просмотров 2238

Как продать детские каракули за миллион долларов

Опубликовано: 29 Декабря 2020 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
Как продать детские каракули за миллион долларов
verycreate.com

Картина Поля Гогена «Когда ты выйдешь замуж» была продана за 300 млн долларов, и ничего поразительного в этом нет. Но кто выкладывает баснословные суммы за сомнительные произведения современного искусства, мало чем отличающиеся от первых рисунков дошкольников? И почему достойные полотна талантливых художников не вызывают интереса у коллекционеров?

2.jpg

На международном арт-рынке в последнее время происходит нечто странное. Коллекционеры приобретают не только шедевры мирового искусства, но и работы, вызывающие искреннее недоумение у экспертов и критиков. А уж народ, далекий от живописи и не отличающийся особой деликатностью, прямо называет такие творения мазней и безвкусицей. И с ними трудно поспорить. Например, как можно заплатить 120 тысяч долларов за банан, приклеенный к стене кусочком скотча, или выложить 1,6 млн долларов за изображение зеленой кляксы кисти Эллсворта Келли?

банан за 120 тысяч долларов.jpg

В Казахстане все намного сложнее. Вроде бы и художники есть даровитые, но желающие достойно оплатить их труд находятся в явном дефиците. На аукционе картина «Девочки с белым верблюжонком» Гани Баянова ушла за 170 тысяч долларов, работа Марата Бекеева была продана за 14 тысяч долларов, графические произведения Оразбека Есенбаева купили за две тысячи долларов. Вот, пожалуй, и весь список громких достижений отечественных живописцев.

4.jpg

– У Казахстана имеется огромный потенциал для развития отечественного искусства. В республике множество талантливейших мастеров, однако они незаслуженно обделены вниманием, – говорит искусствовед Дина Дуспулова. – Наши художники создают потрясающие работы, они востребованы за рубежом. До пандемии более 200 казахстанских живописцев участвовали по приглашению крупнейшего мецената и коллекционера Суата бей Гюнсела в Международном симпозиуме художников на Кипре. Создавая экспонаты для фондов Музея современного искусства тюркских стран, они поразили организаторов креативом, свежестью сюжетов и использованием различных техник. Зейнелхан Мухамеджан, возрождающий старинную казахскую технику вышивания крючком, стал серебряным призером симпозиума. Его вышитые панно вызвали восторг у всех делегатов.

IMG_2185.jpg

– Почему у себя на родине художникам так тяжело добиться признания?

– Казахстанская арт-культура начала пробуждаться от летаргического сна лишь в 2017 году. Тогда на высших уровнях заговорили о том, что республика должна выходить на мировой рынок не только как кладовая природных ресурсов. У всех наших соседей культурная революция, по всей планете арт-бум, а в Казахстане ничего не происходит. Все тихо, как в болоте. Мир знает лишь наших художников, чьи имена были раскручены в прошлом столетии. Специалистов, профессионально разбирающихся в искусстве, у нас ничтожно мало. За пять лет у нас выпустили пять искусствоведов, и все они выбрали для себя другой путь. Общение с искусствоведами художникам жизненно необходимо. Остро стоит вопрос воспитания нового поколения искусствоведов, арт-менеджеров и арт-дилеров. О журналистах тоже не могу промолчать. О картинах и скульптурах нельзя писать кондовым сухим языком. Хочется, чтобы журналисты не переписывали пресс-релизы, а рассказывали в публикациях о своих чувствах и эмоциях, о самом художнике, об особенностях его стиля. Творения таких мастеров пера я перечитываю с удовольствием и по многу раз.

У нас перекос в отношении к художникам и искусству. Обычно в галереях картины никто не приобретает. Потенциальные покупатели предпочитают прийти в студию и устроить торги с автором понравившейся картины. Причем стоимость они сбивают нереально, зачастую покупают полотна за бесценок. Картины берутся, как правило, на подарок. Но инвестиционная привлекательность произведения без сертификата и экспертизы равна нулю. Должны быть экспертная оценка и документ, подтверждающий подлинность картины. Нельзя развивать арт-рынок без экспертов и искусствоведов. Именно об этом мы говорили на состоявшемся недавно в Алматы фестивале «Красивый бизнес. Азия».

– Кто делает погоду на арт-рынке?

Алматинцы почувствовали себя… корабликами
читайте далее

– В первую очередь состоятельные люди, готовые купить картины. К слову, говорим мы сейчас о серьезных коллекционерах. Рассуждать о том, что заставляет богатых людей платить миллионы долларов за работы, не имеющие ничего общего с искусством, я не хочу. Это за гранью моего понимания, тут нет ни логики, ни здравого смысла.

– Ради привлечения к себе дополнительного внимания некоторые художники идут на смелые эксперименты и пишут картины разными частями тела, включая грудь и половой член. А еще они используют нестандартные «краски», например, кровь. Можно ли ждать подобных новшеств от казахстанцев?

– Наше общество пока не готово к подобному. У нас даже эротика воспринимается порой как порнография. Меж тем красиво изобразить обнаженную женщину и воспеть ее грацию – верх мастерства.

– Кто, на ваш взгляд, кроме искусствоведа и мецената может стать лучшим помощником для художника?

– Журналист. О художниках нужно рассказывать миру. Сейчас время новых технологий, коллекционерам вовсе не обязательно ездить по разным странам и галереям в поисках интересного произведения искусства. Во всем мире 90% продаж картин происходит в формате онлайн, через интернет-площадки. Но чтобы о художнике узнали, необходимо привлечь к нему внимание. И с этой задачей лучше всех справится журналист. Я за объединение талантливых художников и журналистов, они идеально дополнят друг друга.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале