просмотров 848

Ветераны казахской анимации: Что уходит из нашей жизни дорогого и важного? Редко стали встречаться чудаки

Опубликовано: 03 Апреля 2020 Автор: Тамара МУКАНОВА, Гульмира САДЫКОВА | Алматы
Ветераны казахской анимации: Что уходит из нашей жизни дорогого и важного? Редко стали встречаться чудаки

Светлой памяти
Бека Ануарбековича Ибраева, 
Едиге Даригуловича Турсунова,
Гимурата Егинбаевича Бекишева

Если бы сегодня спросили нас, ветеранов анимации (а нам уже далеко за шестьдесят и за семьдесят), что же уходит из нашей жизни дорогого и важного, мы бы ответили: редко стали встречаться чудаки – подвижники и просветители в истинном значении этого слова.

С 6 февраля по 19 апреля 1984 года двое сотрудников Академии наук Казахской ССР раз в неделю по полтора часа читали двум десяткам мультипликаторов лекции на тему фольклора, археологии и этнографии древних тюрков. Не будет преувеличением сказать, что для нас эти занятия превратились в настоящий пир знаний, ведь в те годы, как в школах, так и в высших учебных заведениях, сведения, преподносимые по культуре кочевников, были скудными и однобокими. Хотелось знать больше. Как раз к этому времени уже вышли в свет «Древние тюрки» и «В поисках вымышленного царства» Л. Н. Гумилева. Но его же труд «Этногенез и биосфера Земли» был напечатан лишь в начале 90-х, а до этого читатели имели возможность ознакомиться с ним лишь через самиздатовские варианты, распечатанные на ротапринте. Доставались эти редкие, запрещенные книги подпольно, и для нас мультипликаторов абсолютно бескорыстно это делал наш коллега, большой книгочей и эрудит Гимурат Егинбаевич Бекишев. Современным читателям такое понять трудно – другое время, другие реалии жизни.  

Выдающийся советский писатель Виктор Астафьев в своих произведениях писал, что, оглядываясь на свою прожитую жизнь, ему хотелось бы услышать звуки музыки этой жизни. Вспоминая о Гимурате Бекишеве, можно сказать, что вся его жизнь, как мелодия, лейтмотив в жизни и становлении казахстанской анимации, в многообразных проявлениях, казалось бы, рутинной, монотонной работы профессии аниматора. Несколько поколений аниматоров Казахстана его ученики. И теперь, глядя на экраны, при просмотре анимационных фильмов, его коллеги знают, сколько терпения и души вложил Гимурат в каждого мультипликатора. Как звучал его голос, ненавязчиво высказывая свои пожелания в работе над персонажем. Голос Гимурата! Можем ли мы забыть этот мягкий спокойный голос, его почти незримое, но такое мощное присутствие в жизни анимационной студии. Неудивительно, что на скромном 60-летнем юбилее прозвучало: 

В казахской анимации мышата, слонята, козлики и малые ребята шагают поступью агашки Гимурата! 7257672a-82e5-4add-999d-a4f39c362445.jpg

Профессионализм Гимурата Егинбаевича не заканчивался только на пластической выразительности персонажа и выполнении актерской задачи. В те годы, 70-80-е, с подачи Гимурата приглашались режиссеры со своими фильмами из всех советских республик для творческих просмотров и семинаров. Он был со многими знаком лично. Поскольку обучался вместе с ними в Москве на высших курсах режиссеров-мультипликаторов, кузнице специалистов для всех союзных республик. Тогда не было Интернета. И получить возможность увидеть фильмы коллег из других республик было, конечно, событием. Мы познакомились с творчеством Алексея Караева и Александра Петрова (технология масляной краски по стеклу), мы увидели чудные фантазии Вячеслава Белова из Киргизии, фантастику Назима Туляходжаева из Узбекистана, фильмы из Белоруссии, Украины, Прибалтики, был приглашен даже кинооператор Александр Жуковский, который работал с великим Юрием Норштейном. Он нам рассказывал о технологии многоярусной съемки.

Алтай золотоспинный – глазами и сердцем Тамары-апай
читайте далее

Таких эпизодов в жизни нашего мультцеха было огромное множество. Наверное, кому-то казалось, что так и должно быть. Но ведь организация подобных мероприятий – это огромная работа, за которую никто не платил зарплату. Гимурат занимался этим по собственной инициативе и от души, потому что он делился своим духовным миром с теми, кого обучал и с кем работал. Он так жил! Все, что он знал, он отдавал людям, к нему можно было обратиться по любому вопросу, касающемуся профессии и не только. У него было свое ощущение жизни, своя философия жизни, которую он никому и никогда не навязывал. Он творил жизнь, он созерцал жизнь, он получал удовольствие от успехов своих учеников. Он писал музыку своей жизни и исполнял ее сам, а мы слышали и слушали эту мелодию, которая стала лейтмотивом казахстанской анимации. В наше время очень модна поговорка «Если ты такой умный, почему же ты – бедный». Наверное, Гимурат слышал подобные вещи и скорее всего улыбался в ответ, потому что только такой, духовно богатый человек может внутренне содрогнуться от скудости ума вопрошающего и не вступить бесполезную полемику.

Именно в то непростое время, хоть и на короткий срок в нашем анимационном пространстве появляются два молодых лучезарных лектора. По возрасту они приходились нам ровесниками, и мы в общении обращались к ним по имени: Едиге и Бек. Первый вел занятия по фольклору и этнографии тюрок, второй – по археологии, а также по архитектурным стилям древности и новейшего времени.

Будучи архитектором по образованию, но еще больше по призванию Бек Ануарбекович говорил:

Архитектура всегда была самой влиятельной средой искусства, архитектура – такая вещь, которая собирает, лечит, излучает, работает, – а затем, лукаво взглянув на нас, добавлял: – впрочем, энергию жизни несет в себе любое произведение в любом виде искусства. А законы искусства, законы гармонии едины. Бек Ибраев almaty.tv.jpg

Наши лекторы были философами, на все имели свое мнение, научно и доказательно опровергая устоявшиеся стереотипы. Они были яркими представителями переломного времени, своими учителями признавали Л.Н. Гумилева и В.И. Вернадского. Так, к примеру, о теории пассионарности и понятии «ноосферы» мы, можно сказать, наиболее подробно услышали в ту самую весну 84-го года.

Овеянные смелыми и чистыми романтическими настроениями, эти годы были временем предчувствия важных исторических перемен. Это была короткая, но благодатная пора политической оттепели, пора возврата к своим истокам, определения берега, расстановки ценностных ориентиров, – так охарактеризовал канун больших перемен в Советском Союзе, доперестроечный период наш современник, автор некролога, посвященного Едиге Турсунову, культуролог Кайрат Жанабаев.

Остается добавить, что организовал эти 10 занятий все тот же Гимурат, режиссер и художник-мультипликатор, естественно предварительно согласовав вопрос с художественным руководителем мультцеха Аменом Абжановичем Хайдаровым. Надо отметить, что занятия велись в рабочие дни в начале года, то есть в то время, когда наш цех, можно сказать, «отдыхал», так как в производство была задействована лишь одна картина из пяти плановых. Во втором же полугодии никто не мог бы позволить себе этого, настолько был плотным график работы. Еще одно немаловажное, но весьма типичное для тех времен обстоятельство – лекторы проводили свои занятия бесплатно. Мы были молоды, а потому к вопросу денежного вознаграждения относились как-то очень уж легко. Теперь с приходом возраста, понимаешь, как неправы мы были: ведь любой труд, особенно интеллектуальный, добывается долгими годами упорного и неустанного труда, и на него было затрачено много времени и энергии, и, следовательно, такое усилие должно непременно вознаграждаться.

Наше общение на этом не закончилось. В 2006 году на частной студии «Ел дана» по инициативе Бека Ануарбековича был отснят анимационный сюжет под названием «Каган». Сценарий был написан им самим, а режиссуру и одушевление персонажей он поручил двум ведущим специалистам «Казахфильма» Абаю Токшабаеву и Гимурату Бекишеву. Авторы фильма поставили задачу на основе археологических данных и исследований ученых воссоздать языком анимации легендарное событие седой древности – возникновение Тюркского Каганата. Эту тему автор сценария вынашивал с того времени, когда читал мультипликаторам вдохновенные лекции и приводил в пример историю 14 бесстрашных молодых людей из племени ашина, дерзнувших восстать против владычества табгачей.

Фильм так и начинается: 

Посвящается памяти четырнадцати парней, вышедших навстречу гибели, сумевших силой Небес возродить свое государство, вернуть из небытия свой народ, объединить другие народы в могучий Ел…

Фильм значителен не только героической тематикой. В нем много нового. «Каган» – картина, по киноязыку решительно отошедшая от традиционного способа изложения эпических сюжетов, снимавшихся до этого на нашей студии. Первое, что предложил Бек Ибраев членам съемочной группы, – это изобразительное решение исторического образа Кюль-Тегина, мифологической птицы Самрук и Синей волчицы, воинов-тюрков и табгачского императорского двора исполнить на уже имеющихся музейных и книжных иконографных материалах. Второе – он добивался от аниматоров выполнения такой меры условности в пластике персонажей, чтобы она органично легла на весь изобразительный и текстовой материал, отобранный для фильма. Ничего выдуманного там, где существует исторический документ, и никакого реалистичного (бытового) одушевления персонажей, особенно в сценах с Самрук и Синей волчицей.

В итоге авторская установка была не только охотно принята единомышленниками-мультипликаторами, но и зримо исполнена. Практически весь звучащий в фильме текст – это подлинный документ – фрагменты надписи на стеле в честь Кюль-Тегина. Взять хотя бы такую сцену: мифическая птица Самрук испускает из своей головы наподобие лазера пучок света и направляет этот священный луч (сам Бек сказал бы «кут» или «фарн») на людей подопечного ей рода, тем самым наделяя их особым героическим духом. «Облученные» подобным образом данники табгачей уже были не в состоянии находиться в ярме неволи – они восстают против рабского существования своего племени. Они заявляют о себе. А результат – обретение самостоятельности, создание государства Великого Эля.

Нельзя сказать, что в фильме отсутствуют шероховатости и недостатки, но, как сказано было поэтом, «когда величие поражает нас», то прочее становится не столь уж важным, если учесть особо сложные производственные обстоятельства, при которых создавалась эта кинокартина.

Едиге Турсунов.jpg

Хоть и на очень короткое время, судьба свела нас снова с Едиге Даригуловичем. Когда в 2016 году при мультцехе был создан Экспертный совет, и молодой руководитель Адай Абельдинов предложил ввести в состав совета по обсуждению сценарных материалов Едиге Турсунова. Старейший ученый принял самое горячее участие в работе совета. И вот что характерно: в частном разговоре он немедленно отклонил возможность обсуждения в качестве сценарного материала «Песню Серебристой волчицы», написанной им совместно с Кайратом Жанабаевым.

Я – член Экспертного совета, а это значит – никакой личной заинтересованности не должно быть с моей стороны, – резюмировал наш великий современник, истинный интеллигент.

С чувством огромной благодарности вспоминаем мы наших глубокоуважаемых современников, красиво и благородно трудившихся рядом с нами, но волею судьбы ушедших в мир иной раньше нас. Нет ни малейшего сомнения в том, что свою высокую миссию просветителей-подвижников они продолжают теперь уже в своей новой, небесной жизни, по ту сторону истории и времени.

Светлая память, Царство Небесное воинам света! 

Ветераны казахской анимации: 

Тамара Николаевна Муканова, Гульмира Абдрахмановна Садыкова. 

Март, 2020 года

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале