просмотров 1927

Актриса и каскадер Альфия Кунгужинова рассказала о съемках с Джейсоном Момоа и дубляже главной героини фильма «Томирис»

Опубликовано: 27 Декабря 2018 Автор: Алан ИСАЕВ | Астана
Актриса и каскадер Альфия Кунгужинова рассказала о съемках с Джейсоном Момоа и дубляже главной героини фильма «Томирис»
Альфия Кунгужинова / facebook.com

Долгое время Альфия Кунгужинова была единственной в стране амазонкой, владеющей секретом джигитовки и постановки конных трюков. Ей довелось сниматься в фильме «Конан» с Джейсоном Момоа, а недавно она была дублершей главной героини фильма «Томирис» Альмиры Турсын. В эксклюзивном интервью «ЭК» актриса и каскадер рассказала о своем ремесле.

– В мир цирка меня привел мой отец-музыкант, – вспоминает Альфия Кунгужинова. – Мне даже приходилось петь в цирковом оркестре. После девятого класса я поступила в эстрадно-цирковой колледж им. Елебекова – как раз в тот год было открыто цирковое отделение. А ближе к Новому году из Москвы в Алматы приехала конная группа «Азамат» под руководством Кадылбека Кунгужинова, чтобы начать работать в алматинском цирке.

2.jpg

Я помню, как первый раз села на лошадь. Это было ни с чем не сравнимое ощущение – и страх, и восторг одновременно. Как будто что-то грандиозное происходит в твоей жизни. Мы, первокурсницы колледжа, подрабатывали в балете цирка – исполняли танец снежинок. Я с подругой попросила покататься на лошадях. Когда меня спросили, умею ли я ездить на лошади, я сказала: «Конечно». Один раз в 12 лет я каталась на ипподроме и наивно посчитала, что этого опыта достаточно. Была как раз разминка – это когда лошади рысят по манежу 15 минут в одну сторону и 15 минут в другую. Я никогда так долго не ездила, а признаться, что делать этого не умею, было еще хуже. Так мы и прорысили с подругой, которая оказалась в такой же ситуации. Конечно, нам объясняли, как правильно сидеть и управлять. Но, как выяснилось, после 15 минут езды мои руки так задеревенели от перенапряжения, что просто перестали разгибаться – я слишком сильно держалась за седло. После этого я неделю не могла разогнуть руки, и в таком виде мне даже пришлось танцевать в балете (смеется). После этой программы я с подругой начала ходить на тренировки к джигитам. В той группе работал и мой будущий супруг. Спустя некоторое время мы начали встречаться.

– Расскажите об опыте съемок в фильме «Томирис», где вы дублировали главную героиню.

– С Альмирой Турсын было приятно работать, она в очень хорошей физической форме. Практически все трюки она выполняла сама. Зачастую я дублировала ее на общих планах. Подготовка к фильму была очень серьезной. Амазонок готовили три месяца. Они учились верховой езде и фехтованию на мечах. К слову, те девушки, которые участвовали в съемках в качестве амазонок, сейчас ходят к нам на тренировку – хотят быть артистками цирка. Долгое время я была единственной наездницей. Но после съемок в фильме «Монгол», когда я уходила в декрет, мы с супругом решили набрать и обучить еще девушек. На женщин-наездниц есть спрос в кинематографе.

4.jpg

– Вы не раз снимались в голливудских фильмах, в том числе и в «Конане» с Джейсоном Момоа – исполнителем роли Кхала Дрого в сериале «Игра престолов» и центрального персонажа фильма «Аквамен». Это были сложные съемки?

– Да, было привлечено много каскадеров из разных стран. Постановщиком трюков был Дэвид Литч – очень уважаемый человек в Голливуде, он снимал «Джона Уика». Съемки проходили в 2011 году, мы были то греками, то варварами, нас снимали то в грязи, то в пустыне. Мне понравилось, что пришлось работать с упряжными лошадьми. Меня обучали этому на съемках «Волкодава» в Словакии. В «Конане» я дублировала главную героиню Рэйчел Николс на всех конных трюках, а также во время погони на колеснице.

Травмы у каскадеров бывают, но мне посчастливилось отделаться ушибами. В том же «Конане» я скакала галопом на колеснице. Так вот, колесница была спроектирована неудобно. В упряжке было четыре лошади, и это на галопе! После этого у меня все тело было в синяках.

Джейсон Момоа очень приветливый и воспитанный. К нему на съемки прилетала супруга с детьми, мы с ними общались. Дочке было на тот момент три года. Джейсон очень эмоциональный, всегда громко разговаривает и производит впечатление энергичного, веселого и шумного человека. Никакой звездной болезни я у него не заметила.

альфия кунгужинова4.png

– Вы чувствуете, что лошади вас понимают?

– Именно это и держит меня в профессии несмотря на то что для женщины это тяжелая работа. У каждой девочки, у каждого парня есть своя лошадь. Моего первого коня звали Помпей. Мы с ним проработали семь лет. Я настолько сильно была к нему привязана, что когда мы с мужем решили уйти из старой группы и организовать свою, то расставание с Помпеем далось мне очень тяжело. Помпей должен был дальше уехать работать в Китай. Сейчас, когда я вспоминаю своего коня, у меня слезы наворачиваются на глаза. Он уже, к сожалению, ушел из жизни. И все джигиты, которым довелось потерять лошадь, испытывают то же самое.

Я помню коня по кличке Ковыль. Он был пенсионером в цирке. В последние годы жизни даже не работал. Он был старым и часто болел. Но стоило ему появиться на манеже, как он преображался. А если видел человека с фотоаппаратом, то тут же начинал позировать, гарцевать и пижонить. Лошади – прирожденные артисты.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале