просмотров 789

Кисть – это продолжение души художника

Опубликовано: 30 Марта 2018 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
Кисть – это продолжение души художника
©ЭК/Андрей ХАЛИН

Мужчины и женщины настолько отличаются, что их можно считать пришельцами с разных планет. Американский психолог Джон Грэй выдвинул гипотезу: представители сильного пола «родились» на Марсе, а прекрасные дамы «прилетели» на Землю с Венеры. Но тележурналист, продюсер и режиссер Марина Султанова может поспорить с этим предположением. На ее полотнах из серии «Про любоffь» женщины и мужчины идеально дополняют друг друга, являясь двумя половинками счастья.

10 лет назад Марина Султанова и думать не могла о том, что станет художником. Она писала сценарии, снимала документальные фильмы, брала интервью у знаменитостей, работала над рекламными проектами. И вдруг неожиданно для всех взялась за краски.

AX__3470.jpg

– Помню, был обычный рабочий день, мы трудились над серьезным пиар-проектом. Казалось бы, не до музы абсолютно, но у меня под рукой оказались тюбики с маслом и лист картона. Я выдавила краски, смешала их пальцами и принялась рисовать, – вспоминает Марина. – На первый взгляд случайность, но ведь масло откуда-то взялось?! Значит, его я зачем-то приносила. Быть может, подсознательно я всегда хотела рисовать?

– Писать картины у вас получилось сразу?

– Пишут полотна художники с большой буквы. Такие, как мой педагог Георгий Макаров. Я пока рисую. Знаете, я долго искала настоящего учителя, безгранично преданного любимому делу. Я приходила в разные изостудии и сталкивалась с одним и тем же: педагог ставит на стол вазу или статуэтку и предлагает ученикам нарисовать ее. Нет, это не для меня. Придя к Георгию Макарову, я с порога сказала: «Если вы скажете рисовать куб, я ухожу». Он улыбнулся и ответил: «Делай что хочешь». И с тех пор мы с ним и работаем по этому правилу. В его студии царит особенная атмосфера: возникает иллюзия присутствия высших сил, помогающих полностью раскрыть потенциал и дающих полет самым смелым фантазиям. У Макарова нет слабых учеников, он в любом человеке видит творческую личность. Есть известная мудрость: «Кисть художника является продолжением его руки». А Георгий Макаров говорит, что кисть – это продолжение души мастера. И тут не поспоришь.

– Как вы относитесь к критике?

– Выставка «С любовью к жизни. Мир, который я творю», проходящая в галерее «Вернисаж», – это мой дебют. Я готова к полярным мнениям, ведь невозможно одновременно нравиться всем. Я решила познакомить казахстанцев с моим творчеством в непростой для меня период. Недавно я пережила личную трагедию – умер мой супруг Сергей Турищев. Каждый день, прожитый с ним, был наполнен радостью, нежностью и любовью. Мне посчастливилось встретить лучшего мужчину на свете. Когда он смотрел на меня, его глаза светились любовью и восхищением. Все, что я делала, казалось ему верхом совершенства. Отправляясь со мной на рыбалку, Сережа загружал в машину мольберты, краски и холсты, даже не спрашивая, буду ли я рисовать. Рисуя картины для этой выставки, я постоянно думала о Сереже и чувствовала его незримое присутствие. Поэтому мои полотна пронизаны любовью. В них нет боли и горечи одиночества, они позитивны и радостны.

– Меня зачаровала ваша картина «Адам и Ева». Библейские герои на ней настолько похожи, что их можно принять за близнецов.

– А мы ведь все похожи. Одинаково мечтаем о счастье и любви, одинаково боимся оказаться никому не нужными. Я бесконечно далека от феминизма. Гендерное равенство, независимость, сильные женщины, лишенные слабостей… Какой в этом смысл? Нам нужны заботливые, внимательные и надежные мужчины, превращающие нас в принцесс.

– У вас есть любимая картина, с которой связана какая-нибудь особая история?

– Полотно «Танец возрождения». На нем изображен дервиш, держащий в руке красный веер. Он исполняет древний ритуал, унося страдания, смягчая боль и неся с собой успокоение и тихую радость. Это моя первая работа, нарисованная после ухода Сергея.

– Вы пишете стихи. Не планируете выпустить поэтический сборник?

– Стихи я тоже рисую. Еще во времена студенчества мои стихи опубликовали в областной газете. Так что на одну творческую встречу в Оренбурге я приехала «именитой поэтессой». Меня пригласили на сцену. Прочла. Тишина в зале мертвая. Потом парнишка выносит мне смертный приговор: «Слушаешь ваши стихи и будто головой бьешься о гобелен!». Но потом со стихами я завязала на десятилетия. Страсть к рифмованным строкам вернулась ко мне только незадолго до встречи с Сергеем. Предчувствие счастья…