просмотров 2662

Как ситуация в Афганистане влияет на Казахстан?

Опубликовано: 15 Ноября 2018 Автор: Андрей СОЛОВЬЕВ | Алматы
Как ситуация в Афганистане влияет на Казахстан?
© Reuters

На прошлой неделе в Москве состоялись переговоры по мирному урегулированию ситуации в Афганистане. Внимания к себе они привлекли немного: отчасти из-за своего закрытого характера, отчасти из-за общего геополитического фона. Речь идет о противостоянии США и Китая, России и Ирана, скандала вокруг Саудовской Аравии и перманентного конфликта в Сирии. Впрочем, переговоры по Афганистану выдались незаурядными, что было отмечено в официальном заявлении казахстанского МИДа, назвавшего их уникальными.

Внимание стоит обратить и на то, что казахстанская сторона была представлена на переговорах на весьма высоком уровне. Нашу делегацию возглавил первый заместитель министра иностранных дел. В переговорах участвовали дипломаты всех региональных стран и США в качестве наблюдателя. Последний факт важен хотя бы потому, что нынешнее состояние отношений Москвы и Вашингтона, казалось бы, не способствует даже такому присутствию американских дипломатов на инициированной российским МИДом встрече. Но афганская проблематика слишком важна.

Глава МИД Сергей Лавров и глава делегации талибов в Москве Мохаммад Аббас Станакзай.jpg

Уникальной встречу можно назвать еще и потому, что в ней участвовала делегация движения «Талибан»*, запрещенного в Казахстане и России как террористическое. Подобное происходит впервые!

Несмотря на многолетнее присутствие коалиционных войск в Афганистане, позиции талибов по-прежнему прочны. По некоторым оценкам, они контролируют до 50% территории страны, а присутствуют на 70%.

Однако большим минусом московской встречи стало неучастие в переговорах представителей афганского правительства. Визави делегации талибов стали представители Высшего совета мира Афганистана, не ассоциируемого с афганским правительством, что впоследствии дало поводы для критики результатов переговоров в афганской политической среде, в том числе среди парламентариев. Вообще, складывается впечатление, что в Кабуле были не слишком заинтересованы в переговорах. Во всяком случае, участие в них авторитетных политиков, в том числе бывшего президента Хамида Карзая, анонсированное заранее, не состоялось.

Такая позиция афганских властей вполне понятна: теракты и боевые действия между армией и формированиями талибов не прекращаются, а в последнее время напряженность еще и нарастала. В этом году произошла целая серия взрывов в афганских городах, активизировались наступательные действия радикалов, в том числе и на севере страны, что является наиболее настораживающим фактом для государств постсоветского пространства. Например, минувшим летом талибы проявляли большую активность на севере страны, выйдя на границы с Таджикистаном. А в начале ноября, то есть прямо в канун переговоров в Москве, информационный фон из Афганистана вообще напоминал сводки с фронта – едва ли не каждый день происходили столкновения, порой с немалым количеством жертв. Эта ситуация – одновременно и следствие, и одна из причин, разделивших афганский политический спектр на враждебные стороны. В первую очередь речь идет о наличии иностранных (читай – американских) войск в стране. Талибы, настаивающие на их выводе, пытаются добиться этого военным путем. Тем временем официальный Кабул не торопится попросить иностранцев на выход, обосновывая свою позицию военной активностью талибов. В ответ те активизируют боевые действия. Такой замкнутый круг…

6.jpg

Американские же войска самостоятельно из страны не уходят. Еще президент Обама обещал вывести их к 2014 году, но слово не сдержал, хотя и существенно сократил присутствующий в Афганистане контингент. Наследник Обамы в президентском кресле и вовсе критически прокомментировал эту тему, заявив, что быстрый уход из Афганистана неприемлем. В этом вопросе с Трампом сложно не согласиться. Многие эксперты, в том числе и казахстанские, считают военное присутствие США в Афганистане серьезным стабилизирующим фактором. Ведь в этой ситуации талибы не могут добиться победы, но и их противники, как показали все годы со времени ввода коалиционных сил в страну после терактов 2001 года, не способны разгромить их. Да и вся история Афганистана показывает, что ни одной внешней силе, будь то Англия в XIX веке или СССР в XX веке, не удавалось подавить партизанские движения в этой стране, даже имея в ней союзников. Впрочем, на московских переговорах представитель Высшего совета мира заявил о готовности обсуждать с талибами график вывода иностранных войск с территории страны.

Как расценивать эту ситуацию с точки зрения интересов Казахстана? При сохранении текущих позиций можно говорить о том, что в стратегическом плане наша страна защищена от гипотетических угроз, связанных с Афганистаном. Во-первых, присутствие там войск западной коалиции гарантирует невозможность прихода талибов к власти. Во-вторых, даже если предположить, что движение одержит победу в Афганистане, вряд ли это станет серьезной угрозой для Казахстана. За пять лет правления в Афганистане с конца 1990-х и до начала 2000-х годов они не провели какой-либо экспансии в северном направлении от границ страны. Как считают многие эксперты, талибы – во многом этническое, пуштунское движение и Центральной Азией, где их соплеменники исторически не проживали, не интересуются. Наконец, между приграничной рекой Пяндж и Казахстаном находятся другие центральноазиатские страны. Одни из них входят в ОДКБ, имея российские военные базы на своей территории, другие, как Узбекистан, хоть и не являются членами организации, но имеют собственную достаточно сильную армию. Правда, есть вопросы к Туркменистану, обладающему самой протяженной из стран постсоветской Центральной Азии границей с Афганистаном и к тому же сравнительно легко проходимой с точки зрения ландшафта. Боевой потенциал туркменской армии оценить невозможно, так как в вооруженных конфликтах она не участвовала, а информационное поле страны достаточно закрыто. Хотя, по противоречивой информации, летом нынешнего года на границе двух стран происходили боевые столкновения. Можно предположить, что Ашхабад занимается афганской проблемой из соображений заинтересованности в строительстве через территорию Афганистана газопровода в Пакистан и Индию.

8.jpg

Существует еще и проблема наркотрафика из Афганистана. Но она, судя по всему, будет всегда и при любой власти в этой стране. Еще одним минусом нынешней ситуации в Афганистане для нашей страны можно назвать нереализованные возможности в сфере торговли и экономического сотрудничества. Когда в 2001 году войска западной коалиции разгромили талибов и казалось, что страна вот-вот вступит в период стабильности и мирного развития, в Казахстане большие надежды возлагали на открытие афганского рынка для наших товаров. Но, увы. Хотя в целом торговое сотрудничество есть. Взаимный товарооборот исчисляется несколькими сотнями миллионов долларов в год. Причем превалирует экспорт из Казахстана. Так, например, в 2015 году наши поставки в Афганистан оценивались почти в 240 млн долларов, а встречные – лишь в 1,3 млн. Кроме муки, зерна, нефтепродуктов и стройматериалов мы поставляем в Афганистан и промышленную продукцию, в частности трансформаторы. В обратную сторону идут в основном ковры и сухофрукты. Обе стороны стремятся к расширению торговли. Только за последние два года в Астане и Кабуле прошли три встречи бизнесменов двух стран. Сейчас, когда в Казахстане образовался избыток нефтепродуктов, появляется перспектива для расширения поставок этого товара в Афганистан, ведь южнее Казахстана нет ни одной страны – экспортера бензина и дизельного топлива до самого Индийского океана. А афганский рынок – это более 30 млн человек. Но как расширять торговлю в условиях периодически возникающих боевых действий на севере страны – как раз на пути поставок из Центральной Азии и Казахстана? Без мира в Афганистане масштабной торговли не будет.

В последнее время появился еще один тревожный фактор – возможность прихода в страну боевиков ИГИЛ*. Эта проблема в первой половине года озвучивалась на высоком уровне, в частности, министром обороны России Сергеем Шойгу. Известный казахстанский эксперт по региону Рустам Бурнашев считает, что больших поводов для беспокойства нет. Недавно, отмечает политолог, несколько небольших вооруженных формирований в Афганистане заявили о своей поддержке ИГИЛ, но развития это не получило.

Это вполне логично, – считает Бурнашев. – Афганский конфликт был всегда замкнут на афганской территории, и попытка перенести его на сопредельные территории не находит поддержки в Афганистане. У сторонников ИГИЛ в стране нет социальной и идеологической базы.

Кроме того, «Исламское государство» в Афганистане конфликтует не только с официальным правительством, но и с талибами – летом им был осуществлен крупный теракт против них. В таких условиях шансов на серьезный успех у движения немного.

Чего же ждать от перспектив развития ситуации в стране, которая расположена не столь далеко от казахстанской территории и уже несколько десятилетий опосредованно влияет на Центрально-Азиатский регион? Заглядывать в далекое будущее бессмысленно, а в условиях ускоряющегося течения политического времени можно рассматривать период ближайших пяти-семи лет.

Среднесрочная перспектива – это один избирательный цикл в Соединенных Штатах, то есть глубина перспективного взгляда сегодня – это два-три года, – говорит политолог. – Я думаю, что в этот период ситуация в Афганистане меняться не будет. Там будут проходить президентские выборы, и они представляют собой достаточно серьезный риск. Они могут послужить толчком для каких-то насильственных действий. Это серьезный риск. Но если отвлечься от электоральной темы, то я не вижу оснований для изменения ситуации. Также и США не имеют сегодня ни желания, ни, самое главное, возможности уйти из Афганистана. Потому что этот выход сформирует в Афганистане риски возврата к ситуации, которая там была в не самые лучшие годы. Что и говорил Трамп, чьи оценки, вероятно, базируются на серьезной информации, в том числе разведывательной и экономической. Может быть, США будут корректировать численность своего контингента в Афганистане, его расположение по территории страны, но я бы не рискнул предположить, что они выведут оттуда свои войска или радикально сократят экономическое присутствие.

Движение «Талибан», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) – террористические организации, запрещенные на территории Республики Казахстан.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале