просмотров 2026

«В огне сгорел мой страх». Исповедь казахстанки, которую облил бензином и поджег муж

Опубликовано: 12 Декабря 2019 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
«В огне сгорел мой страх». Исповедь казахстанки, которую облил бензином и поджег муж
©ЭК/Андрей ХАЛИН

Акерке Байгазиеву облил бензином и поджег муж. Женщина обратилась в полицию, но уголовное дело дважды закрывали… за отсутствием состава преступления. Более того, многие осудили чудом спасшуюся Акерке. Мол, зря она позорит себя и семью, лучше бы простила супруга и продолжила жить вместе с ним.

Адрес приюта жертв бытового насилия ARASHA не найти ни в одном справочнике, здесь проходят реабилитацию женщины, чья семейная жизнь мало чем отличалась от ада. Затрещины, пинки и подзатыльники они даже не считали насилием, а бранные слова в свой адрес долгие годы воспринимали как норму.

акерке.jpg Мы поженились по взаимной любви, жили счастливо, в достатке, и ничто не предвещало беды, – вспоминает Акерке. – Первые ссоры начались, когда у нас уже родились двое детей… Когда он впервые меня ударил, я ушла от него. Родственники и подруги стали дружно уговаривать меня вернуться и жить под одной крышей ради детей. Я согласилась, хотя сейчас точно знаю, что не следовало. Ссоры продолжались, и в декабре 2015 года он облил меня бензином во дворе нашего дома и поджег. Некоторые «сострадательные» люди потом уверяли меня, что он поступил так в состоянии аффекта. Ничего подобного! Муж заранее купил бензин, и я слышала, как он спросил: «Хорошо горит ваш бензин?». До последнего полагала, что он просто хочет меня запугать. Я ошибалась. Помню, в каком безумном ужасе срывала с себя пылающую одежду и упала в сугроб. Помню безграничный страх в глазах моего младшего сына. Муж собрал обгоревшую одежду, отнял у меня мобильный телефон, обрезал провода домашнего телефона, запер дома и поехал в аптеку за мазями и бинтами. Позже он все же отвез меня в больницу, по дороге беседовал с другом-юристом, интересовался предполагаемым исходом дела.

Чудом оставшись в живых, женщина написала заявление в полицию.

Мы развелись, – продолжает свой рассказ Акерке. – Двое старших детей живут с ним, со мной остался младший сынок. В огне тогда полностью сгорел мой страх, теперь никому не позволю унижать себя и избивать. В приюте я обрела покой и уверенность в себе. В настоящее время занимаюсь с девочками трудотерапией. Мы вместе вяжем, делаем украшения, готовим вкусные блюда для наших детей, делимся друг с другом рецептами. 3.jpg Муж бил меня за малейшую провинность, – рассказывает Оксана Левина. – Хватал первое, что попадется под руку, и обрушивал на меня град ударов, не глядя, куда бьет, не рассчитывая силы. С двумя детьми я убежала из дома. Идти мне было некуда, и три недели мы жили в лесополосе под Есиком. Спали на траве, питались продуктами, которыми с нами делились люди, приехавшие отдохнуть у озера. Одна добрая женщина привезла нас в приют. Меня сразу окружили заботой и лаской. С детства не чувствовала себя нужной и любимой, расплакалась от столь теплого приема и дружеского участия. Сотрудницы приюта даже нашли мне жениха (смущенно улыбается). Между нами сразу промелькнула искра. Он забрал меня к себе, пообещал всегда заботиться обо мне и моих мальчиках. Я уже не верила, что когда-нибудь буду счастлива. Я осиротела в 17 лет, вышла замуж, родила сына, – делится своей историей Полина С. – В первые годы мы жили нормально. Все изменилось после рождения дочери. Супруг категорически возражал против ее появления на свет, настаивал на аборте. Он постоянно распускал руки, да и его мать не упускала случая оскорбить меня матерным словом, толкнуть или ударить. С рождением третьего ребенка ситуация лишь ухудшилась. Он сломал мне переносицу и руку, с сотрясением мозга я попала в больницу. Чаша терпения переполнилась. Он бы убил меня в пьяном угаре. Я ушла с детьми на съемную квартиру, но он и туда приходил со скандалами. Моя подруга предложила мне перебраться к ней, и муж поджег ее дом. Поразительно, но за несколько часов до пожара мы с подружкой приходили в полицию и просили принять заявление о том, что он угрожает сжечь дом. Полицейские дружно посмеялись, сказав: «Кишка тонка. Пугает вас, а вы и поверили». Оказалось, не пугал. В приюте я живу с дочками, сына воспитывает муж. Я очень боюсь, что он вырастет таким же, как его отец. Ведь его папа на всех углах гордо рассуждает о том, как «сделать бабу покладистой» при помощи кулаков, ремней, палок и прочих подручных средств. 4.jpg
В Алматы проходит выставка «Вместе против насилия»
читайте далее

Приют рассчитан на 20 мест, и он никогда не пустует. Сотрудники отмечают, что нередко женщины все же возвращаются к мужьям-тиранам. Что же заставляет их осознанно идти в эту ловушку?

У нас жуткий перекос в воспитании девочек, особенно на юге республики, – считает психолог Елена Сережечкина. – Едва ли не с рождения девочкам внушают, что они – некое дополнение к мужчине. Мамы, тети и бабушки дружно твердят: «Главное – выйти замуж и создать семью! О ссорах и скандалах никто не должен знать. Терпи, молчи, иначе опозоришь себя и нас. Разведенная женщина – уят, под крышей отчего дома ей делать нечего». Но семья должна строиться на любви и уважении, а не на страхе и унижениях. Опасаясь «опозорить» родственников, женщины, воспитанные на подобных установках, из приюта едут к мужу-тирану. «Детям нужен папа», – еще один аргумент в пользу того, чтобы искалечить не только собственную жизнь, но и нанести сокрушительный удар по неокрепшей детской психике. Однако все чаще казахстанки находят в себе силы начать все с чистого листа. Я радуюсь каждой истории со счастливым концом. Ведь если мы спасли одну жизнь, значит спасли целый мир.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале