просмотров 2806

Почему казахский ковер «тускииз» должен оставаться незаконченным?

Опубликовано: 26 Января 2021 Автор: Гульнар ТАНКАЕВА | Алматы
Почему казахский ковер «тускииз» должен оставаться незаконченным?
Тускииз работы Гулжай Кусман / Фото из личного архива

Приданое – это вам не просто так. Оно было «учебным пособием». Именно в таком качестве его использовали наши бабушки, обучая своих дочерей ремеслу казахской вышивки. И не что иное, как собственное приданое стало для народной мастерицы Гулжай Кусман той отправной точкой, с которой у нее начался, как принято говорить, «путь к искусству».

Это было в Монголии, в Баян-Улгийском аймаке, который справедливо называют самым казахским районом республики. Баян-улгийские казахи сохранили многие старинные традиции, в том числе и такую красивую: девушка должна сама подготовить себе жасау – приданое. Для этого ее с детства, лет с 11-12, учат шить и вышивать, но не в школе на уроках труда, а дома: мама и бабушка. Причем используют в качестве образца (или учебного пособия – см. выше) свои собственные изделия, то есть приданое, с которым они пришли в семью, и которое, естественно, готовили сами.

1.Gulzhai_Kusman.jpg

Так учили вышивать и маленькую Гулжай, причем старой казахской технике вышивки бiз кесте. Нить протягивается сквозь ткань не иглой, а тонким крючком, в результате получается идеальный тамбурный шов, которым мастерица заполняет пространство настенного ковра (тускииз), полога (шымылдык), подушек, полотенец, одежды, тюбетеек… – всего того, что входит в «текстильную часть» приданого.

В Монголии это искусство тоже понемногу забывается, – рассказывает Гулжай. – И вот, для того чтобы оно совсем не исчезло, наши бабушки и мамы стараются научить дочек и внучек.

Приданое шилось, а тем временем будущая невеста закончила школу и поступила в техникум. На метеоролога. А вскоре произошло то, ради чего, собственно, и готовилась вся эта вышитая красота: свадьба. Избранником Гулжай стал Зейнелхан Мухамеджан, художник-оформитель, выпускник художественного училища в Улан-Баторе. Его отец был чабаном, а вот мама – народной мастерицей. Понятно, что такая семья оценила приданое невесты по достоинству.

7.Gulzhai_&_Zeinelkhan.jpg

Возможно, они так бы и жили в Монголии и работали, каждый – по своей специальности, Гулжай предсказывала погоду, Зейнелхан – в Союзе художников Баян-Улгийского аймака, но наступил 1991 год. Развал СССР и обретение Казахстаном независимости. Казахи со всего мира поехали на историческую родину, среди них – семья Гулжай и Зейнелхана.

Сначала они оказались в Ушарале, а потом – в селе Капал под Талдыкорганом. Зейнелхан стал хранителем и художником-оформителем музея акына Сары (той самой, что состязалась с Биржан-салом). А что было делать в селе метеорологу? И Гулжай пошла работать в школу, на уроках труда учила детей тому, чему ее научили в семье – казахским ремеслам.

Мы всегда хотели переехать в Алматы, – говорит Гулжай. – Мы понимали: Зейнелхан должен реализоваться как художник, а в селе это сделать практически невозможно. 6.Gulzhai.jpg
Вышивку бiз кесте в Казахстане возрождает… мужчиначитать подробнее

Их мечта осуществится уже в двухтысячных. Причем вдвойне и даже втройне: они не просто переедут в Алматы, но теперь будут заниматься искусством оба: и Гулжай, и Зейнелхан. Да, самое главное: искусством в одной и той же технике.

Муж смотрел-смотрел на мои вышивки и однажды сказал: а почему бы не сделать так картину? – рассказывает Гулжай. – И попробовал. Нарисовал эскиз. Первой вышитой его картиной стал натюрморт...

Сегодня картины Зейнелхана – это сложные композиции, в которых невероятным образом сочетаются степные легенды и искусство символов, современные силуэты и старинные орнаменты. И все это выполнено в древней казахской технике вышивки бiз кесте. Могли ли предположить мастера века назад, что однажды их наследник в искусстве передаст нитками игру облаков и движение волн, а его стежки будут словно «стекать», как мазки, по картине?

8.Zeinelkhan_Mukhamedzhan.jpg

(Забегая вперед, скажу, что сегодня в творческом багаже Зейнелхана не только несколько персональных выставок и республиканских и международных наград, в том числе – знак качества ЮНЕСКО, но и участие в международных аукционах «Кристис» и «Сотбис»).

На исторической родине Зейнелхан Мухамеджан вступит не в один, а в два творческих объединения: Союз художников и Союз ремесленников Казахстана. И председатель Союза ремесленников Айжан Беккулова, увидев работы Гулжай, предложит ей участвовать с ними в выставках: с теми самыми тускиизами, подушками, юбками-белдемше. Сама известный художник, Айжан сразу поймет ценность работ Гулжай: и художественную, и историческую, и образовательную – это настоящие образцы старинного казахского искусства.

9.Zeinelkhan_Mukhamedzhan_1.jpg

Вскоре Гулжай стала победительницей Республиканского конкурса ремесленников «Шебер», получила за свой тускииз сертификат ЮНЕСКО, приняла участие в Международной ярмарке народного творчества в Санта Фе (США) – «Каннском фестивале» для ремесленников со всего мира, представила Казахстан на ЭКСПО в Париже и т. д.

А еще они с Зейнелханом сделали то, за что любой награды будет мало: напомнили нам о том, что была и, к счастью, есть у нас такая вышивка – бiз кесте. Вышивка, которой невеста могла украсить шымылдык – полог, отделявший постель молодоженов, и тускииз, ковер-оберег. И только представьте, какая в этих узорах нашими предками была заложена символика. Там непременно было солнце, дающее тепло и жизнь, солярные знаки, и, конечно, самые разные орнаменты и цветочные-растительные мотивы. Все это вместе привлекало к молодоженам благополучие, защищало от завистливого дурного глаза, – а как украшало юрту!

3.Fragment_1.JPG

Я спросила у Гулжай то, что давно хотела узнать: почему у старинных тускиизов такой вид, как будто они не закончены?

Потому что нижнюю часть завершать нельзя, – ответила мастерица. – Смысл в том, что жизнь не заканчивается, а продолжается. Такой тускииз вешался над постелью, и его нижнюю часть за одеялом и подушками не было видно. А смысл – волшебный, магический – оставался.

Тот тускииз, что хранится дома у самой Гулжай – точно волшебный. Это ее первый тускииз и он не продается. Мастерица соглашается делать копии, но оригинал хранит, как талисман – то есть и в этом случае ковер выполняет свою самую главную, обережную функцию.

5.Gulzhai_work.jpg

А еще она сегодня шьет-вышивает не только традиционные вещи, но и стилизованные современные: к тускиизам, чапанам и белдемше добавились мужские рубашки и женские туники, сумки-шоперы и рюкзачки. Потому что Гулжай точно знает: чтобы старинное ремесло выжило, его нужно развивать. И где-то приспосабливать к современным условиям. Главное – помнить о том, что все эти старинные узоры несут очень важную информацию, которую можно использовать исключительно к месту.

Здесь такие хорошие пожелания «зашифрованы»», – говорит Гулжай, проводя рукой по своему любимому тускиизу. 4.Fragment.JPG

Об этом писал известный ученый Алкей Маргулан:

Практически все орнаментальные узоры «читались» в свое время совершенно определенным образом. Ныне смысловое значение многих орнаментальных мотивов утрачено.

...Как могла быть утрачена и старинная казахская вышивка бiз кесте. К счастью, этого не произошло и в ближайшее время не произойдет: следуя старой традиции, Гулжай научила ремеслу свою дочь Ботакоз. Выпускница Академии искусств имени Т.К. Жургенева продолжает дело родителей и идет дальше, создавая в старинной технике современные картины...    

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале