просмотров 337

О секретах создания икон рассказала риддерская художница Елена Федорова

Опубликовано: 24 Июня 2020 Автор: Андрей КРАТЕНКО | Восточно-Казахстанская область
О секретах создания икон рассказала риддерская художница Елена Федорова

Хлебным мякишем, а еще мелом, суслом, яйцами и белым вином пользуется при написании икон риддерская художница Елена Федорова. Краски и кисти, разумеется, тоже нужны.

Можно овладеть всеми секретами ремесла, однако иконы не будут вызывать благоговейный трепет, если не вложить в них душу, считает Федорова. Она пишет иконы на заказ, поэтому в мастерской практически нет готовых работ (но их можно посмотреть на ее страничке в Instagram).

В старину, – рассказывает Елена Эдмундовна, – работали иконописные артели, и там художники специализировались на чем-то одном: кто-то прописывал архитектуру, кто-то одежду, а кто-то лица, потому что не все художники были уровня Андрея Рублева. Трудились и заурядные богомазы. Все писали на разном уровне. Теперь же принято все делать самому. А вот доски для икон мы, как правило, покупаем готовые. федорова 2.JPG

На вопрос, привносит ли она в икону свое видение, то есть возможно ли в иконописи творческое начало, Елена Федорова отвечает так:

Если у художников считается дурным тоном списывать друг у друга, то у иконописцев – совсем не так. Иконопись всегда была соборным искусством, художественные приемы в церкви нарабатывались веками, ими пользовались все, вот почему иконы не подписывают. Не случайно, что ученые до сих пор сомневаются, какие иконы писал сам Андрей Рублев, а какие – его ученики.
Произведения искусства из костей создает мастерица из Приуралья
читайте далее

Елена Эдмундовна охотно делится секретами своего возвышенного ремесла, которое основано на многовековых традициях. Краски, например, используют только натуральные. Они делаются либо из глины (охра), либо из камня (лазурит, азурит, малахит). Ярко-красная киноварь – это оксид ртути, ее испарения ядовиты.

Завораживает зрелище того, как тщательно художник растирает на стекле пигменты, смешивает с водой, затем разводит эмульсию на основе яичного желтка (никаких современных добавок!), важно еще знать точные пропорции для смешивания яичного желтка и белого (непременно белого!) вина. На палитре в эмульсию добавляется краска. Вначале икона получается матовой, но позже ее покрывают олифой, и возникает приятный сатиновый блеск.

Рассказывая о своем творческом пути, художница признается, что она и не собиралась становиться иконописцем:

Я даже не думала об этом. В церковь меня муж водил чуть ли не за руку. Но однажды батюшка предложил отреставрировать старую икону Успения Богородицы. Она была на холсте размером два на три метра. Холст пребывал в плачевном состоянии. На нем практически не осталось масляного слоя. Он был весь в дырочку, а сама композиция лишь слегка проглядывала. Батюшка спросил, сумею ли я восстановить икону? Я еще раз посмотрела на икону и согласилась. Работала я не в мастерской, а в храме. Для меня там даже специальную подставку сколотили. Работала я целый год и постепенно прониклась церковной жизнью. Слушала, о чем говорят богомольные старушки. Потом покрестилась, хотя родители мои – немцы-католики, моя девичья фамилия Вайнбендер, в нашем доме до сих пор хранятся бабушкин молитвенник с готическим шрифтом и распятия.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале