О чем поют все мамы мира?

Опубликовано: 09 Июля 2018 г. Автор: Зауре БАТАЕВА | г. Алматы
просмотров 2004

Российский анимационный проект «Колыбельные мира» был запущен в начале 2000-х. В его рамках созданы более 60 анимационных фильмов, включая «Казахскую колыбельную». Предлагаем вниманию читателей ЭК интервью с художественным руководителем, мультипликатором и режиссером этого проекта Елизаветой Скворцовой.

R2uQkre4Cb0HU5XW6NlQ.jpg

– Недавно пользователи Facebook вновь открыли для себя анимацию «Казахской колыбельной», хотя она выложена на YouTube в 2015 году. Когда вы ее сняли?

– Год написан в последнем кадре. Скорее всего, в 2007–2008-м.

Аральское море – для меня очень важная тема. Это образ фатальной ошибки, об этом надо говорить.

– Учитывая визуальное и эмоциональное воздействие произведения на зрителей, многие задаются вопросом: сколько художников участвовало в создании эпизода и как долго вы работали над эпизодом?

– Это не эпизод, а фильм. Художником-постановщиком был Арсений Лапин. Аниматоров было несколько. Одновременно мы работали над несколькими колыбельными. Сколько времени работали, не помню. Это же было 10 лет назад.  Обычно несколько месяцев. Может полгода.

– Сценарий казахского проекта написали вы сами. Анимация всем понравилась как «добрый мультик». По комментариям на YouTube и на Facebook, казахов особенно впечатлила аутентичность материала, обращение к таким народным традициям, как «атқа мінгізу» (посвящение в наездники) и «тоқым қағу» (ритуал, посвященный первому выезду ребенка из родительского дома). Как появилась идея этого фильма? Что вас вдохновило на такой интересный сюжет, где ностальгия по счастливому детству органично сочетается с проблемой Аральского моря?

Лиза Скворцова с Золотым орлом.jpg

– Я не пыталась сделать «добрый мультик». Неприятное выражение. Мне очень понравилась песня, и я стала искать материал о Казахстане, о казахских традициях. Конечно же, первое, что пришло в голову – Аральское море. Это для меня очень важная тема. Это образ фатальной ошибки, об этом надо говорить. А про традиции – они меня очень вдохновили. Это интересно и красиво, сразу захотелось включить их в сюжет. Мне нравится, как сочетаются эти две линии – про старика на бывшем море и про его детство, когда море было настоящим. Время несется так быстро. Надо ценить каждую минуту.

– Вы в основном сами создаете персонажи, но художником казахского проекта был Арсений Лапин, который очень удачно использовал теплые тона ярко-зеленого, светло-голубого и бордо, тем самым балансируя грустный сюжет. Можете рассказать немного о работе художника? Что помогло ему найти колорит степного Казахстана?

Мне хотелось, чтобы именно Арсений Лапин нарисовал пространство и героев для этого фильма.

– Я была художественным руководителем проекта и режиссером почти всех серий, а художники были разные, в каждом фильме был свой колорит, свой стиль. Я очень люблю живопись Арсения Лапина, мне хотелось, чтобы именно он нарисовал пространство и героев для этого фильма в своем стиле, и при этом передал ощущение тепла, сухого песка. У его рисунков есть какая-то строгость, что мне нравится, и при этом они очень живые. Хорошее редкое сочетание.

Арсений Лапин.jpg

– В фильме также использовано аутентичное (без инструментального сопровождения) исполнение популярной колыбельной. Исполнительница поет на восточно-казахстанском, алтайском диалекте, который отличается, например, от южного диалекта заменой звуков «ж» и «ш»  аффрикатами «дж» и «ч», заменой «е» с «ө», присутствием диалектного слова «малақай» и т. д. По тексту, колыбельную поет бабушка, убаюкивающая плачущего внука. Она предлагает ему разные развлечения, одаривает его комплиментами и в конце начинает журить отсутствующую маму ребенка, что выражено в легкой критике: «Мама твоя любит ходить по гостям, где мне ее найти?» Как вы нашли эту песню? Почему выбрали именно ее и в этом исполнении?

Это был прекрасный период, который начался вскоре после рождения моего сына – закончился, когда он пошел в школу.

– Мы нашли эту песню в архиве. Мне очень понравилось, как она звучит. Захотелось с ней поработать.

– Расскажите, как работает творческая группа «Колыбельные мира»? Как ведется «исследование» темы или поиск изобразительного решения, которое отражает колорит того или иного народа? Переводятся ли тексты? Обращаетесь ли вы к этнографам?

– Работа над колыбельными мира закончилась в 2009-м. Это было очень интересно, как путешествие. Сначала мы выбирали песни – такие, чтоб хотелось слушать. Это главное. Потом переводили. Обычно текста было недостаточно для сценария, искали разный материал о культуре и традициях народа. И каждый раз попадалось что-то, о чем хотелось делать мультфильм.


– Просмотрела почти все фильмы из серии и мне показалось, что в казахской, венгерской и аргентинской колыбельных есть схожие мелодические мотивы. Для аргентинской вы использовали стилизованную версию колыбельной мапуче, индейского племени в Чили и Аргентине. Вы, наверное, прослушали сотни колыбельных. Как вы объясните сходство между колыбельными столь отдаленных друг от друга культур?

– Я в этом не разбираюсь. Мне кажется, главное сходство – что их поют мамы детям. В целом, это был прекрасный период с 2003 по 2009-й. Начался вскоре после рождения моего сына – закончился, когда он пошел в школу.