просмотров 688

Врачей в Казахстане стали сажать – и не за взятки, а за профессиональную деятельность. Что дальше?

Опубликовано: 14 Октября 2019 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Врачей в Казахстане стали сажать – и не за взятки, а за профессиональную деятельность. Что дальше?
wordpress.com

Врачей в Казахстане начали сажать, и добро бы медицинских руководителей за взятки – так нет же! Специалистов-практиков – за их профессиональную деятельность! И к чему это приведет?

Скажу сразу: я сам врач, и беспристрастным быть не могу. Потому что не очень верю, что сам больной или его родственники способны вынести взвешенное суждение о компетентности и тем более о вине врача-специалиста. Это им не дано. Для этого надо учиться, учиться и учиться, а потом еще долго вариться в котле той или иной медицинской специальности. Кардиолог с невропатологом беседуют – наполовину друг друга не понимают, а что уж тут говорить про больного!

В одном из отделений, где я имел честь врачевать, заведующий был великим экспериментатором. Но с кривоватыми руками. Полез, например, больному подключичный катетер ставить и легкое проткнул. Больного раздуло, как снеговика. При нажатии слышна была крепитация – пузырьки воздуха под кожей лопались. Но пациент был не в обиде:

– Спасибо Душегубу Криволаповичу! Он меня с того света вытащил!

А почему? А потому что с больными и родственниками надо работать. Они же как дети малые – им все, что угодно, втереть можно! Ну, как обычно родственники оценивают врача? Подбежал по первому щелчку пальцев – хороший врач! Заставил ждать – плохой! Разве непонятно, что при появлении пациента врач должен немедленно бросить осматривать никудышного предыдущего больного и бежать к очень важному следующему?

Кто из сельских жителей останется в живых после закручивания гаек с продажей рецептурных препаратов?читать подробнее

Железно гарантирует, что все будет хорошо, – замечательный врач! Что-то бубнит про опасности и осложнения – плохой! Нам осложнения не нужны, мы нормально заплатили.

Говорит ласково, успокаивающе – хороший врач. Без прикрас описывает безрадостные перспективы – вообще чудовище! Он клятву давал, чтобы всего этого не было.

В хирургии или реанимации этот номер не пройдет, а на приеме запросто может сидеть эскулап, который, кроме ласкового сюсюканья, ничего другого и не умеет. И наоборот, бывает, что на классного специалиста что только не вешают на удивление коллегам.

У высокопоставленных пациентов еще та беда, что в ресторанах они бывают гораздо чаще, чем в больницах. И поэтому по инерции врача они рассматривают как разновидность официанта. А ведь ситуация диаметрально противоположная – не они ему нужны, а он им! Не он от них зависит, а они в его руках!

Кстати, эта линия прослеживается и на официальном уровне: в советские времена оказывалась медицинская помощь, а сейчас во всех официальных документах сплошь фигурируют медицинские услуги. Всем очень хочется верить, что больница вроде СТО: что-то сломалось – тебе починили. И никаких неожиданностей. Это брак в работе, за него будем наказывать!

2.jpg Когда полицейский неправильно проводит обыск, задерживает, сажает, мы это видим. А когда врач делает некачественную анестезию, вырезает то, что не надо, и человек умирает, мы этого не видим. А ведь жизнь намного ценнее, чем свобода. Если ошибается юрист, есть другой юрист, есть апелляция. А когда вырезали почку, еще что-то, убили, в конце концов, апелляцию не подашь. Вот в чем опасность декриминализации ответственности врачей, против чего я выступаю, – очень типично высказала свое видение известный адвокат Айман Умарова.

Целиком поддерживаю! И хочу развить мысль Айман Умаровой дальше. Если и апелляция оставила неблагоприятный приговор без изменения, то адвоката надо самого сажать! Он деньги взял, а подзащитного на долгие годы на нары отправил?! Налицо халатное отношение к своим профессиональным обязанностям.

Точку во всех медицинских ЧП обычно ставят прокуратура и следствие. Их суждение авторитетное и окончательное, но, к сожалению, всегда запоздавшее. Было бы лучше, если бы эти знатоки медицины время от времени устраивали мастер-классы. Прокурор взял бы скальпель, встал к операционному столу. Следователь бы зеркала держал, представитель антикоррупционного ведомства наркоз давал. Ведь когда операция заканчивается фатально, они умеют найти ошибки врачей? Значит, сами никогда их не допустят!

В медвузах ликвидировали кафедры судебной медицины, и некому стало фиксировать следы пытокчитать подробнее

Если серьезно, то я не вижу никакого механизма, который бы отсеивал из врачебных рядов криворуких и тупоголовых эскулапов. Но, к счастью, все понемногу учатся, в том числе и те, кто поначалу звезд с неба не хватал. Проработав лет 10, новичок становится специалистом, ценой долгого труда и нескольких печальных случаев, о которых он никому бы не хотел рассказывать. И этого кровью оплаченного специалиста надо ценить. Нет, конечно, можно на чем-то поймать и посадить – без проблем. Если у вас полная скамейка запасных специалистов – о чем речь!

У кого больше смертных случаев – у молодого хирурга или у профессора? Конечно, у профессора. Ведь на него сваливают самые тяжелые случаи и самых безнадежных больных. Но медицинская помощь потому и не является медицинской услугой, что случиться может что угодно, у кого угодно и в любой момент. В том числе и тогда, когда ничто беды не предвещало. Этот факт не хочет признавать никто. Все отчаянно хотят думать, что ситуация под контролем.

Наверное, оптимальным вариантом было бы, если бы врач действительно «служа другим, сгорал сам», а окружающие сполна ценили его знания и самоотверженность и целовали ему руки. Но мы как-то незаметно свернули на американскую дорожку с врачебными протоколами и судебными процессами из-за нарушений, взаимными обидами и претензиями. Только американскому доктору есть смысл терпеть эту нервотрепку, у него чудовищных размеров зарплата. А нашим врачам это зачем?

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале