просмотров 1451

Эксперт: у нас слишком затянулась эпоха первоначального накопления капитала

Опубликовано: 22 Сентября 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Эксперт: у нас слишком затянулась эпоха первоначального накопления капитала
shutterstock

Страны, чья экономика традиционно базируется на экспорте энергосырья (нефти, газа, угля) ищут, чем его заменить, ведь цены на энергоресурсы падают. Нужна альтернатива! Об этом в своем послании народу говорил и президент Касым-Жомарт Токаев.

Пока наши экономисты обсуждают возможные направления для диверсификации экономики, в России активно развивают одно из них – сельское хозяйство. Может ли Казахстан пойти по тому же пути? «ЭК» задала этот и другие вопросы известному экономисту, доктору экономических наук Магбату Спанову.

2.jpg

– Россия активно снижает импорт продовольствия и увеличивает его экспорт. За последние годы положительный торговый баланс в этом секторе РФ вырос на 21 млрд долларов. Ожидается, что в ближайшие годы он увеличится еще. Говорят, что это может хоть отчасти компенсировать убывающие доходы от экспорта нефти. Перед нами стоят те же проблемы. Ответ на них может быть таким же, как у России?

– Давайте сначала про нефть. Я не ожидаю, что ее эпоха совсем уходит в историю, и «черное золото» будет постоянно, системно и сильно дешеветь. Думаю, нефтяные цены еще будут довольно долго колебаться. Ведь прогнозы их снижения связаны в первую очередь с ожиданием форсированного и масштабного развития «зеленой» энергетики. Конечно, этот процесс идет, но «зеленые» технологии сами по себе очень дороги. Известно, что себестоимость генерации в солнечной и ветровой энергетике в разы выше, чем в традиционной. Так что списывать углеводороды рано. Но заниматься диверсификацией экономики, конечно, надо и вне этого контекста. И здесь сельское хозяйство для Казахстана – это однозначно одно из главных направлений. При тех природных ресурсах, которыми мы располагаем, его развивать, как говорится, сам бог велел. И исторический опыт это подтверждает. Это и целина, и, например, огромные животноводческие комплексы, что были в советские времена, по производству самых различных видов мяса. У нас с учетом соседства с огромным китайским рынком все перспективно, даже свинина.

– Темпы развития, что показывает рост агросектора в России, мы можем воспроизвести в Казахстане?

– Вот главный вопрос: можем или нет? В теории да, что показывает упомянутый мною советский опыт. Сейчас не все вспомнят, что в Казахстане реформы в сельском хозяйстве запустили раньше, чем в России. И деньги на это выделялись вполне приличные, было много различных программ. Но результатами похвастаться никак нельзя. Можно много рассуждать о причинах, но все они, на мой взгляд, сводятся к главной: у нас не хватает персоналий – профессионалов и государственников, которые болеют за дело и готовы его доводить до конца. Примеров в новейшей нашей истории масса. Ну, если заговорили об агросекторе: в начале нулевых была принята очень хорошая программа развития сельского хозяйства – программа «Ауыл»: она была хорошо продуманна, системна, для ее реализации предусмотрели финансовые ресурсы на три года в размере трех миллиардов долларов. Но она не выполнена. Никто из тех, кто должен был это реализовывать, не понес ответственности, но устроились эти сограждане по жизни неплохо. Вот тут у нас прослеживается определенная разница с Россией – там чиновники умудряются и сами богатеть, и программы реализуются.

Вспомню более близкий по времени пример 2012 года. В части развития животноводства у нас ставилась тогда задача к 2020 году выйти на экспорт 60 тысяч тонн мяса. Где он? Максимум нашего экспорта – в пределах пяти тысяч тонн. И это страна, в публицистике которой постоянно идет историческая отсылка на опыт кочевников! Ситуация на нашем рынке мяса птицы просто обидная – мы не то что его не экспортируем, а себя им обеспечиваем только на половину от объемов потребления. Помните, когда-то «ножки Буша» на наших прилавках рассматривались как символ утраты экономической независимости? У нас в этом смысле ее до сих пор нет. Хотя возможностей масса. Повторюсь про соседство Китая, где эта продукция традиционно очень популярна и уходит влет. Но его рынок постепенно занимают производители из других стран.

Кто в Казахстане выиграет от девальвации?
читайте далее

– Это не специфическая история про сельское хозяйство. Таким примерам нет числа…

– Да, такая картина во всех сферах. Самый нашумевший в последнее время пример – фармпромышленность. Мы закупаем самые элементарные лекарства в других странах. Конечно, ни одно государство не закрывает свои потребности по лекарствам, медтехнике, инструментам полностью, на 100%. Но нельзя же до такого уровня зависимости от импорта, как у нас, доходить! Общий объем доли рынка национальных предприятий в производстве медикаментов примерно можно оценить в 10%.

У нас действительно крайне низкий уровень административной эффективности. Какая программа в стране доведена до конца? И в агросекторе, и в других сферах экономики? Никакая. Кроме Стратегии 1992 года – становления развития Казахстана как суверенного государства, и 1997 года – «Казахстан-2030», о вхождении в 50 развитых стран мира. И все. Из отраслевых программ за все последние почти 30 лет не выполнена ни одна. Когда принимали программу «Питьевые воды Казахстана», там было ясно написано – она должна быть закончена в 2010 году. Хотя писались все эти документы подробно, цели ставились очень амбициозные.

Чтобы закончить тему с сельским хозяйством. Здесь две проблемы. Одна общая, для всех сфер, проговорю ее снова: крайняя административная неэффективность. Откуда она? У нас слишком затянулась эпоха первоначального накопления капитала, нет людей, готовых брать на себя ответственность в решении общих государственных задач. Вторая проблема касается собственно сельского хозяйства – все упирается в землю. Я считаю, что земля должна быть товаром, частная собственность на нее должна иметь место. Но после истории 2016 года у нас, испугавшись протестов по поводу скупки земли иностранцами, ее фактически вообще вывели из оборота. А так агросектор не сдвинешь с места, хоть сколько программ не прими.

– Что можно сделать в этой ситуации, или только ждать эволюционных изменений ментальности чиновничьего слоя? Но это долгое дело.

– Пытаться надо в любом случае. В Казахстане упор в экономической стратегии нужно делать на переделы первого и второго уровней. Все страновые истории большого прогресса начинались с малого. Когда у нас говорят «построим завод мирового уровня», никто не задается вопросом, а откуда у нас современные инженеры, адекватные технологии? Вот и повторяются истории типа производства планшетников в Актау или малой авиации в Караганде. При этом деньги-то всегда выделяются.

Вот как эта идея может работать на примере агросектора. В 2016 году была встреча премьер-министра с группой экономистов, в числе которых был и я. И говорил, что нужно делать ставку на развитие небольших товарных производств в агросекторе по типу кооперативов. У нас же государство уделяет внимание и оказывает поддержку или корпорациям, или очень крупным индивидуальным хозяйственникам, у которых есть административный ресурс. А максимально широкий эффект можно получать на таком уровне, где задействованы многочисленные средние производители. Если бы тогда мы занялись созданием такой базы в сельском хозяйстве, то к нынешнему дню ситуация с самообеспечением агропродукцией была бы иная. И на другие товарные направления эту практику вполне можно было бы распространить. Но у нас все время гонятся за большими и громкими проектами, с большими инвестициями.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале