Эмиратские СМИ анонсировали выставку казахстанского художника в Дубае

Опубликовано: 19 Февраля 2021 Автор: Гульнар ТАНКАЕВА | Алматы
Эмиратские СМИ анонсировали выставку казахстанского художника в Дубае
Работы Сауле Сулейменовой в технике «целлофановой живописи» / Фото предоставлены Сауле Сулейменовой
просмотров 2364

Эмиратское англоязычное издание Gulf Today анонсировало выставку казахстанского художника Сауле Сулейменовой в Дубае. И не спешите нас поправлять: именно «художника», а не «художницы» – Сауле не любит феминитивы. У нее вообще свое, особое мнение по многим гендерным вопросам – но сначала о выставке...

Plastic, the last hero of the Great Steppe («Пластик. Последний герой Великой Степи») – так называется выставка, которая пройдет в Andakulova Gallery в Дубае. Уже из названия ясно, что Сауле продолжает работать над серией, которую начала в 2014 году – «Целлофановая живопись». Художник много раз говорила о том, как и где появилась эта идея: в поезде из Алматы в столицу. Сауле давно хотелось увидеть цветение красных маков в степи, и вот вроде бы наконец все совпало: время (весна), поезд (из окна которого лучше всего смотреть) и маршрут. Но то, что она увидела, было скорее похоже на «цветение пластика»: ровный ковер мусора, от пакетов до бутылок, сквозь которые робко пробивались красные маки.

Это зрелище так ее поразило, что, вернувшись в Алматы, она создала несколько картин в новой технике, и одну – ровно про то, что увидела: красные маки в степи. «Красками» для маков и травы стали полиэтиленовые пакеты, и были в этом и боль, и горечь, и ирония.

Можно много рассказывать о самой технике целлофановой живописи: она достаточно сложна и трудоемка, Сауле использует горячий пистолет, припаивая-приклеивая пластиковые «краски» на листы полигаля. А можно с удивлением констатировать, что еще шесть лет назад она предвидела тот «экологический бум», который сегодня охватил мир. Быть может, потому, что в прошлом году была возможность притормозить и осмотреться. И увидеть то, что тогда увидела в поезде Сауле – горы пластика. Мусорные горы. Целые острова.

На самом деле разительно изменилось отношение людей к моей технике, вообще к этой проблеме, – говорит Сауле. – Помню, когда я выставляла первые «целлофановые» работы, было ощущение, что люди будто даже брезговали: «фу, это мусор». И я вижу, как совсем по-другому относятся сейчас. Самое смешное и интересное, что я-то особо не меняюсь, то есть я так и живу со своими идеями, а меняется общество, меняются люди, меняется отношение. Например, когда я выставлялась со своими целофановыми работами в 2015 году в Венеции, там написали просто mixed technic, «смешанная техника». Когда в 2018 году в рамках нашей грандиозной программы «Фокус-Казахстан» я показывала свою серию «Остаточная память» – Residual memory в Берлине, тоже акцент никто не делал, просто было написано, что «из пластиковых пакетов». А в последнее время я вижу: людям, наконец, стало все понятно, и они стали задумываться и понимать – даже не чем, а «о чем» я работаю.

Работает она о важном и историческом. В том числе – о травмах отечественного прошлого. Исследует дальше процессы деколонизации, и гендерной, и культурной (мы же обещали вернуться к гендерному вопросу). Значимое место в экспозиции выставки в дубайской Andakulova Gallery займут ее «снохи» – «келин». Потрясающая серия, где использованы старые, дореволюционные фотографии молодых казахских женщин, и только Небо и Сауле знают, как можно пластиком так передать выражение одновременно гордых и испуганных глаз.

Kelin.jpeg

Как написала о своей серии «Келин» сама Сауле:

Келин – это нулевой отсчет, зеро на шкале. Классный и пугающий статус. Во всех мировых культурах образ невесты ассоциировался со смертью и рождением нового. У казахов устраивали жоқтау-плачи с уходом дочери, у русских выли, провожая девушку «в замуж», у многих народов совершали похоронные обряды перед свадьбой. С появлением молодой жены ей было необходимо нарабатывать новый социальный статус, учиться брать ответственность за ведение хозяйства в новом доме, рожать ребенка (лучше сына для продолжения рода). И постепенно нарабатывать очки. Чтобы быть не «кімсің? – ешкімсің!» («кто ты? – никто!» – Авт.) в этой новой жизни.

Но мне нравится нулевой отсчет. Мне нравится разгадывать потенциал большой личности при отсутствии наработок. Мне нравится верить, что и так понятно, что Келин – личность, уникальная и невероятно ценная, без каких-либо доказательств.

Kelin_.jpeg

Говоря о нашем обществе – постколониальном, что бы там и кто бы не говорил, Сауле пишет:

Мы как невесты, которые стоят на персональной границе нового мира, но на самом деле обречены на жизнь в глубоко патриархальной действительности. Тем не менее, репродуцируемый художественный образ отсылает зрителя именно к перерождению, с которым приходит надежда.

И сегодня «Три келин» Сауле Сулейменовой – это для нее самой символ деколониального reborn («возрождения» – Авт.).

Как воспримут наших келин и другие работы Сауле в Дубае – узнаем очень скоро. Выставка в Andakulova Gallery начнется 9 марта и продлится до 9 октября. Она приурочена к международной ярмарке современного искусства Art Dubai (17-20 марта) – одному из самых ярких событий в культурном календаре региона.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале