просмотров 4199

Сноха, выгнавшая свекровь из ее собственного дома, даже на порог не пускает старушку

Опубликовано: 27 Мая 2019 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Тараз
Сноха, выгнавшая свекровь из ее собственного дома, даже на порог не пускает старушку
© Ольга ЩУКИНА

Дав месяц на примирение снохи и свекрови, ведущих судебную тяжбу за дом, судьи апелляционной коллегии по гражданским делам Жамбылского областного суда не подумали о том, что отношения между бывшими родственницами столь натянутые, что сноха, выжившая свекровь из ее собственного дома, даже на порог не пускает старушку…

В прошлом месяце мы рассказали о горемычной судьбе Тамары Григорьевны Банцгоф, пенсионерки-инвалида, оставшейся на старости лет без крыши над головой. А все потому, что была слишком доброй: подписала дарственную на дом своей снохе Елене. Думала, проживет в этом домике спокойную старость под присмотром сына и снохи. А сын взял да и помер. Овдовевшей снохе свекровь оказалась не нужна и, вопреки всем нормам морали, Елена выжила Тамару Григорьевну из ее же когда-то собственного дома!

«Они же в церковь ездили, сноха перед иконами давала обещание, что за подаренный дом окружит свекровь заботой и вниманием и будет печься о ней до самой ее смерти…» – шептали соседи.

Но… люди не всегда вспоминают о Боге, когда на кону стоят материальные ценности.

Теперь они судятся – свекровь и сноха. Байзакский районный суд, не углубляясь в существо дела, разрешил его в пользу снохи. Так было узаконено бездомное положение 62-летней пенсионерки с протезами на ногах.

Надежда была на апелляционную коллегию областного суда. «Там три судьи, они-то уж решат по справедливости…» – утешала себя Тамара Григорьевна.

Но что можно решить за 15 минут (примерно столько времени шла коллегия!), когда судьям уже пора на обед? Заседание было назначено на 12.30, началось с опозданием… И потому прошло в ускоренном режиме!

Председательствующий судья Галым Кулекеев, вопреки тому что суд в соответствии со ст. 417 п. 2 ГПК РК обязан заслушать объяснения явившихся на судебное заседание участвующих в деле лиц и их представителей, сразу начал ограничивать нас требованием говорить «покороче», – рассказывает адвокат Тамары Банцгоф Светлана Васильева. – Но даже коротко выступить не дал: только я начала говорить, он прервал меня и предложил сесть. Видимо, торопился на обед. А саму Тамару Григорьевну состав суда вообще не стал слушать! Судья Гульмира Егембердиева с ходу принялась задавать ей вопросы: какого вы года рождения, инвалид вы или нет, где сейчас проживаете, почему написали заявление в полицию, хотя в материалах суда первой инстанции были и свидетельство о рождении, и справка об инвалидности моей доверительницы. Со всеми подобными основополагающими документами судьи обычно знакомятся еще до начала процесса, изучая дело. Но у судей времени на это, очевидно, не нашлось. Зато ответчикам Елене Банцгоф и нотариусу Гульсим Мадуаровой было разрешено говорить столько, сколько они хотят!

Вопросы к ответчикам суд почему-то тоже запретил задавать! А если еще учесть, что на видеоаудиозаписи выступления представителя истца практически не слышно, так как микрофон, по всей вероятности, был неисправен, то можно понять сомнения Тамары Григорьевны Банцгоф и ее адвоката в объективности апелляционной коллегии.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале