Дина Тасбулатова: харассмента в казахстанском кино нет – грязно меня никто не домогался

Опубликовано: 07 Марта 2019 Автор: Галия БАЙЖАНОВА | Алматы
Дина Тасбулатова: харассмента в казахстанском кино нет – грязно меня никто не домогался
Дина Тасбулатова на съемках сериала «Золотая Орда»
просмотров 2700

Казахстанская актриса Дина Тасбулатова пока сыграла немного ролей, но все они запоминающиеся: степная красавица, жена хана в российском историческом сериале «Золотая Орда», испуганная, затравленная энкавэдэшниками казашка в сериале «АЛЖИР», нежная супруга полицейского в фильме «Саташ» Тулегена Байтукенова, сошедшая с ума дама в драме Нурлана Батырова «Проявление». В эксклюзивном интервью «ЭК» Дина рассказала, тяжело ли быть казахстанской актрисой, почему в России у нее больше работы, чем на родине, и нужны ли актерам специальные условия на площадке.

– Дина, прошлый год для вас был плодотворным: вышло несколько казахстанских фильмов с вашим участием, вы снимались в российских сериалах. Почему-то складывается ощущение, что у вас больше работы в России, чем здесь.

– В России я пока участвовала только в двух проектах: сериале «Золотая Орда», который вышел в прошлом году на Первом канале, и «АЛЖИРе», который выйдет на телеканале НТВ в этом году. Но вы, наверное, правы, суммарно там у меня было больше работы. Ведь это были большие исторические проекты. Получилось, что экранного времени у меня там много.

4.jpeg

– Вы исполнили две роли, абсолютно разные по духу…

– Да, в «Золотой Орде» я сыграла младшую жену хана, а в сериале «АЛЖИР», который рассказывает о судьбах женщин, попавших в Акмолинский лагерь жен изменников родины, у меня роль казахской девушки, трагически угодившей туда по разнарядке… Мне кажется, в Казахстане меня не рассматривали всерьез как актрису, которая сможет сыграть роль в исторической картине.

– А вы ходили на кастинг хоть раз?

– На серьезные исторические проекты – нет.

– Ну так, может, надо было сходить для начала?

– У нас маленькая страна, все всех знают, и если бы мою кандидатуру рассматривали на какую-нибудь основную роль или хотя бы обсуждали, то обязательно пригласили бы. Мне кажется, есть какая-то предвзятость по отношению ко мне, с россиянами все проще. В прошлом году у нас снимали казахстанско-российский сериал про столицу «Любовь. Надежда. Астана». На этот проект пригласили российского режиссера Ивана Глубокова, был устроен большой кастинг. И по его результатам россияне выбрали меня, хотя участвовало много наших актрис. Я сыграла там невесту героя Муслима Тауекеля. Так что с россиянами у меня действительно больше взаимопонимания.

– Не думали переехать в Россию, раз там работать проще?

– Я бы с удовольствием переехала, если бы точно знала, что у меня там будет работа. Для нашего типажа там немного ролей, а если вдруг появляется хороший проект, на котором требуются азиатские лица, то я могу летать на съемки, всего четыре с половиной часа – и я в Москве. Как актеры, мы нужны прежде всего в Казахстане, здесь мы играем главные роли, здесь нас узнают. А такие сериалы, как «Золотая Орда» или «АЛЖИР», – это исключительные проекты, подобные которым бывают редко.

5.jpeg

– Расскажите про «АЛЖИР». Как вам там работалось и как вы туда попали?

– Принять участие в съемках предложил мой агент, с которым я работаю в России. Я прошла кастинг, пробы, понравилась съемочной группе и вскоре приступила к работе. Это был прекрасный проект, один из моих любимых. Я получила колоссальный актерский опыт. Очень приятно было работать с Александром Касаткиным. Его фильм «Дочь» теперь один из моих любимых. Мы снимали пару месяцев в Крыму – там специально для сериала построили декорации, которые выглядят так достоверно, как будто это реальные бараки тех времен. После съемок в сериале я поехала в село Малиновка под Астаной, где находился настоящий АЛЖИР, и была поражена, насколько реальный лагерь оказался похож на киношный. Художники, работавшие на проекте, впрочем, как и вся команда, большие молодцы.

– Вы обмолвились, что по сюжету ваша героиня попадает в лагерь случайно…

– Да, произошла трагическая ошибка, которая в итоге сломала ее судьбу. Получалось, что конвоирам не хватало людей, и они просто схватили первую попавшуюся девушку, которая не говорила по-русски, и отправили в лагерь. Не стоит, наверное, говорить о максимальной достоверности этого сериала, это все-таки не документальное, а художественное кино. Но я думаю, что фильм получился хорошим.

– У вас роль второго плана?

– Да, но тем не менее она является одной из основных, с большим количеством экранного времени. В центре сюжета находятся две героини: жена советского авиаконструктора Ольга Павлова и оперная певица, которая попала в лагерь по доносу. Их сыграли актрисы Дарья Екамасова и Екатерина Гусева. Есть там и персонаж матери известной балерины Майи Плисецкой, которая, как известно, была одной из узниц лагеря.

– Как вам работалось с россиянами, не чувствовали снисходительного отношения?

– Нет, ни разу. Я работала на двух больших проектах и оба вспоминаю с удовольствием. Со многими людьми, с которыми я познакомилась на этих съемочных площадках, мы дружим по сей день. После «Золотой Орды», например, у нас даже остался общий чат, где мы общаемся, делимся новостями, и если я бываю в Москве, то мы встречаемся. Нас связывают теплые воспоминания.

6.jpeg

– Вернемся к нашему кино. Судя по кадрам зимней степи, которые вы выкладывали в Instagram, вы недавно были в киноэкспедиции. Что снимали? Кого играли?

– Это авторское кино, дебютная работа, которая снята на частные инвестиции. Режиссер картины пока держит проект в секрете, поэтому рассказать, к сожалению, ничего не могу. Единственное, наверное, скажу, что это были самые тяжелые съемки в моей жизни – условия на площадке были выматывающими. Мы целый месяц жили в небольшом ауле в степи и не просто работали и снимали кино, а полностью погрузились в жизнь и быт живущих там людей. Это было сложно и физически, и эмоционально. Актеру важно следить за своим душевным состоянием, ведь все его эмоции отразятся потом в кадре, поэтому для меня это было двойным ударом. Если в следующий раз мне предложат принять участие в таком проекте, я два раза подумаю. Этот опыт стал для меня хорошим уроком.

– Некоторые актеры, наоборот, любят испытывать себя таким образом на съемках, чтобы на экране все выглядело максимально достоверно…

– Это не мой случай. Сначала мы приехали в аул на неделю – делали предварительные съемки, я рубила дрова, доила коров, гоняла стадо скотины в 400 голов. Я с удовольствием погрузилась в атмосферу, но жить в таких условиях по-настоящему, тем более целый месяц, – это слишком! Я ежедневно ломала себя, через силу выходила на площадку, и, честно скажу, впервые за все время у меня появились сомнения по поводу правильности выбора профессии. Но когда я вернулась домой, восстановилась, то поняла, что это были издержки конкретно этого проекта.

– Почему же вы согласились участвовать в этом проекте? Я не видела ни одной казахстанской авторской ленты, снятой в очень комфортных условиях…

– Понимаете, когда ты соглашаешься на такого рода съемки, ты понимаешь, что с точки зрения быта там будет все очень плохо, но надеешься, что будет крутая атмосфера на площадке, что режиссер будет всех подбадривать и ты начнешь играть с удовольствием, зная, что через год поедешь на какой-нибудь фестиваль. Но этого ощущения не было. А когда и быт, и условия, и атмосфера оставляют желать лучшего, Интернета нет, а вдобавок ты еще и упускаешь предложения о работе в городе, то испытываешь сплошные страдания.

– А как же «Айка»? Наша актриса Самал Еслямова страдала не один месяц, а целых шесть лет, и смотрите, какой результат – «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля!

– Меня тоже родные подбадривали этим. Говорили: «Помни, что Леонардо Ди Каприо на съемках «Выжившего» даже ел сырую печень, зато какой результат!». Да, это обратная сторона актерской профессии, это все понятно. Но когда ты находишься там, когда тебя все раздражает и бесит, тебе не до этого.

– Но что-то же вас зацепило в проекте, раз вы поехали?

– Мне очень понравился сценарий, это заявка на серьезную экзистенциальную драму. При этом у автора есть хорошее художественное видение. Я чувствую, что у картины огромный потенциал и, возможно, большое фестивальное будущее. Поэтому, дай бог, чтобы все наши мечты сбылись, иначе все наши старания и страдания пойдут насмарку.

– Интересно, что вы типичная городская девушка, но вам часто предлагают играть жительниц аулов.

– Я тоже удивляюсь, но для меня это, наоборот, хорошо. Интересно, что этот фильм начали снимать еще в прошлом году, мы встречались с режиссером, и он сказал: «Дина, извини, но у тебя слишком городской типаж». Он утвердил другую актрису, но потом проект оказался заморожен. В этом году артистка не смогла продолжить участие в съемках, и режиссер, хоть и сомневался, утвердил меня.

– А как вы считаете, у вас есть интуиция? Правильно ли вы выбираете роли?

– Тут все зависит даже не от моей интуиции, а от возможности выбирать. Казахстанские актрисы ролями не избалованы, нам мало что предлагают, так что мы соглашаемся на все более или менее интересное. Я отказываюсь от сомнительных проектов и сериалов, но на участие в коммерческих фильмах, которые с самого начала не выглядят идеально, приходится соглашаться. Ведь я зарабатываю только актерством, и для меня это заработок.

2.jpg

– Тяжело быть актрисой в Казахстане и зарабатывать только за счет кино?

– Да, тяжело – то пусто, то густо. Но, слава Богу, когда заканчиваются деньги и твой бюджет почти исчерпан, предлагают новый проект. Очень редко, но бывает, я снимаюсь в рекламе. Очень завидую своим коллегам, у которых есть бизнес-жилка. Помимо актерства они могут зарабатывать проведением марафонов, розыгрышей и чего-то еще.

– Сколько ролей нужно сыграть за год, чтобы чувствовать себя более или менее благополучно в финансовом плане?

– Если говорить об авторских фильмах, то нужно сняться как минимум в 50 картинах, а если о коммерческих, то если принять участие в четырех-пяти проектах, чего практически не бывает, можно заработать неплохие деньги.

– На «Свадьбе.kz», в которой вы сыграли возлюбленную героя Муслима Тауекеля, нормально заработали?

– Не жалуюсь. Очень приятный был проект, работать с братьями Валерой и Максом Задарновскими – одно удовольствие. Их отношение, атмосфера на площадке, каст – все было отлично. Я не буду говорить про фильм, пусть зритель сам решает, насколько хорошим он получился. Судя по отзывам, картина понравилась публике. Лично мне кажется, что это неплохое кино на один раз, мне за него не стыдно.

7.jpg

– Самая значительная ваша работа, на мой взгляд, – это роль супруги полицейского в фильме «Саташ». Роль небольшая, но запоминающаяся. Каково было работать с режиссером Тулегеном Байтукеновым, ведь он, по большому счету, дебютант?

– Да, это его дебют в полном метре, но он хорошо разбирается в кино, и мы с ним давно знакомы, что помогало. Он волновался, было много сомнений, но, думаю, для него это был хороший старт. Наш фильм попал на фестиваль в Варшаве, который считается фестивалем класса А, и там к ленте проявили интерес. Лично мне этот фильм кажется немного странным, ведь это микс из западных вестернов, советского кино и казахстанских реалий. Но при этом картина получилась по-настоящему кинематографичной. Я очень рада, что эта роль есть в моем портфолио.

– В этой роли вам удалось уловить нечто такое, что вызывает чувства. В этом фильме одна из самых запоминающихся в казахском кино любовных сцен. Насколько сложно играть любовь в отечественных фильмах?

– Я считаю, что это классическая казахская женская роль в кино, когда женщина играет функцию: мать, жена, сестра, подруга главного героя… Я не знаю, как ответить на ваш вопрос, у меня нет рецепта, как играть любовь в казахском кино. Мне кажется, самое главное – быть честной и понимать, что ты играешь. Мы долго разговаривали с режиссером о моей героине, о том, что происходит между ней и ее мужем, и это помогло мне достроить образ и показать на экране то, что вы увидели, то, что вас зацепило.

8.jpg

– Как-то вы написали грустный пост в соцсети о том, что актерская судьба полна разочарований и унижений – вас могут утвердить после длительного кастинга, а потом внезапно снять с роли, могут переснять ваш эпизод, не предупредив и т. д. Это был крик души?

– Да, пост был написан под влиянием эмоций. Речь шла об одном проекте, на который меня утвердили заранее. За полтора месяца до начала съемок мы встречались с режиссером, разговаривали, он дал мне список фильмов и книг, которые должны были меня вдохновить, мы уже начали репетировать, я готовилась, даже постриглась. И тут случайно мой директор узнает, что фильм уже снимают с другой актрисой! Было очень неприятно, я, конечно, была разочарована, что у команды не хватило смелости даже сообщить мне о своем решении…

– Вы затаили обиду?

– Я, конечно, обиделась, но уже отошла. Я убеждена, что если какая-то конкретная роль твоя, то она от тебя не уйдет. Значит, было не суждено и, если тот режиссер предложит мне другую роль, то я соглашусь, пожалуй. Кино – это не та индустрия, где нужно обижаться, надо брать и делать, если предлагают.

– Вы писали, что один режиссер вообще переснял эпизод с вашим участием?

– Да, уже, наверное, можно сказать, что это был Нуртас Адамбаев. В его фильме «Лифт» я сыграла небольшую роль девушки героя Жандоса Айбасова. Меня утвердили, и уже на следующий день мы начали снимать – и сразу же любовную сцену! Тут надо объяснить, что мы с Жандосом давние приятели, у нас была одна компания, моя подруга, актриса Айсулу Азимбаева, одно время встречалась с ним, и в итоге мы просто зажались и не смогли ничего сыграть. Нуртас постфактум сообщил, что он решил переснять эпизод, потому что на экране не было видно никаких чувств.

– А разве приятельские отношения могут стать препятствием? Ведь мы все в казахстанском кино так или иначе знакомы друг с другом?

– Вся сложность заключалась в том, что эти сцены были одними из первых и мы просто не успели разыграться, не успели прощупать тему, почувствовать ее.

10.jpg

– Вы упомянули в разговоре своего директора. А разве у наших актеров есть директоры и агенты? Я думала, в Казахстане это не практикуется.

– У меня есть, и думаю, что эта система скоро станет привычной. Конечно, у нас довольно маленький рынок, и пока в ней нет смысла, ведь все друг друга знают и все вопросы можно решить напрямую. Это очень удобно – все вопросы по поводу гонораров, договоров, графика съемок решаются с директором, а актера волнует только творческий процесс. В той же России любые вопросы, не касающиеся роли, согласовываются именно с директором. К примеру, если не соблюдается какой-то пункт договора вроде отдельного автомобиля или вагончика для отдыха на площадке, актриса звонит директору. Тот связывается с командой и ключевыми менеджерами и уведомляет их, что, если они не предоставят обещанное, артистка не выйдет на площадку. И все вопросы тут же решаются. Это очень дисциплинирует команду. Например, как-то раз в России у меня спросили: «Дина, вы не против, если в вашу машину мы посадим еще одного актера?». Я была в шоке. Сказала: «Конечно, пожалуйста, сажайте!». Мы в Казахстане к такому не привыкли.

– Звучит как анекдот…

– Конечно, как анекдот, у нас ведь совсем другие условия. Когда зимой во время съемок на улице кипятка нет на площадке или когда бегаешь за километр в уличный туалет, перестаешь чувствовать себя артистом...

– Ох, Дина, разбалуют вас в России…

– Это не баловство, а нормальный процесс. Я недавно разговаривала с ребятами, которые работали администраторами на одном проекте. Они жаловались, что одна российская актриса заявила, что не пойдет в уличный туалет в ауле, и потребовала предоставить ей биотуалет. Все сказали: «Вот она звезданутая!». А ведь это ее полное право, оговоренное, между прочим, в договоре.

– Комфортные условия все любят, но так ли это важно?

– Важно, потому что хороший отдых – это залог хорошего психоэмоционального состояния актера. Если ты не задействован на площадке и твоя следующая сцена начнется через несколько часов, тебе может понадобиться где-то уединиться. А без вагончика ты ходишь как неприкаянный, внимание рассеивается, теряешь концентрацию, и в итоге все это отражается на роли.

9.jpeg

– Но, если уж совсем начистоту, я понимаю, когда речь идет о комфортных условиях для актеров высочайшего класса. А у нас хоть и много талантливых ребят, но не все до этого уровня еще доросли.

– Конечно, такие условия и в России предоставляются не всем. Например, на съемках «АЛЖИРа» у меня не было отдельного вагончика, я жила вместе с Наталией Аринбасаровой и Ольгой Лапшиной и была очень довольна этим соседством.

– В завершение задам вопрос на самую модную сегодня тему – о харассменте. С вами такое случалось?

– Харассмент? Нет, слава богу, не сталкивалась. Мне кажется, у нас это невозможно, во всяком случае меня грязно никто не домогался. Да вы переберите наших режиссеров! Кто из них похож на человека, который ради роли будет принуждать кого-то к постели? Может, с молоденькими, неопытными девочками такое и случалось, но тоже вряд ли. В казахстанском кино, слава Богу, больше ценятся профессионализм и актерские данные.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале