просмотров 1020

Международный конгресс по лабораторной медицине прошел в Алматы

Опубликовано: 19 Апреля 2019 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Международный конгресс по лабораторной медицине прошел в Алматы
pixabay.com

Неудивительно, что о лабораторной медицине не снимают сериалы с лихо закрученным сюжетом, – обыватели плохо представляют, чем занимаются врачи-лаборанты. Но печально, когда и руководители здравоохранения не слишком разбираются в этой теме. Свои проблемы специалисты обсуждают сами на традиционном форуме в Алматы.

– Ежегодно мы собираем специалистов по медицинской лабораторной диагностике из всех областей Казахстана. Это касается прежде всего Минздрава, но частные лаборатории тоже участвуют, как и производители реагентов и оборудования, представители фирм, – говорит профессор Мустафа Рысулы, президент Казахстанской ассоциации медицинской лабораторной диагностики. – Это уже седьмой международный конгресс, и к нам приехала солидная делегация Международной федерации клинической химии – единственной организации, объединяющей весь мир в рамках нашей специальности.

Сегодня без лабораторной диагностики ни один врач диагноза не поставит. Более того, он и лечения не проведет, поскольку при лечении как раз таки пытаются привести в норму лабораторные показатели, указывающие на болезнь. Постоянное наблюдение за больными и диспансерный учет опять-таки базируются на лабораторных исследованиях.

– Эх кровь, моча – утешение врача?

– Еще и биопсийная диагностика, цитология, различные маркеры – у нас примерно 10 тысяч разных методов исследования. Но в реальной жизни мы применяем не более 200.

– Почему?

– Потому что во всем мире есть клинические протоколы. Они повсюду одинаковы по составу, структуре и рекомендациям. У нас, в Америке, Китае или Пакистане – везде одинаковые критерии диагностики, контроля проведения терапии и излечения.

– А в чем заключаются проблемы казахстанской лабораторной диагностики?

– Это проблемы развития. Запад сделал рывок, мы не можем его догнать.

– В чем они нас обогнали?

– В цифровых технологиях. Вы можете сдать анализы даже по почте. Вам прислали конверт, вы отослали анализ, вам пришел результат. Дальнейший шаг – мобильные приложения. Но есть еще и роботы, искусственный интеллект. Завтра они выйдут на замену врачам. Все протоколы легко программируются, робот будет ставить диагноз не хуже врача. Вот только робот не умеет сомневаться. То есть на уровне технического решения он пойдет, но врачебный интеллект им заменить не удастся. Однако это вопрос времени. Зато уже сейчас на западе есть биочипы, которые могут провести до 100 исследований по капле крови.

– И как дорого это обходится?

– Любая технология, когда она только появляется, дорогая. Но постепенно становится дешевле. Другое направление – геномная технология. У каждого человека в генах записаны его будущие болезни и от чего он умрет. Можно будет сказать пациенту – 75% вероятности, что вас погубит инфаркт, давайте думать, что мы против этого предпримем.

– Так в Алматы вроде что-то уже определяют. Синдром Жильбера, гены рака молочной железы, подбор дозы варфарина…

– Да, определяют около 40 заболеваний. Но врачам нужен паспорт генетического здоровья. На его основе они будут проводить профилактику. Генетические предикторы будут вписаны в историю болезни, и новые врачи станут отслеживать пациента через мобильное приложение. Больной по WhatsApp, или какое там мобильное приложение будет в недалеком будущем, получит сообщение с приглашением прийти, пройти обследование и лечебные процедуры. Медицина будущего будет развиваться параллельно с лабораторной диагностикой.

– Какие проблемы мы встретим на этом пути?

– В первую очередь проблемы в сфере образования. Кто должен быть врачом лабораторной диагностики? Во всем мире давным-давно расписано, кто из специалистов обязан иметь медицинское образование, а кто другое, специальное – это химики, электронщики. Есть градации, раскладки, все четко дифференцированно, никаких скандалов. У нас творится безобразие. Не могут разбить, где врачи, где специалисты, но срезали им зарплату в два раза. Врачи могут иметь категории, спецы категории иметь не могут. Профессионального роста у них нет.

– Может быть, тут любой повод был хорош, чтобы срезать зарплату?

– Этого я не знаю, но без профессионального роста человек завтра отстанет от своей специальности! Вдобавок наша образовательная программа плохо соотносится с российской и европейской. Должна быть система: бакалавриат, интернатура, резидентура. У нас резидентуру вообще убрали. Получается коротыш, без окончания. В чем дело? Везде есть – у нас нет! Запад признает нашу специальность не как чисто практическую, но и как научную. А у нас нет, мы в науке никак не участвуем.

– В завершение: чем мы можем обрадовать казахстанских пациентов? Что появится нового, что облегчит их жизнь?

– Я думаю, что это цифровизация, которая уже началась, электронные паспорта, отсутствие бумажных документов. Информационные системы, которые позволят не таскать с собой бумаги. Это даст возможность учитывать особенности болезней в регионах, переваривать большие объемы информации о больных, регулировать бюджеты, определять объем профилактических работ.

Сегодня граждане имеют право выбора, пациент может обратиться в любую хорошую поликлинику, больницу, лабораторию. Качество зависит от профессионализма медиков. Лабораторная медицина стоит на пороге новой эры. Мы будем подстраиваться под новые технологии. Мы будем ближе к пациенту.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале