемоний и занудных проверок им предлагают краткосрочные займы под ежедневную ставку в размере 2,5–3%. То есть в годовом выражении 700–900%! В Нацбанке уже подсчитали, что, исходя из среднего размера заработной платы в 150 тысяч тенге, обслуживание трехмесячного кредита на 100 тысяч тенге превысит среднюю заработную плату заемщика в 2–2,5 раза. Но заемщик, очевидно, считать не умеет – он берет. Объем онлайн-кредитования в Казахстане вырос в 3,5 раза!

Тут бы следовало со всей дури нажать на тормоз, так ведь нет – есть еще микрофинансовые организации. В Казахстане зарегистрированы 172 подобные компании, но это ведь только зарегистрированы! Сколько их на самом деле, ни Нацбанк, ни сам черт не ведают – вроде было около двух тысяч. Для них официально установлена предельная ставка не выше 56% годовых, но поскольку большинство из них залегли в густом сумраке, то вопрос о необходимости исполнения закона отпадает сам собой. Эти конторы подбирают клиентов, которым не даст кредит ни один находящийся в здравом уме банк, и применяют при взыскании долгов свои методы, часто не самые гуманные.

И к таким вот теневым опустошителям кошельков казахстанцев стоят вплотную обитатели кромешной тьмы и настоящие исчадия ада – самодеятельные ростовщики. А чего им стесняться? Статьи «ростовщичество» в Уголовном кодексе нет! Ни в одном статистическом сборнике деятельность этих монстров не отражается, однако косвенными методами масштаб проблемы оценить нетрудно. Ростовщик, мошенник и вымогатель неотделимы друг от друга. «Мошенник!» – отмахивается от заявителя дежурный офицер в ДВД. – «Недоказуемо!». Так вот, за последнее десятилетие доля мошеннических действий среди прочих преступлений увеличилась с 7% до 25%, а вымогательств – с 0,1% до 12,3%, то есть рост в 123 раза! Ущерб от средней кражи – 57 тысяч тенге, в то время как обычное мошенничество обходится жертве в 2,8 млн тенге, а вымогательство – в десятки раз больше.

Как видим, обычный казахстанец может легко оказаться в долговой яме. Для этого у него есть масса активных помощников и тысяча способов – вполне законных, полулегальных и абсолютно криминальных. Оставим в стороне запоздалые нравоучения – надо было внимательно читать договор, трезво оценивать свои возможности, держаться подальше от упырей и вампиров и так далее. Что теперь? Что предлагают? Что не идея, то песня! Предлагают сделать уголовным преступлением дачу взявшими кредиты гражданами Казахстана ложных сведений о своей неплатежеспособности. То есть возрождается идея долговой ямы в ее первоначальном, средневековом варианте. Корова уже не дает молока? Да просто надо со всей силы дергать ее за вымя!

Предполагается, что банк может сдавать в аренду должникам, выплатившим более половины суммы основного долга, их собственную заложенную квартиру. То-то счастлив будет заемщик, выплачивая каждый месяц квартплату, арендную плату и проценты банку одновременно.

Соломоново решение, упомянутое в проекте закона «О восстановлении платежеспособности граждан», – трудоустройство кредитором своего заемщика. Великолепно! Только где взять столько вакансий генеральных директоров? Ведь с зарплаты дорожного рабочего кредит все равно не выплатишь.

Но есть еще один реально работающий способ. В средневековом романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» героям удалось вылечить одного дворянина от болезни святого Франциска, то есть, иносказательно говоря, от бедности. Для этого они повесили ему на шею кошелек, полный золота. Может, так попробовать?