просмотров 1100

Алдияр Байракимов: Казахстану не хватает мотивирующих фильмов

Опубликовано: 12 Августа 2020 Автор: Галия БАЙЖАНОВА | Алматы
Алдияр Байракимов: Казахстану не хватает мотивирующих фильмов
Алдияр Байракимов / facebook.com

Молодой режиссер, выпускник Казахской национальной академии искусств им. Т. К. Жургенова Алдияр Байракимов известен публике прежде всего своими короткометражными работами – он со своей командой не раз получал за них призы как на казахстанских смотрах, так и на международных фестивалях. Его дебютный фильм – драму «На грани» – в Казахстане видели единицы, в прокат он так и не вышел. Правообладатель картины киностудия «Казахфильм» все ждала подходящий момент, но за три года он так и не случился. Сейчас Алдияр работает над своим новым проектом.Увидит ли он свет?

– Госцентр поддержки национального кино решил запустить вашу картину о первом в стране паралимпийце, как сегодня обстоят дела с проектом?

– Мы на стадии сбора необходимых документов и подписания договора, но я пока сильно не радуюсь. Как только мы подпишем договор, нам обозначат бюджет и точную дату запуска – вот тогда порадуемся.

– Какой бюджет вам дают – с поправкой на новые экономические реалии или урезанный?

– Честно говоря, я не знаю, это в компетенции продюсера, но вроде как на дебют денег выделяют меньше, чем на игровой фильм. Наверное, это справедливо, тем более что и конкурс там побольше, и получить финансирование сложнее.

45510337_633909163741249_878992948644020224_n.jpg

– А разве ваша драма «На грани», рассказывающая о переплетении судеб подростков из разных социальных слоев, довольно неплохо покатавшаяся по фестивалям, не была дебютом?

– Дело в том, что «Казахфильм» дал нам денег на создание короткометражного кино, а мы за эти деньги сняли полный метр. Так что для государства мы все еще дебютанты.

– История про паралимпийца, наверное, довольно сложна для режиссуры, чем она вас зацепила?

– Эту историю я держал в голове давно – меня восхищают люди со спортивным характером. И сначала я мечтал снять фильм о боксере, участнике Олимпийских игр, даже написал сценарий к полнометражному фильму на 120 страниц. Но тут выяснилось, что Акан Сатаев решил экранизировать похожую историю, и мне пришлось, естественно, отказаться от этой идеи. Однако читая о казахстанском спорте, я наткнулся на другую историю, которая меня поразила, – в 2018 году казахстанец Александр Колядин завоевал первое олимпийское золото на Паралимпиаде, но, несмотря на то что эта победа историческая, никто толком о ней не знает. Я подумал, что история Колядина достойна экранизации. На мой взгляд, в Казахстане не хватает мотивирующих фильмов, у нас мало картин о героях, чья жизнь и судьба достойны уважения и восхищения. Теперь, когда нам подтвердили запуск, мы основательно доработаем сценарий и, надеюсь, снимем очень вдохновляющее кино.

– Вам кажется, наши люди готовы воспринимать такие истории? Ведь проблемы людей с особыми потребностями в нашей стране в лучшем случае принято не замечать.

– Смотря как подать эту историю. Мы не хотим снимать тяжелую драму о том, как непросто живется паралимпийцам, напротив, я хочу сделать по-настоящему зрительский фильм. Там будут не только элементы драмы, но и черного юмора, экшна, что-то в стиле фильма «Эдди «Орел» с Хью Джекманом или знаменитого французского хита «1 + 1».

– А как же мнение о том, что в Казахстане любят только легкое кино?

– Я думаю, в какой-то мере это закоренелый стереотип, с которым надо бороться. Может, поэтому наши комедии в большинстве своем такие однообразные и во многих картинах нет катарсиса. Я за то, чтобы зрители могли на просмотре и поплакать, и посмеяться, чтобы они чувствовали трепет и понимали, что это честное, настоящее, живое кино.

фото Алдияра (1).JPG

– На съемки вы пригласите спортсмена из паралимпийской сборной или профессионального актера?

– Все покажет кастинг, мы взвесим все и выберем. С одной стороны, спортсмена не надо учить кататься на лыжах, а актера надо, но у нас все-таки предполагается достаточно много спортивных съемок. С другой стороны, актеру будет легче выразить эмоции. Поскольку я иногда использую приемы документального кино (этому я обучался у французов), то в принципе ничего не имею против непрофессиональных актеров. Если кандидат грамотно подобран, то непрофессионал порой может сыграть лучше актера. Нужно только дать ему правильное направление той или иной мизансцены, нормальный текст, который ему близок, – и он сыграет.

– Вы будете снимать свой новый фильм по законам коммерческого кино?

– Абсолютно, как я уже говорил, мы хотим, чтобы фильм увидела большая аудитория. Паралимпийцы должны иметь такую же команду фанатов, как и все наши олимпийские чемпионы, ведь они все такие трудяги и очень крутые ребята! Помню, ездили на соревнования к ним на базу в Боровом, смотрели, как они бьют рекорды, тренируются, знакомились с ними поближе. Они меня поразили. Там была одна девочка с ДЦП, которая взбиралась на огромный склон всего по паре миллиметров, большинство людей бросило бы это на полпути, а она была так упорна и настойчива и обладала такой силой воли, что справилась. В итоге она взобралась куда надо, покорила вершину и получила золотую медаль. Наблюдать за этим было очень волнительно, это достойно восхищения.

– Вы сняли довольно много успешных короткометражных фильмов. Согласны ли вы с утверждением, что если снимешь хороший короткий метр, то продюсер найдет тебя сам?

– Если фильм засветился на больших фестивалях, то да, там могут заметить и дать финансирование. Но у каждого свой путь к успеху, мы финансировали свои работы сами, пока не получили бюджет от «Казахфильма» и не сняли «На грани».

– Искали ли вы продюсеров или вам удобнее без них?

– Я с удовольствием поработал бы с большими продюсерами, мы часто встречаемся на кинофестивалях, но в какое-то полноценное сотрудничество это пока не вылилось. Я с удовольствием отдал бы продюсерскую часть компетентным людям, ведь работа над картиной изматывает, порой приходится работать и продюсером, и администратором, и директором, а не только режиссером, это все сложно, особенно когда «терки» с группой.

– То есть?

– Когда работал над проектом «На грани» у нас были небольшие недопонимания со съемочной командой, но для меня это послужило хорошим уроком, ведь одна из важнейших задач режиссера – это заряжать группу. Все, кто работает на проекте, должны думать, что мы снимаем если не великое, то крутое кино точно, и твоя команда должна тебе доверять. У меня была большая группа, многие были для меня новыми людьми. Они осторожничали, а у меня не было времени объяснить: «Ребята, мы снимем классное кино, поверьте, пожалуйста». Но в процессе все сложилось как надо, мы притерлись, и все прошло нормально. Только потом они поняли, что мы на самом деле снимали.

– Как-то я у вас читала возмущенный пост о том, что многие наши дебютанты сразу же стремятся снять полный метр, не сняв при этом ни одного короткометражного фильма. Но согласитесь, ведь есть дебютанты, у которых получается сразу на большой экран попасть?

– Согласен, бывает, выстреливают ребята, но это единицы, а абсолютное большинство показывают нечто беспомощное. У меня много знакомых, которые говорили: «Алдияр, да что ты так паришься? Я покажу, как это делается, как нужно снимать!». Сколько из них смогли подтвердить свои слова? Пожалуй, ни одного. Вы поймите, я люблю казахстанское кино, и если у кого-то получается снять что-то смотрибельное, то радуюсь. Но многие почему-то считают, что снимать кино очень просто. На самом же деле это колоссальный труд, и люди должны это осознавать.

285cd0310455c3f6354ec763695d9934 (1).jpg

– Вы режиссер, а снимаетесь, бываете актером?

– Зовут – снимаюсь. На самом деле для меня актером быть даже проще – не потому, что я великий актер, а просто могу расслабиться, мне не нужно держать весь рабочий процесс под контролем, можно спокойно работать над своим образом, персонажем, над его эмоциями. Режиссер же думает обо всем: и об истории, и обо всех персонажах, и о том, как работают все департаменты.

– Вы только что снялись в сериале. О чем он и кого вы там играли?

– Не поверите, героя-любовника!

Арман Асенов рассказал, почему ушел с поста главы «Казахфильма» и чем будет заниматься дальшечитать подробнее

– Вы, конечно, симпатичный, но герой-любовник – это как будто не ваше…

– Спасибо! Мне, честно говоря, не нравится такое амплуа, но актеры особо не выбирают – идут туда, куда приглашают. Это сериал под рабочим названием «Алма-Ата жүрегiмде», спродюсированный Алией Увальжановой, он об Алма-Ате 1940-х, то есть времен эвакуации. Я там играю парня, который хочет уйти на фронт добровольцем, но его не берут из-за того, что у него проблемы с сердцем, причем в прямом и переносном смысле – он влюбляется, поэтому не может спокойно уйти воевать… А вот у антагониста в этом сериале действительно очень интересная линия – не буду спойлерить, но очень необычный персонаж получился. Что касается меня и моих актерских амбиций, то с удовольствием сыграл бы отрицательного персонажа.

– Работая актером в чужом проекте, вы не лезете в режиссуру?

– Я очень себя сдерживаю! Когда только начинал, все время предлагал режиссерам что-то свое. Однажды на съемках проекта Рашида Сулейменова я был занят в массовке, потом набрался наглости, подошел к нему и спросил, почему бы ему так не снять… Он повернулся, смерил меня взглядом типа «ты кто такой вообще?». Но это было по неопытности, сейчас в работу режиссера не лезу никогда, ведь у каждого автора свое видение, поэтому надо ему доверять. А вот в работу других департаментов, например костюмеров, могу влезть, из-за чего они, кажется, меня недолюбливают. Шучу, конечно, мы все дружим на площадке, но когда дело касается непосредственно моего персонажа, как он выглядит, какие у него прическа и костюм, я принимаю активное участие, ведь все это в итоге влияет на мою работу.

– А кем выгоднее быть? Актером, режиссером, сценаристом?

– Я думаю, актером. Топовый актер за смену может получить и тысячу долларов, так что если у него 15–20 смен, то можно заработать себе на съемки хорошего короткометражного фильма. К тому же ты можешь работать параллельно в нескольких проектах.

– Но будучи режиссером можно снимать два-три проекта в год, и как показывает практика…

– Честно говоря, я не одобряю такой конвейер. Одно дело, когда режиссер снимает два-три проекта в рамках своей вселенной, как это делает Адильхан Ержанов (но для этого надо быть Адильханом, я восхищаюсь его работоспособностью), другое дело, когда режиссер снимает две-три ленты в абсолютно разных жанрах. Не знаю, как другим, но мне, чтобы снять, надо вдохновиться темой, собрать материал, почитать, напитаться и потом уже что-то выдать, а безостановочно клепать я не могу. Я окончил академию имени Жургенова в 2016 году, но до сих пор изучаю кино, ищу свой киноязык и свои темы – думаю, это нормально.

– Видите ли вы себя в ближайшее время на больших фестивалях?

– Хотелось бы. Когда буду готов к грандиозному фестивальному успеху, то герой фильма будет гомосексуалист, поедем на съемки в аул, а на крупном плане зарежем барана – и все, мы на фестивалях! Шучу, конечно, но если честно, порой действительно удручают и современная фестивальная конъюнктура, и политика премий вроде «Оскара».

– Вы думаете, иначе туда не пробиться?

– Я так не думаю, но иногда, глядя на тех, кого чаще выделяют отборщики, складывается такое ощущение. Мы даже хотели провести эксперимент: собрать все эти конъюнктурные маркеры в один фильм и посмотреть на результат, а когда это вызовет резонанс, признаться, что это был эксперимент. Но, естественно, я не исключаю того, что человек, который берется снимать фильм на тему, укладывающуюся в фестивальную конъюнктуру, может быть по-настоящему искренен. И по фильму это всегда видно. Мне кажется, искренность в кино и настоящее сопереживание героям – это самое важное.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале