просмотров 2213

Жительница Актобе не может добиться подтверждения того, что ее мать была реабилитированной репрессированной

Опубликовано: 11 Декабря 2018 Автор: Ксения ВИШЕНИНА | Актобе
Жительница Актобе не может добиться подтверждения того, что ее мать была реабилитированной репрессированной
Наталья Дворник / ©ЭК/Ксения ВИШЕНИНА

Жительница Актобе Наталья Дворник не может добиться от прокуратуры подтверждения того, что ее мать была реабилитированной репрессированной.

Мою маму вместе с бабушкой и не только – в семье было пятеро детей – выслали в Казахстан из Украины, – рассказывает Наталья Дворник. – С тех пор наша семья живет тут. Недавно я беседовала с подругой, у которой отец тоже реабилитированный. Она получает пособие к пенсии. Я удивилась и отправилась узнать, могу ли и я получить надбавку.

Сначала Наталья Александровна обратилась в пенсионный фонд, а затем в городской отдел занятости и социальных программ. Там ей показали приказ, в котором говорится, что дети репрессированных 1955–1956 годов рождения действительно имеют право на небольшую надбавку к пенсии – нужна только справка из прокуратуры.

Один документ о реабилитации мамы у пенсионерки на руках уже есть. Он был получен еще в 1990-х годах и успел истрепаться. В справке, выданной прокуратурой Актюбинской области за подписью заместителя облпрокурора Василия Пересыпайло, указано, что мать Натальи Дворник Евдокия Федоровна находилась в ссылке с 1945 по 1950 годы и впоследствии была реабилитирована. С этой бумагой женщина и отправилась в прокуратуру.

Я написала заявление в прокуратуру, – продолжает она. – Приняли, прямо при мне куда-то отправили в электронном виде, а потом ответили, что прокуратура сведениями о ссылке, высылке, нахождении на спецучете и другими данными не располагает. Как могли дать такой ответ? Получается, они мои бумаги вообще не читали? Посмотрите, вот и штамп на бумаге. Она что, с неба упала, эта справка? Какая-то дикость!

Уже три месяца Наталья Дворник обивает пороги госучреждений, но понять, почему ее мать не значится в списках реабилитированных, так и не может.

Дело в том, что мы берем информацию из архивов КНБ, – объяснил руководитель аппарата прокуратуры Актюбинской области Жасулан Даулембаев. – По нормам это занимает месяц. Однако иногда нам приходится запрашивать данные у других государств, тогда срок растягивается на три месяца. У нас есть специальное управление, которое этим занимается. Опишите, что у вас случилось, и приезжайте к нам в прокуратуру, мы со всем разберемся.

Юристы в свою очередь говорят, что с вопросами подобного рода им приходится сталкиваться редко. Людей, родившихся в те годы, осталось мало, да и вопрос этот узкоспециализированный.

Сначала надо отправиться в ГЦВП или отдел занятости и социальных программ, – посоветовала медиатор Айгуль Раимкулова. – У них есть свои юристы. Надо уточнить, есть ли у них такая практика, и своей рукой записать под диктовку точную формулировку названия иска. Потом необходимо посмотреть, кем выдан документ в 1990-х, написать заявление в прокуратуру, а затем – в государственный архив. В архиве проверят и расскажут, откуда у этих бумаг «ноги растут». А потом, если установить факт того, что родители были репрессированы и реабилитированы, не удастся, нужно собрать все документы и обратиться в суд.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале