просмотров 1424

«Не было такого, чтобы рисовал какую-то порнографию». Почему шаржист из Семея не берется за Ангелу Меркель

Опубликовано: 06 Марта 2020 Автор: Илья МИЛЛЕР | Семей
«Не было такого, чтобы рисовал какую-то порнографию». Почему шаржист из Семея не берется за Ангелу Меркель
instagram.com/raifvaliev

Если в Казахстане свадьбы, юбилеи и другие торжества невозможно представить без фотографов и видеографов, то в Европе этот рынок начинают отвоевывать шаржисты. Об особенностях этой профессии «ЭК» рассказал Раиф Валиев – уроженец Восточно-Казахстанской области, эмигрировавший в Германию 15 лет назад.

Свои первые шаржи Раиф начал рисовать еще в детстве на учителей. После окончания семипалатинского худграфа Валиев по иронии судьбы сам становится учителем ИЗО и черчения в родной сельской школе. Год спустя перебирается обратно в город, где поначалу занимается изготовлением рекламных вывесок и световых коробов, а позже устраивается в газету верстальщиком. Все это время он не расставался со своим увлечением, рисуя шаржи на своих друзей и коллег. А сегодня в Германии оно превратилось в прибыльное дело.

– Раиф, чем ты занимаешься сейчас?

– Основная моя работа – графический дизайнер и иллюстратор в рекламном агентстве. Мы изготавливаем полиграфическую продукцию: буклеты, каталоги, флаеры. Разрабатываем бланки, логотипы.

В свободное от работы время я по заказу делаю «живые» шаржи на разных мероприятиях: свадьбах, юбилеях, корпоративах. Это мой небольшой бизнес.

2.jpg

– Насколько это популярно в Германии? Много ли у тебя конкурентов?

– Быстрые шаржи набирают обороты, и конкуренция довольно-таки большая. Правда, на севере Германии – не очень, а вот на юге – да. Но работы хватает.

– И это – в век цифровых технологий, когда почти у каждого есть телефон с хорошей камерой и кучей графических программ?

– Раньше в Германии на торжествах были популярны так называемые фотобоксы. То есть ребята ставили фотоаппарат со всякими прибамбасами, принтер и делали веселые фотографии. Но это уже приелось и гостей особо не развлекает. А шаржи – это штучный товар, который ты просто так нигде не купишь. Конечно, можно потом заказать шарж по фотографии, но это уже будет стоить на порядок дороже и займет больше времени. В свою очередь быстрые шаржи с мероприятий люди получают бесплатно. Платит только тот человек, который «заказал» художника.

– Сколько времени уходит на создание одного шаржа?

– Черно-белый рисунок на бумаге я делаю за три-пять минут. Цифровой на айпаде – за пять-шесть минут. Если прорисовывать более детально, работать с цветами, светотенью – час-полтора. А если добавить еще какие-нибудь характерные особенности, например задний фон с предметами, то, естественно, время увеличивается. Раньше я еще делал шаржи на бумаге цветными карандашами. Тогда вообще приходилось сидеть по нескольку часов в день. Денег это приносило мало, а времени отнимало много. Но тогда у меня и столько детей не было (у Раифа сейчас три дочки. – Авт.), а свободного времени было вдоволь, так как был период безработицы.

Шаржи (1).jpg

Конечно, есть художники, у которых уже набита рука, и они сделают детально проработанный цветной шарж пастелью на бумаге за каких-то 15 минут. К примеру, в Москве на Арбате. Но они сидят на улице всю жизнь и зарабатывают копейки. Я же никогда не хотел сидеть на улице и рисовать за чуть-чуть. Тем более на постсоветском пространстве это не так развито и люди не собираются много платить, потому что не видят в этом особой ценности. В Европе по-другому. Для тех же немцев это что-то уникальное, и они готовы отдавать большие деньги.

– Редко кто из переселенцев имеет возможность с первых дней на чужбине заниматься тем, что ему по душе. Как это было у тебя?

– Шаржами я начал заниматься только в 2012 году – спустя семь лет после переезда. До этого по вечерам иногда подрабатывал на заводе – складывал коробки с сухими завтраками. Труд, надо сказать, неблагодарный. То, что я сегодня заработаю за час, рисуя шаржи, там зарабатывал за 10 часов. Это была нищенская зарплата. Правда, и языком я тогда толком не владел, так как приехал в Германию без знания немецкого. Сейчас наоборот – на русском разговариваю только дома.

– Шаржи – это, как правило, позитив. Люди предстают на них добрыми, веселыми и улыбчивыми. А можно ли сделать злой шарж или это противоречит самому жанру?

– Можно. Опытному иллюстратору достаточно добавить незначительную на первый взгляд деталь, которая полностью поменяет смысл рисунка. Такой шарж высмеивает человека или может даже опорочить – как правило, они носят политический характер. И есть ребята, которые профессионально этим занимаются.

4.jpg

– А ты берешься за политику?

– Стараюсь не браться. Хотя были и такие заказы. Бывает, оппозиционеры просят сделать карикатуру на Ангелу Меркель или еще кого-нибудь. Но я не лезу в политику, потому что особо ей не интересуюсь и много чего не знаю. А зачем совать свой нос туда, где ты ничего не понимаешь?

– А как же твой рисунок с президентами США Джорджем Бушем и Бараком Обамой, в которых легко угадываются герои криминальной драмы «Во все тяжкие»?

– По заказу я политических карикатур еще не делал. А конкретно через эту иллюстрацию постарался выразить свое личное отношение к политике США. Американцы во все вмешиваются, и мне это не по душе. Сколько там было президентов, 40 с чем-то? И у каждого рыльце в пушку, на каждом чья-то кровь. Кто смотрел сериал, тот должен понять аналогию.

– Как ты относишься к творчеству французского журнала «Шарли Эбдо», каждый номер которого украшает какая-нибудь острая карикатура или шарж?

– Я считаю, что на таком уровне нельзя высмеивать то, во что верят другие. С моей точки зрения это – расизм. Можно делать нейтральные карикатуры на политиков, но не на Бога или какие-то святыни. Я против этого. Религия и семья – это святое. Сам я не особо верующий, в мечеть не хожу, но считаю, что вера, какой бы она ни была, помогает людям жить.

5.jpg

– У тебя есть много шаржей на звезд шоу-бизнеса. Они выходили в каких-нибудь таблоидах?

– Их я рисую в свободное время, для себя, потом выкладываю в Сеть. Недавно вот нарисовал Нурлана Сабурова. Горжусь тем, что он тоже из Казахстана. Также я фанат Скриптонита. Приятно, что земляки выбились в люди и при этом выглядят достойно.

– Со стороны звезд была какая-нибудь реакция?

– Пока мне ответил только Сергей Бурунов (исполнитель роли полковника Яковлева в телесериале «Полицейский с Рублевки». – Авт.). Очень харизматичный такой товарищ. Также я рисовал многих резидентов «Камеди клаб» – Харламова, Батрутдинова, Волю. Из них пока никто не откликнулся. Скорее всего, просто не успевают заметить в большом потоке информации.

– А как реагируют на шаржи простые люди? На свадьбах с корпоративами ведь разная публика попадается...

– Все очень просто: те, кто хочет получить шарж, садятся, чтобы их нарисовали. Те, кто не хочет, не садятся! В принципе, еще никто не жаловался, что получился не похож или выглядит страшным. Бывает, люди иногда заранее просят, например: «Сделайте мне нос поменьше». Я всегда говорю: «Спасибо, что подсказали». И делаю нос побольше (смеется). Ведь каждый человек уникален. У всех есть свои маркантные места. У кого-то высокий лоб, у кого-то выдающийся нос, а у кого-то улыбка во все 32 зуба. Все это можно немного преувеличить. Люди с чувством юмора воспринимают это спокойно. И радуются.

6.jpg

– Как ты относишься к современному искусству?

– Современное искусство – довольно широкое понятие. Сегодня каждый желающий может назвать себя художником, делать какие-то инсталляции. Я к этому спокойно отношусь. Если что-то действительно оригинальное получилось, то можно сходить посмотреть. Либо съездить в Москву или Питер – посмотреть на классику для расширения кругозора. Кстати, в свое время я подарил музею изобразительных искусств в Семее свою картину «Пепел Беслана». Ее я нарисовал на бумаге простым карандашом после печально известных событий. Наверное, висит сейчас где-нибудь в запасниках.

Более 200 шаржей Еркина Нуразхана на известных казахстанцев выставлено в Госмузее РК в Алматычитать подробнее

– Продолжая разговор об искусстве: смог бы нарисовать шарж на Мону Лизу?

– Даже как-то в голову не приходило. Можно было бы, конечно, попробовать. Хотя, если честно, сегодня в Интернете и так с ней очень много мемов гуляет. Как ее только ни изображали.

– А если тебя попросят нарисовать шарж на надгробии – возьмешься?

– Не знаю... Шаржи на умерших я еще никогда не делал. В принципе, могу нарисовать шарж, а куда люди с ним пойдут – это уже их дело. Но сам я на камне его выбивать точно не буду.

– Вообще, существует ли для тебя табу? Например, персоны, которых ты никогда бы не взялся рисовать?

– В основном я стараюсь рисовать тех людей, которые мне по душе. Всех знаменитостей, шаржи на которых я выложил онлайн, рисовал сам и не по заказу. Еще не было такого, чтобы я рисовал какую-то порнографию, чтобы мне было неприятно.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале