Эксперт: теневая экономика – это не безусловное зло, а способ граждан приспосабливаться к ситуации, когда государство неэффективно

Опубликовано: 10 Сентября 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Эксперт: теневая экономика – это не безусловное зло, а способ граждан приспосабливаться к ситуации, когда государство неэффективно
npr.org
просмотров 1517

В своем недавнем выступлении президент Касым-Жомарт Токаев говорил о необходимости дальнейшей борьбы с теневой экономикой и снижении ее объемов. Корреспондент «ЭК» поговорил на эту злободневную тему с экономическим обозревателем Сергеем Домниным.

– Сергей, что вообще такое «теневая экономика»? Взятки? Криминальный бизнес?

– Теневая экономика – это метафора. Научный термин более конкретен – ненаблюдаемая экономика. Не наблюдается эта экономика государственными органами – налоговыми и статистическими. Под ней понимается совокупность видов деятельности, по каким-то причинам не охваченных при сборе информации из основных источников, используемых для составления национальных счетов. Обычно статистические органы различают две составляющие ненаблюдаемой экономики: неформальную и незаконную. Неформальная экономика — это легальные виды деятельности, масштаб которых скрывается от контроля. Например, предприятие действует без регистрации, соответствующих лицензий и оформления трудовых отношений. Львиная доля казахстанской теневой экономики – это неформальная экономика. По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики, если весь ненаблюдаемый сектор в Казахстане по итогам 2019 года составляет 24%, то неформальная экономика – 22%, незаконная – 2%.

Криминальные сферы – это незаконная торговля наркотиками, оружием и любыми запрещенными товарами, проституция, торговля людьми, незаконная транспортировка людей. Все это часть теневой экономики, но в нашем случае она минимальна.

2.jpg

Взятки к теневой экономике отношения не имеют, поскольку это, строго говоря, не производство товаров или услуг, а перераспределение доходов от их реализации. Кроме того, взятку не обязательно скрывать, ее вполне можно оформить легально и заплатить с нее налог. Должностное лицо может оформить ее как оплату консультационной услуги в компании, контролируемой доверенным лицом, как закупку товара по завышенной цене в такой же компании, как уступку имущества по минимальной цене. Этих способов масса.

– Есть ли страны, сумевшие победить это явление?

– Нет, теневая экономика есть везде. Вопрос в том, какова ее доля в экономике светлой. Международные исследования показывают, что она ниже в развитых странах. Это связано с рядом факторов, начиная от качества работы государственных институтов и уровня доверия между членами общества и заканчивая наличием систем прослеживаемости товаров и практики декларирования доходов физических лиц. В пример могу привести исследование МВФ (Международный валютный фонд. – Авт.) 2016 года, где страны сравнивались по доле теневой экономики в промежутке между 1991 и 2015 годами. Средняя доля теневой экономики в Казахстане оказалась на отметке в 39%, снижаясь к концу периода до 33%, что сопоставимо с показателями России, Беларуси и Бразилии. В Азербайджане фиксировался более высокий уровень – 44%. В развитых странах он ниже: в Сингапуре 9%, Германии – 8%, США – 7%.

– Сегодня объем теневой экономики в Казахстане оценивается с довольно большим разрывом. Можно ли подсчитать ее долю более или менее точно?

– Я выше приводил данные Комитета по статистике, он оценивает долю ненаблюдаемого сектора с точностью до сотой процента. Статистики досчитывают объем теневой экономики. Если объяснять в двух словах, то, когда вы по прямым и косвенным данным разными способами рассчитали, какой объем занимает все производство товаров и услуг в экономике по секторам, и у вас есть данные по наблюдаемой части, то рассчитать теневую часть несложно.

Конечно, разные результаты могут получиться еще и из-за того, каким методом расчета теневой экономики вы будете пользоваться, по секторам или в разрезе причин непредоставления данных предприятиями – зарегистрированные предприятия, не предоставляющие данные; подпольные предприятия; незаконные предприятия; предприятия, сознательно искажающие данные, и так далее. В 2017 году такой анализ провела Национальная палата предпринимателей (НПП) «Атамекен». Но разница между их данными и данными Комитета по статистике (КС) Министерства национальной экономики оказалась не такой уж большой: НПП показала 29,88% ВВП, КС – 28,75%.

Даже если разница превышает несколько процентов, это не такая уж большая проблема, если использованы корректные методы и получены достоверные результаты. Чем больше разных замеров, тем лучше. Особенно если их проводят не только государственные, но и независимые структуры. Но важно, чтобы эти замеры были регулярными, чтобы можно было оценивать динамику процесса и факторы, на него влияющие. С этого года ввели обязательное требование по использованию POS-терминалов, и мы отслеживаем, как сократилась ненаблюдаемая часть в торговле.

– В 1990-х годах было распространено мнение, что не менее половины всей экономики находится в тени. Сейчас в любом случае меньше. Какие меры помогли ее снизить?

– Мнение справедливое. Судя по всему, так и было: во многих развивающихся странах теневая экономика составляет 40% ВВП и более. В последние три года ненаблюдаемый сектор в РК сократился на 5% ВВП – это огромная сумма. В ценах 2019 года – около 3,4 трлн тенге.

Чтобы ответить на вопрос о том, как удалось ее снизить, предлагаю вспомнить, почему неформальная экономика была такой большой в 1990-е. Во-первых, на протяжении нескольких лет государство не могло охватить регулированием многие сферы, а где законы были, туда либо не дотягивался контроль, либо он был недостаточно эффективен. Налоговые системы многих постсоветских стран были в 90-е не вполне адекватны ситуации: экономика была в глубоком структурном кризисе, а ставки налогов, в том числе на фонд оплаты труда, были высокими. Большой объем сделок на серьезные суммы заключался неформально.

3.jpg

После того как государство снизило налоги, наладило регулирование, улучшило меры контроля и наказания, юридические и физические лица стали платить аккуратнее. А когда экономика начала быстро расти, то и больше. Поэтому надо четко понимать, что теневая экономика – это не какое-то безусловное зло, а способ граждан приспосабливаться к ситуации, когда государство по каким-то причинам неэффективно.

Итак, подхода к решению проблемы два: ужесточение наказания за неформальную деятельность и создание стимулов для формализации деятельности. Причем в качестве инструментов первой группы может использоваться не только ужесточение наказания за налоговые преступления. Помните рекламу начала 2000-х: «Заплати налоги и спи спокойно»? Также необходимо создать негативный образ нарушителя. Важно подталкивать людей выходить на свет – в некоторых случаях снижать налоги, упрощать процедуры сдачи налоговых деклараций, проводить налоговые амнистии. В Казахстане сейчас как раз идет налоговая амнистия для физлиц. Распространение безналичных платежей, транзакций через POS-терминалы…

Некоторые инструменты позволяют совместить два подхода. В 2018 году в Казахстане внедрили электронную таможенную информационную систему «Астана-1», улучшили качество мониторинга. Электронный документооборот удобнее, быстрее и создает в разы меньше возможностей для чиновников извлекать коррупционную ренту. И уже в первый год эффект за счет внедрения системы в денежном выражении составил около 80 млрд тенге.

– Что нужно делать для дальнейшего снижения? В стратегическом плане развития Казахстана до 2025 года предусмотрен индикатор по снижению доли теневой экономики до 20% к ВВП к 2025 году. Этот план реалистичен?

Закон об оценочной деятельности содержит много противоречий
читайте далее

– Основные действия наших властей направлены на совершенствование налогового администрирования, охват как можно большего количества производителей наблюдением, повышение качества этого наблюдения. Наверно, все уже слышали о системах прослеживаемости товаров. Эти системы позволяют проследить судьбу каждого товара. Таким образом государственные органы могут отследить, не производило ли предприятие какой-то объем продукции «в черную». Интересен кейс с контрольно-кассовыми машинами с фискальной памятью, которые должны были установить все предприятия, занимающиеся реализацией продукции в розницу. Планировалось обеспечить полный охват ими с этого года, но из-за коронакризиса Комитет госдоходов временно отказался от санкций за их неприменение.

Набирают популярность современные способы предоставления услуг одних частных лиц другим. Я имею в виду электронные службы такси, доставки еды и так далее. Большая часть операций там происходит по безналу и может быть поставлена под наблюдение достаточно безболезненно для участников рынка. Цифровизация в этом плане очень помогла правительствам всех стран, включая казахстанское.

Но одних запретительных или карающих мер недостаточно. Важно стимулировать граждан выходить из сумрака, учиться взаимодействовать с государством. Эти процедуры не должны быть сложными. Хороший пример – введение единого совокупного платежа для неформально занятых, который заменил индивидуальный подоходный налог, платежи в Единый накопительный пенсионный фонд и Фонд социального медстрахования. Этот слой работников еще несколько лет назад оценивался примерно в 1 млн человек. Примерно пара сотен тысяч человек благодаря ему вышли из тени.

Процесс сокращения теневой экономики в Казахстане идет очень хорошими темпами. Государству здесь важно не пережимать, а последовательно проводить мягкую, но настойчивую политику. Не менее важно обеспечивать прозрачность и подотчетность расходования бюджетных средств, чтобы у граждан было устойчивое понимание, что налоги – это не подать, а стоимость покупки конкретных, осязаемых общественных благ: безопасности на улице или детской площадки во дворе, которая устанавливается за счет местных властей. Конечно, если у вас во дворе третий раз за год перекладывают асфальт, а на соседней улице два раза в год меняют бордюры, нет чувства защищенности, то особого желания платить такому государству налоги не возникает.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале