просмотров 1985

В Петропавловске идет суд по делу о махинациях с жильем

Опубликовано: 05 Октября 2018 Автор: Елена ЧЕРНЫШОВА | Петропавловск
В Петропавловске идет суд по делу о махинациях с жильем
©ЭК/Елена ЧЕРНЫШОВА

«Вовремя предать – это не предать, а предвидеть» – этот афоризм из знаменитой советской комедии «Гараж» невольно вспомнился во время суда по громкому уголовному делу о махинациях с жильем при сносе частного сектора в Петропавловске. Адвокат подсудимых – бывших сотрудников городского акимата – заявил, что они проявили не алчность, а… обычную предприимчивость!

Я пришел к выводу, что обвинение зиждется в основном на эмоциональной оценке действий подсудимых, – сказал во время судебных прений адвокат Петровский. – Прозвучало слово «алчность». А я назову это предприимчивостью! Вы говорите, что они скупали земельные участки. Ну и что? Информация о сносе была открытой. А они – предприимчивые люди, хотели немножко подзаработать. Что в этом плохого? В конце концов, у нас и президент страны постоянно призывает: будьте предприимчивыми, зарабатывайте. Вот они и зарабатывали.

Но на лишенном двусмысленностей языке Уголовного кодекса, использованном следователями антикоррупционной службы, все это называется именно мошенничеством, то есть хищением чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Особую пикантность ситуации придает то, что, за исключением одного подсудимого (Медета Сагди), все «предприимчивые люди» трудились в акимате Петропавловска. Это бывшая заведующая сектором правовой работы отдела ЖКХ Балдырган Омирсеитова, инспектор этого же сектора (находящаяся в декретном отпуске) Жанар Есетова и бывший инспектор по учету и распределению коммунального и ипотечного жилья Коблан Омирсеитов.

Об этом деле, названном государственным обвинителем беспрецедентным по масштабам преступных устремлений и алчности, на страницах «ЭК» уже рассказывалось. Напомним, речь идет о событиях, охватывающих период с 2014 по 2017 год, когда в Петропавловске начал набирать обороты снос старого частного сектора, на месте которого возводятся многоэтажки. Следствие пришло к выводу, что этой ситуацией воспользовались сотрудники акимата, которые привлекли к реализации своих хитроумных планов родственников и знакомых.

2.jpg

Они оперативно покупали идущие под снос дома, реализуя их часть и таким образом увеличивая не только число собственников, но и, как следствие, казенные траты на компенсацию. Согласно материалам дела, подсудимые нанесли своими действиями ущерб государству на сумму более 213 млн тенге.

Государственный обвинитель Алия Муратова привела примеры, когда один из горожан за долю в снесенном частном доме получил однокомнатную квартиру, другой – двухкомнатную, третий – трехкомнатную. Следствие пришло к выводу: подсудимые, которые непосредственно занимались уведомлением собственников изымаемых для нужд государства земельных участков и сносимого жилья, оценкой, согласительными процедурами и подготовкой договоров, использовали свои возможности, чтобы завладеть путем обмана рядом квартир. Владельцы сносимых домов вводились в заблуждение: подсудимые убеждали их, что у акимата денег на компенсацию или новое жилье нет.

В ходе суда одна из горожанок рассказала, что в старом частном доме, где она проживала, произошел пожар, после чего она получила уведомление о сносе. Женщина ходила в акимат, пытаясь узнать о сроках, однако Балдырган Омирсеитова, с которой она откровенно делилась переживаниями, заверяла, что ни средствами для этого, ни квартирами акимат не располагает. А в октябре 2014 года сама позвонила, предложив вариант обмена сгоревшего дома на старую двушку. Женщина сначала насторожилась, но акиматовская «благодетельница» сказала, что хочет помочь ей исключительно из жалости. Поскольку иного выхода горожанка не видела, она согласилась, и буквально через день они оформили у нотариуса договор купли-продажи ее домовладения по явно завышенной цене – 9,9 млн тенге, а затем и договор на точно такую же сумму на покупку квартиры, которая, к слову, была не только без ремонта, но еще и холодной (позже женщина была вынуждена ее продать).

Деньги не передавались, так как практически состоялся обмен. Свою недальновидность женщина осознала во время церемонии вручения новоселам ключей от квартир в новостройке: Омирсеитова получила в ней жилье вместо сгоревшего дома.

4.JPG

По словам гособвинителя, также составлялись фиктивные договоры на подставных лиц из числа родственников и знакомых подсудимых о купле-продаже доли домовладения:

Участникам долевой собственности незаконно предоставлялись по две квартиры. Подсудимые, заполучив мошенническим путем жилье, старались от него избавиться путем реализации добросовестным покупателям. Корысть и безнаказанность не позволяли им остановиться и одуматься.

Обвинитель запросил для Балдырган Омирсеитовой восемь лет лишения свободы, для остальных подсудимых – по шесть с половиной лет. Всех их предлагается лишить права занимать должности, связанные с осуществлением государственных функций, а также конфисковать имущество, добытое преступным путем. Квартиры, которые сейчас находятся под арестом, было предложено обратить в доход государства.

Сами подсудимые, которые, к слову, во время досудебного производства отказались от дачи показаний, в суде вину не признали, выразив уверенность, что в их действиях усматриваются исключительно гражданско-правовые отношения. Мол, никакой преступной схемы не существовало, а равно и никакого хищения имущества.

3.jpg И земельные участки, и дома приобретались на вполне законных основаниях, все договоры заключались при добровольном волеизъявлении сторон, и все сделки по приобретению до настоящего времени не признаны судом недействительными, – сказал адвокат. – Государство получило землю, люди – деньги, так что никакого хищения не было однозначно. Мои подзащитные подлежат безусловному и полному оправданию как по фактическим, так и процессуальным показаниям.

Подсудимых защищают известные в регионе адвокаты с многолетним стажем, в числе которых – бывший судья областного суда. Среди их аргументов был и такой: не только подсудимые занимались оформлением документов при изъятии участков с домостроениями, все бумаги согласовывались в юридическом отделе акимата, заместителями акима, в маслихате.

Действительно, куда же смотрели большие чиновники и народные избранники? Не видели, что творится у них под носом? Согласно показаниям бывших руководителей отдела ЖКХ, они подписывали бумаги, занесенные Омирсеитовой или Есетовой, всецело доверяя им как опытным сотрудницам.

Депутаты, как выяснилось, также поступившие к ним документы досконально не изучали. А рабочую комиссию для принятия решения по таким вопросам создали только в апреле этого года…

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале