просмотров 536

Ученый вычислил, что казахстанская наука весит не менее 30 тонн

Опубликовано: 13 Января 2020 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Ученый вычислил, что казахстанская наука весит не менее 30 тонн
© Виктор ТЕЙФЕЛЬ

Известный астрофизик Виктор Тейфель определил, сколько весит казахстанская наука. Как оказалось – 30 тонн. Но можно измерять и в кубометрах.

Все очень просто: годовой отчет не самого большого в республике научного института занимает по объему около 1/8 кубического метра. Это значит, что восемь научных учреждений ежегодно представляют в Комитет науки Министерства образования и науки около одного кубометра, или почти тонну документов. В республике около 250 научных организаций. По грубым подсчетам, суммарно получается не менее 30 тонн. Дело в том, что отчеты представляются в пяти, а то и в семи экземплярах, так как над научным учреждением находится до семи вышестоящих организаций, каждая из которых требует себе экземпляр отчета и всех остальных документов тоже.

Спрашивается: кто в состоянии хотя бы перелистать все эти десятки тонн материалов? И тем более навряд ли те, кому представляются отчеты, способны понять, что в них написано. Но это и не важно. Зато есть ГОСТы, и ученые обязаны их соблюдать. Например, заголовки разделов нельзя печатать жирным шрифтом, разделы отчета должны строго соответствовать пунктам календарного плана, отчеты о результатах работы за год подаются не в январе следующего года, а в октябре отчетного года и тому подобное. Несоблюдение любого из условий пахнет прекращением финансирования научных исследований.

Пожалуй, мало кто из командующих наукой чиновников скажет вам, как поставить тот или иной эксперимент, как осуществить наблюдения, как решить какую-нибудь теоретическую задачу. Но этого от них и не требуется. Должность важнее, чем индекс Хирша, а размер шрифта значительнее, чем научная актуальность. Все тут построено на унижении, когда ученые, выполнившие большую исследовательскую работу и описавшие свои результаты, вынуждены как просители толпиться «у парадного подъезда» в очереди за получением чиновничьего благословения.

В Казахстане все научные работы будут проходить проверку на плагиат
читайте далее

Такую парадоксальную ситуацию описывает руководитель лаборатории физики луны и планет Астрофизического института им. Фесенкова Виктор Тейфель в своей книге «Размышления о нашей науке». Тема актуальная, и не только для нас. Наглядный пример управленческого идиотизма: российский президент Владимир Путин распорядился вдвое увеличить зарплаты ученым, а от них тут же потребовали вдвое увеличить количество научных публикаций! Но поскольку денег все равно не хватило, во многих институтах, повысив номинальный размер зарплаты в два раза, сотрудников перевели на полставки.

Наука как процесс творческий, с непредсказуемыми результатами, для чиновников абсолютно неприемлема. Исследователь должен заранее гарантировать, что Америка будет открыта в соответствии с учрежденным графиком. Отклонения не допускаются, поскольку ученых много, а чиновник один, и ему, перелопачивающему кубометры отчетов, надо как попроще.

Представьте себе, что некий художник Иванов решил написать картину «Явление Христа народу» и подал заявку на грант. Тогда в обосновании он должен был бы написать, что аналогичных произведений в мире не существует, доказать новизну своей работы, а также обосновать ее актуальность. Кроме того, он должен указать, какое практическое и социально-экономическое значение будет иметь его произведение, заранее предусмотреть расход красок, кистей и рам. Все это должно быть записано и обосновано в таблице финансирования проекта, переведено на английский язык и пересчитано в доллары по курсу на день подачи заявки. В календарном плане, прилагаемом к заявке, необходимо расписать помесячно и поквартально, когда и какие фрагменты своей картины он напишет, причем отступления от этого календарного плана недопустимы и могут грозить лишением гранта. В ежеквартальных отчетах художник должен точно указать соответствие полученного и ожидаемого результата… Нелепо? А ведь ученые именно так и работают!

Тенденция последних десятилетий заключается во все более строгом надзоре над исследователями и над их работой, отмечает Виктор Тейфель. Нарастает лавина поступающих сверху требований и указаний. Речь идет даже не об управлении, а просто о командовании с чисто бюрократическим подходом.

2.jpg

Ученых долгие годы терроризируют тотальными проверками и всевозможными отчетностями. Создается впечатление, что на исследователя чиновники смотрят как на потенциального жулика, только и старающегося за государственный счет подсунуть какую-нибудь халтуру взамен научного результата. И Виктор Тейфель даже догадывается, почему так происходит.

Система недоверия к ученым сформировалась не столько из-за недобросовестности научных работников, сколько из-за стремления некоторых чиновников, не имеющих никакого отношения к науке, без труда получать ученые степени и звания. А дальше простая логика: если я защитил фальшивую диссертацию, то почему я должен считать, что у других диссертации написаны честным путем?

Самое печальное, что в итоге вся эта гиперподозрительность и ультранедоверие никак не работают. В начале 2018 года получили гранты не только явно слабые проекты, довольно низко оцененные экспертами, но даже некие лица, вообще никакого отношения к науке не имеющие. Разразился грандиозный скандал с апелляциями к прокуратуре и президенту. Причем с обеих сторон конфликта.

Самое радиационно безопасное место в Казахстане появилось вблизи бывшего Семипалатинского ядерного полигоначитать подробнее

Давайте оставим ученых в покое, предоставив им настоящую свободу научного творчества, не донимая их постоянными мелочными придирками и надзором, призывает Виктор Тейфель. А что касается прохиндеев и проходимцев, паразитирующих на науке… В разумных пределах можно было бы и не обращать на них особого внимания. Они образуют некий балласт, который на кораблях даже необходим, препятствуя его опрокидыванию. Лишь бы они не делали дырки в бортах судна и не командовали экипажу, куда плыть!

Нынешнюю грантовую систему финансирования научных исследований Виктор Тейфель считает порочной и издевательской. Ведь ученый со стажем научной работы в десятки лет находится постоянно в состоянии неуверенности в завтрашнем дне. Даже если исключить коррупцию, существующая система распределения грантов больше похожа на лотерею. Если ученый не получает гранта, это лишает его средств к существованию. В самую пору, как в 1990-е годы, идти торговать на барахолке китайскими куртками, повесив табличку: «Вас обслуживает профессор, доктор физико-математических наук». Кто додумался до такого абсурда, тем более что неполучение гранта лишает работы не одного человека, а целый научный коллектив, сформировавшийся за многие годы?!

Ученого превратили в подобие сезонного рабочего или гастарбайтера, нанимаемого на ограниченный срок. Ведь даже у зачисленной в штат уборщицы правовой статус куда выше.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале