просмотров 678

Узбекистан может вступить в ЕАЭС. Стоит ли беспокоиться Казахстану?

Опубликовано: 07 Октября 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Узбекистан может вступить в ЕАЭС. Стоит ли беспокоиться Казахстану?
ia-centr.ru

Самая громкая новость на постсоветском пространстве – возможное вступление Узбекистана в Евразийский экономический союз. Об этом недавно заявила председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко. Для Казахстана вступление южного соседа в ЕАЭС не может не иметь серьезных последствий: Узбекистан – это страна с растущей экономикой и самым многочисленным в регионе населением. О перспективах возможных изменений на геополитической карте мы поговорили с профессором Казахстанско-немецкого университета, экспертом по Центральной Азии Рустамом Бурнашевым.

2.jpg

– Почему новость о возможном вступлении страны в ЕАЭС прозвучала именно сейчас? Логичнее было бы подождать и посмотреть, насколько эффективны проводимые в Узбекистане реформы.

– Ответить на этот вопрос можно, только находясь внутри процесса. Но он закрыт. Почему? Возможных ответов на этот вопрос много, и выделить из них более или менее обоснованные невозможно. Можно только сказать, что у России, очевидно, есть некая заинтересованность в расширении ЕАЭС, во включении в него как можно большего количества государств. Хотя, по мнению некоторых российских экспертов, эти интересы не совсем ясны. Но, вероятно, они сходны с теми, на основании которых вовлекались в ЕАЭС Кыргызстан и Армения.

– А что насчет интереса Ташкента к членству в ЕАЭС?

– Вполне логично, что такой интерес есть. Целью может быть расширение рынка сбыта для узбекских товаров, как сельскохозяйственных, так и промышленных. Основным рынком для них остаются страны постсоветского пространства, а выход на него стал для Узбекистана затруднительным в силу наличия ЕАЭС. Ташкент в течение двух лет использовал для этого различные варианты на основании двусторонних соглашений, но, видимо, возможности этого формата все же оказались ограничены.

Надо отметить, что заявление о возможном вступлении сделано Валентиной Матвиенко. Это традиционная практика, когда заявление озвучивает в принципе официальное лицо, но не находящееся на уровне принятия решений. Заявление сделано, и теперь есть возможность отследить, как на него реагируют население и эксперты в Казахстане и других странах ЕАЭС, и учесть эту реакцию при принятии принципиальных решений.

Казахстан приветствовал вступление Узбекистана в Тюркский совет
читайте далее

– Тогда логично предположить, что вопрос о вхождении Узбекистана на данный момент еще окончательно не решен?

– Думаю, нет, потому что, будь он решен, об этом было бы заявлено на уровне президентов. Но теоретически это вполне реализуемо, никаких ограничений для такого шага нет. Узбекистан не находится ни под какими санкциями. На последнем саммите глав государств ЕАЭС поднимался вопрос о возможности более тесной интеграции с Ираном. Но со стороны Казахстана было озвучено сомнение даже в постановке вопроса об этом. В отношении Узбекистана таких ограничений нет. Определенные экспертные группы, например, в Кыргызстане, могут ставить вопросы, связанные с миграционной политикой, но в принципе все это решаемо.

– Представим, что вопрос принципиально решен, начат процесс вступления Узбекистана в ЕАЭС. Как это повлияет на интересы Казахстана?

– Ответить на эти вопросы адекватно сейчас невозможно, потому что у нас нет четких экономических расчетов, как все это будет происходить. Во всяком случае, в открытом пространстве. И узбекские экономисты говорят о том же. Вот, например, одни со своей колокольни заявляют, что Узбекистан «продается России», другие – что это здорово для Узбекистана, так как узбекские трудовые мигранты выйдут из-под прессинга полицейских структур в Казахстане и России. Но говорить детально об экономическом влиянии возможного присоединения Узбекистана к ЕАЭС мы сейчас не можем. Можно, конечно, делать некие довольно общие предположения, например, что Казахстану станет легче вести диалог с Узбекистаном по поводу экспорта муки, а не зерна. Но это пока только в теории.

– Но есть же базовые постулаты интеграционного проекта. Взять, например, пункт о свободе передвижения трудовой силы. Без этого ЕАЭС – не ЕАЭС. На практике это должно означать, что узбекские мигранты будут уравнены на казахстанском рынке труда с нашими гражданами. И вряд ли в нынешней экономической ситуации это не может не вызывать беспокойства.

– Конечно, здесь есть и плюсы, и минусы. Опять же пока мы можем рассуждать на эту тему только теоретически. Какие могут быть плюсы? Снижение бюрократического поля вокруг мигрантов снижает коррупционное давление в целом. Плюс ли это для страны? Очевидно, да. С другой стороны, можно ожидать усиления конкуренции на рынке труда, о чем вы говорите. Это, например, очень пугает некоторых российских экспертов. Но узбекские граждане, которые хотели и могли работать в Казахстане или России, уже там работают. Количество людей, готовых ехать в наши страны на работу, от вступления Узбекистана в ЕАЭС не увеличится катастрофически. Ведь и казахстанский, и российский рынки труда ограничены. Какой-то скачок мы можем ожидать, но какой? Опять же нужны расчеты.

С моей точки зрения, самая главная проблема в том, что возможное вхождение Узбекистана в ЕАЭС обсуждается в том же формате, в котором ЕАЭС в свое время формировался, что и породило дискуссию о нем в Казахстане. Ведь у нас до сих пор одни группы людей считают, что ЕАЭС – это плохо, а другие – что хорошо. При этом и те, и другие руководствуются чисто идеологическими аргументами. То же самое происходит и в Кыргызстане. С идеологизацией этой темы столкнется и Узбекистан. Сегодня нет главного – открытого, неангажированного, компетентного обсуждения этой темы.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале